Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

«Теперь важен не объем талии, а пропускная способность»

Эта замечательная цитата – из книги Томаса Фридмена «Lexus и олива», посвященной воспеванию выгод глобализации. Книга огромного объема, что является существенным недостатком – написана она журналистом и представляет собой популярное введение в проблемы глобального мира. В таковом – популярном – качестве она вполне пригодна – автор пишет живо, с множеством примеров (например, я узнал, что в Гондурасе не хватает презервативов, и оттого происходит взрывной рост населения), но объем книги как-то не вяжется со скромной ролью краткого введения. На серьезное исследование книга не тянет – слишком поверхностно и местами нечестно.
Содержание книги почти полностью исчерпывается присказкой «выше, дальше, скорее» - и веселым зубоскальством по поводу тех, кто не успевает. Если люди мрут – что ж, надо было вовремя учиться, если страны разоряются из-за спекуляций – что ж, следовало не беспокоить вкладчиков. Конечно, в огромной книге нашлось место и сожалению по поводу исчезновения местных культур, и экологическим проблемам – но всегда с глубокой верой в торжество экономического мышления. Надо «просто» сделать «экологию» выгодной, утверждает Том. Вот, скажем, Форд спонсирует акции по спасению ягуаров – чтобы держать брэнд своего автомобиля. И отлично, надо и другие виды прицепить к модным брэндам. О том, откуда вообще берется вся эта «экономика» - о том, кто делает культуру, в которой возможны высокие технологии - автор просто не способен задуматься. У него, опять же, все просто - все бегут как можно быстрее, соревнуясь в обслуживании растущих потребностей - и это есть хорошо.
Позиция оптимистическая и задорная, - к сожалению, автору не хватает последовательности, и он не способен увидеть внутренних противоречий глобальной экономики, ее связи с иными областями жизни человека. Речь не о том, что внутренние противоречия обязаны привести глобальную экономику к гибели – вовсе нет, но именно они определяют пути, по которым эта система развивается. Поскольку автор этих проблем не видит, то и саму глобальную экономику он толкует крайне упрощенно. Например, для него не существует проблемы соотношения объема финансовых сделок и сделок с реальными товарами, увеличивающейся монетаризации экономики и проч. Он свято уверен, что если фирма, торгующая в сети виртуальными открытками, вытесняет с рынка фирму, производящую сыр, - то это всегда на благо. Если нет денег на сыр – напиши другу открытку об этом.
Впрочем, хватит о Фридмене. Исходя из своего опыта, я, пожалуй, не рекомендовал бы другим тратить деньги и время на эту книгу. Но – по желанию.

Раньше я говорил, что меня интересует здравый взгляд на позитивный смысл глобализации, удаленный от плоскости, в которой противостоят друг другу вопль о падении культуры с суверенитетом и Песнь «Больше Хороших Товаров Самого Лучшего Качества По Сниженным Ценам».
Смысл глобализации можно попытаться – в очень общей форме, «быстро и грязно» – высказать так. В истории бывают эпохи, когда облегчаются контакты разных стран, регионов, культур. Эти эпохи отличаются от обычных ритмов строительства империй, религиозных завоеваний и проч. Отличается «глобалистская» эпоха именно отсутствием сильных связей с религиозными импульсами, с государственным ростом. Предшествующая нашей эпоха была временем Александра Великого.
В такую эпоху облегчается возможность понимания между людьми, относящимися к разным традициям и культурам. Идеи могут свободнее проникать из Мира в Мир. Можно сказать об этом и так: если в «обычной» истории объединение людей достигается внеличными силами, то в «глобальные» эпохи сила личного разума и понимания может вмешиваться в ход исторических событий. Я считаю само собой разумеющимся то, что эти высказывания не означают, что в глобальные эпохи «все хорошо», не действуют никакие неприятные тенденции и проч. Речь не о самовозникающем рае на Земле, а о появляющихся возможностях разумного взаимодействия людей, до этого разделенных столь сильными барьерами традиций, что диалог был крайне затруднен.
Это представление о смысле глобальных эпох позволяет понять, что вопросы экономики в глобальном мире являются лишь эпифеноменом, тем, что примешивается – исходя из «здесь и сейчас» - к смыслу эпохи. Современные экономические эффекты глобализации столь же важны, как государственные, имперские устремления эпохи Александра. Македонская империя казалась современникам важнейшим событием, а потомки говорят об эллинистической культуре.
Конечно, об этом можно сказать много больше, - но стоит ли?

Цитата из книги Фридмена означает – по его мысли – тот факт, что производство реальных товаров уступает электронной коммерции, что мощь страны определяется теперь не тоннам выплавленной стали, а пропускной способностью каналов связи в данной стране, отнесенной к ее населению. Мысль нехитрая, но образ для ее выражения автор подобрал, конечно, яркий. Теперь антиглобалисты и глобалисты могут размежеваться – одни предпочтут реальный полновесный объем, а другие – скоростную пропускающую способность. И даже можно представить себе «глобальную» и «локальную» Мисс Мира.
Tags: economics, sociology2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments