Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Paracelsus: an introduction to philosophical medicine in the era of the Renaissance

Walter Pagel. Karger Publishers, 1982.
Обычно историю новой медицины и биологии начинают с Гарвея. Но раньше был Ван Гельмонт, который установил химический взгляд в биологии и медицине. Оба – Гарвей и Гельмонт – совмещали мастерство количественных исследований с философскими озарениями, которые руководили их научными исследованиями.
Ван Гельмонт следовал работам Парацельса, впоследствии забытого. Парацельса используют как источник блестящих афоризмов.
Стоит среди таких равных ему по рангу фигур, как Везалий, Коперник, Агрикола. С другой стороны – репутация мистика.
Сын врача Вильгельма фон Гогенгейма, из фамилии Banbasts or Bombasts. “bombastic” = высокопарно выражающийся, или хвастающийся. Это очень старая и благородная швабская фамилия, из Гогенгейма близ Штутгарта.
Дедушка со стороны отца George Bombast von Hohenheim. Он известен как князь ордена св. Иоанна. Путешествовал в Палестину. Отец Парацельса был внебрачным сыном этого. Учитель – аббат из Спонгейма, Iohannus Tritemius of Sponheim. Это каббалистическая традиция, в которой работали Луллий, Рейхлин, Агриппа, Бруно, Альстедус, Лейбниц. Все многочисленные влияния в его творениях от Луллиевской традиции инспирированы Тритемиусом.
П. знал латынь, но не был логиком, оратором, юристом, гуманистом. Школа шахтеров, горных мастеров в Гутенберге - принадлежащей Фуггерам – поле для многих опытов и работ. Бродяий студент-школяр. Посетил разные немецкие, итальянские, французские и испанские университеты. 1513-1516 в Ферраре, учился вместе с Wolfgang Thalhauser, потом городским врачом в Аугсбурге; и Christoph Clauser, городским врачом Цюриха. Вероятно, слушал Леониценуса. Учился у Johannes Manardus 1462-1536, в Ферраре астрология и медицина. П. был военным хирургом на венецианской службе в 1522. Кажется, врачебной степени не получил, то есть формально университет в Ферраре не закончил.
О разделении врачей и хирургов. Медицина становилась теоретической, хирургия – ремесленной. П. восстал.
Армейским хирургом был много где – Нидерланды, Рим, Неаполь, Венеция, Дания, Латвия, Венгрия, Далмация, Хорватия, Англия, Германия. В общем, обычная его работа.
Можно прочитать его жизнь как свидетельство неуравновешенного и неуживчивого характера. Или – яростного бродячего проповедника. Или – ученого-путешественника. Наверное, всё вместе, и многое другое. Например, рассказывается, что он поссорился с Фуггерами – те завозили из Ю. Америки гуаяковое дерево как лекарство от сифилиса. Имели огромные доходы – древесину продать по щепочке как лекарство… Парацельс разоблачил: средство не помогает. Опубликовал специальную книгу, где говорил о ненужности дорогого лекарства из гуаякового дерева и предлагал свои ртутьсодержащие препараты. Был изгнан из города. А руки у Фуггеров были очень длинные, и бедный бродячий медикус, который умудрился с ними поссориться, имел много приключений. Это – всего лишь «еще одно» прочтение, наряду с прочими. Это было в 1529, в Нюрнберге.
Хотя и торжественного сжигания тома Авиценны, его «Канона» по академической медицине – уже достаточно, чтобы возбудить крайнюю неприязнь в широких кругах профессоров медицины.
После Нюрнберга наступил его период «paramirum», вершина его литературной активности.
Потом уехал в горы, в край шахт Hall, Schwaz. Описал болезни горняков.

Пагель начинает описывать содержание сверхчувственных воззрений П. Делает это так: трава, ее свойства, излечивающие болезнь. Натуралист для полного познания травы должен «подслушать» внутренний механизм травы. Нечто внутри натуралиста – его микрокосмическое целое – соответствует частям растения и должно, посредством симпатической магии, уподобляясь и чувствуя внутри себя части растения, стать единым с этим растением. Тогда натуралист получит знание о натуральном объекте – это будет интуитивное и истинное знание. Эта «наука» идентична с «наукой» внутреннего растения, то же самое, что «учит» грушевое дерево производить грушу.
Это совершенно иная «наука», чем можно прочесть в книгах или узнать из логической дедукции. Это ближе к экспериментальному исследованию, оценке, опробыванию природы. Это находится в глубоком противоречии с силами разума, и потому вызывает скептицизм.
Что новое у Парацельса – не концепция микрокосма или ощущение единства с природой – этого было предостаточно в неолплатонизме, - а содержательное соединение этих понятий с широким основанием исследовательской системы «соотношений» в натуральной философии и медицине. То есть адаптация этих воззрений к эмпирицизму и экспериментализму. Из идей П. выросли плодотворные исследования Ван Гельмонта. Это публиковалось в 1648 г., через век после смерти П. (1541).
Ятрохимия П. подразумевает принятие целой объяснительной системы. Во-первых, подразумевает его психологические особенности, включая обиды и страсть к путешествиям, и тоску по отцовскому дому, и опыт работы с болезнями шахтеров. Кроме того, есть сквозные идеи – гомеопатические и изопатические представления и доктрина сигнатур. Но П. не ученый в современном смысле. Наука обращает внимание на различия, а не сходства, настаивает на выяснении дедуктивном, количественном и измеримом. Пагель считает, что случай П. показывает возникновение барьера между мистицизмом и наукой, который их разделяет и в то же время обеспечивает важные инспирации.
Подход Парацельса к природе.
Парацельс был первым и выдающимся натуралистом.
Опыт – результат путешествий с открытыми глазами, Erfahrung. Знание есть опыт Erfahrung experientia. Это не experiment, который не существенный, акцидентальный, должен быть еще интегрирован с теорией, чтобы что-то значить. Scientia есть сила настоящего? Наличная сила? Virtue present в объектах природы. Experientia есть философское понимании способа, которым природные объекты выполняют себя. То «знание» является правильным, используя которое объект может реализовать свои специфические цели. Единство с объектом как необходимая цель натуралиста, философа, врача. П. называл Scientia функции органов в организме. Например, во время пищеварения желудок следует своей scientia. «Знание человека приходит из большого мира, не изнутри человека» П. Opus Paramirum. Человеческий разум хочет построить «антропоморфное» объяснение, что уводит от реальности. Реальность П. распознает по «соответствию с тем, что делает человека целым, из чего он производит знание о мире и, следовательно – себя; эти две вещи – на деле одна, а не две. Это позволяет оценивать опыт». П. «Человек мера всех вещей», в нем соединены все части большого мира. Опытность experience натуралиста и врача целиком состоит во вчувствовании в действия частей объекта, которые находятся как бы внутри него и вслушивании в эти внутренние движения. Это невозможно вне способности идентифицировать себя с объектом. Следовательно, врачом надо родиться и быть призванным к профессии. Истинное знание объектов приходит к врачу вместе с знакомством с элементарными силами – сильфами, нимфами (водными), лемурами (воздушными) и гномами.

Человек находится в двух мирах – видимом и невидимом, элементальном и небесном. Человек как целое есть пятая сущность. Отношение между небесами и человеком – небеса создают «портрет» или «модель», добрые или злые поступки человека отражаются в небесах, создавая образ, как в зеркале. Небеса являются прелюдией человека. Там представлены его работы, поведение и особенности жизни, но скорее как призвание, чем как причина. Представления об астральном плане и влиянии звезд не могут быть «сокращены», они играют в доктрине П. важную роль, это «работающие» понятия, а не словесные украшения. При этом П. находился в оппозиции к традиционной астрологии, предпринял героические усилия, указывая на прямую связь, причинные воздействия «звезд» на поведение и здоровье. Пытался отказаться от разговора об общих причинах, идущих от звезд, и перейти к частным и конкретным причинам индивидуальных изменений и феноменов, звезды влияют на ход внутренних химических процессов в теле.

Концепция времени – аристотелевское, качественное, зависящее от изменения тел, а не объективированное. Для организма – метафора: организм есть песочные часы. 7 основных органов и 7 планет, отражение великих циклов в микрокосме. У каждого индивида «собственное» время. Время как функциональный ритм, объединяющий частные ритмы органов. Объединяющий – и независимый от звезд, в том смысле, что не совпадает ни с одним звездным циклом. Отсюда: кризис в болезни может не совпадать с циклом заболевшего органа и т.п., определяется ритмами всего организма. Отсюда концепция «биологического времени», у каждого органического процесса собственные «часы». Надо учитывать разную и специфичную скорость биологических процессов каждого органа. Общий цикл организма определяется гармонией и корреляцией времен основных органов. «Время не идет одним путем, но движется многими тысячами дорог. Если вы видите в какой-то год, что вокруг повсюду цветет тимьян, значит, осенью повсюду будут цвести крокусы» П. Один час способен подразделяться на сотни тысяч отдельностей (minutes»). Каждый из этих «мигов» имеет собственную силу. Есть время совершенное для посева и совершенное для роста, для цветения и плодоношения. Существует не один год, но множество годов – для розы год занимает не более половины лета, а можжевельник размножается раз в три года.
П. обвиняли в арианстве – века после смерти ходила такая слава, по поводу его теологических взглядов.
Элементы земля вода воздух огонь называются у П. Matrices=утробы.
Имеется: 1) несколько архетипов качеств 2) духовные силы, направляющие тело согласно этим качествам 3) эмпирические объекты в природе. Это ртуть, сера, соль. Видимые элементы вщзаимодействуют согласно соотношению невидимых сил, Archai – так называются качества теплоты, холода, влажности и сухости. Это невидимые и исходные «элементы» - от них отличаются элементы видимые, изменяемые

Говоря о металлах и пр. у П., Пагель говорит, что это зачаток биохимии, П. пытался описать металлы и др. химические субстанции в биологических терминах. Некий «гилозоизм», всеобщая одушевленность. Семена металлов. Семенной принцип – все объекты выделяют нечто вроде семян. Из этого состоит материя – в материи есть семена, разных «элементов» и «химических веществ» - например, металлов. Эти Semina тесно связан с Архаями.
То есть фразеология у П. – алхимическая. Теологическая, астрологическая и т.п. Но при выяснении оказывается, что в каждом случае он существенно обновил самое содержание концепций – его алхимия неклассична, его астрология еретична и т.п. Он пытался приспособить наличный терминологический аппарат к своим задачам и высказать то, что считал важным. Так что неверно было бы уверенно считать, что он «алхимик» или «астролог» - не более верно, чем без оговорок называть его «ученым».
«Многие тысячи видов воды в элементе аква» П. Вода не просто холодная и влажная, как говорили древние. Вода еще бывает и многих сотен видов холода, как и влажности. Вода отличается не «степенями» уровнями холода, а его видами. И всё это относится к элементу воды. Иные воды камневидны, кристалличны. Другие воды преобразуются в древесные, растительноподобные формы. Иные воды подобны плоти у водных животных. Далее о человекоподобных элементах воздуха и воды, которые иногда атакуют людей.

Следовательно объекты не состоят из 4 элементов, но только из одного. Элемент – не то, что является нашим чувствам. Реальный элемент подобен душе, живущей в теле – тому, что открывается нашим чувствам. То есть нет конъюнкции элементов, служащих причиной формы объектов. Mysterium = материя объекта является простой, а не композицией элементов. Mysterium создает нечто отличное от себя и даже противоположное себе. (это т.н. Divertallum)
Травы с противоположным эффектом – как flammula и мандрагора – происходят от одной матери-земли. То есть взгляд, выделяющий травы как отдельный объект, рассматривает их как совершенно разные, но П. не мыслит себе объектов вне экологии – пчелы принадлежат к цветам, травы принадлежат к земле. При изучении объектов мы должны задавать вопросы о их «матери», материи, из чего они растут – а не об их сложном строении и качествах.

Хотя реальность Элемента не материальна, а динамична и функциональна, оценка, которая определяет элементарное происхождение и природу объектов – является функцией. (П. строил понятийную систему динамическую, на основе процессов и функций – и так переформулировал стационарные понятия предшествующих ему словарей. Почти любой термин у него – не нечто пребывающее, а – функция, процесс, динамика с особой формой.). Все, что показывает активный рост, происходит из огня. Все, что твердо, фиксировано – из земли. Всё питающее из воздуха. Всё пожирающее из воды.
Формирование тела сравнимо с конденсацией из невидимого. Spiritus fumosus – из духовного дыма. Это не целиком конвертируется в тело, что осталось – создает душу. Каждый объект представляет собой коагулированный дым, но каждый состоит из своего собственного дыма, специфического. Пищеварение есть реконверсия дыма.

Сера, ртуть и соль не просто в разной доле в каждом объекте, но и в разном качестве. То есть элементы П. не сопоставимы не только с объектами современной химии (ртуть – это не Гидраргирум), но и с объектами древней алхимии. В каждом объекте своя сера, своя ртуть и своя соль. То есть в системе П. дуализм между индивидуальной специфичностью всех объектов и их единством. В рамках поставленной задачи П. то разворачивает свои понятия в сторону специфичности, то объединяет, переходя к единству.
Даже концепция архея у П. обладает чертами индивидуальной специфичности. По П., Бог создает вещи из «первой», но не конечной материи. Мир – процесс развития и совершенствования вещей развития от стадии первой материи к конечной материи. Этот этап работы по созданию конечной материи П. называет Вулканом. Вулкан визуализован как сила, присущая элементам – небеса, земля, вода и огонь. Iliaster – резервуар для сил развития и роста, сохранения естественных продуктов. Это общий резервуар строительных материалов. Из него исходят потенциальный человек, потенциальное дерево и др. потенциальные твари. Это создания без индивидуальной жизни. Потому Вулкану необходимо добавить нечто резервуар - способность разделения индивидуальной жизни среди общей. Вулкан содержит материал одного вида и из него могут быть отштампованы объекты во множестве, все индивидуальные.
Принцип сиецифичности – Аrcheus, также называемый Ares. Архей сродни Вулкану, они отличаются как разные сущности entities. (Вулкан – план строения) Архей – это сила, вычеканивающая объект из диффузной массы первоматерии и направляющий объект на путь к конечной материи, т.е. к совершенству в соответствии с его специфичностью. Археус есть Вулкан, оперирующий внутри объектов, внутренний вулкан.
Архей у человека обычно идентифицируется с принципом, местоположение которого – желудок, который разделяет пищу для органов из общей массы, поступающей изо рта. В биологической философии П. положение желудка – чрезвычайно важно. Место. Где внешняя материя начинает преобразовываться во внутреннюю. Желудочный Архей определяет качество мочи, одного из основных диагностических способов.
Дифференциация археев согласно окружению. Например, камни, отлагающиеся в воде, производятся археем воды. Происходит это долго, но может быть воспроизведено в лаборатории. П. говорил. Что архей разделяется на части, соответствующие частям объекта. Эта идея потом развита Ван Гельмонтом. Потом Лейбниц развил подобный взгляд в Монадологии. Не только видимые объекты, но каждая из их мельчайших частей имеют определенную степень специфичности. Кроме того П. говорит, что каждый орган также в некоторой сфере влияет на все другие органы. Так органы определенным образом создают констелляцию в разных центрах и в едином центре (главном архее организма). Например, сердце управляет такой констелляцией органов.
Взаимодействие между органами и объектами внешнего мира – например, когда мы говорим о лекарствах – обеспечивается взаимодействием археев и частей археев. Каждый из 4 элементов имеет архей, и каждый подразделен на множество археев, на части, соответствующие какому-то органу человеческого тела. Врач должен различать чистые и загрязненные влияния археев, внешние книги и галенистские кчества и степени не помогут тут, врач приходит к постижению архея путем инспирации. Для этого он должен понимать внутренний механизм действия болезнетворного агента. Врач должен проникнуть в этот странный мир, в больной орган. Действия врача основаны на глубоком интуитивном понимании, это совершенно не похоже на действия, являющиеся результатом математического расчета, который переходит от одного фактора к другому и выводит баланс.

Илиастер – не сама материя, но скорее материальный принцип, принцип способности материи к росту, жизни к развитию и существованию. Это сила, несущая активность, жизнь и рост. Но это не индивидуализирующая сила, которая конвертирует материю в индивидуальный объект. Это концепт подобен понятия первой материи в средневековом пантеизме, но П. использует понятие первой материи необычно. В смысле Илиастер.
Все объекты природы развиваются из первой через промежуточную к последней стадии. Последняя – это совершенство, или аристотелевская энтелехия объекта. Это трансмутация алхимии – алхимик может переводить вещи в их конечную совершенную стадию. «Алхимия есть искусство разделять то, что может быть использовано, от того, что не трансформируется в последнюю материю или сущность».
Сепарация антагонична креации. Мир был прост, един и гомогенен – и он падает, усложняется, ухудшается. Индивидуализация и специализация есть проявления падения мира и человека. Каждая болезнь – отдельная вещь. Вместе с ее причиной – ядом, астральным влиянием, велением Бога или неправильной имагинацией. Сумма всех деструктивных процессов в индивидуальном организме называется Cagastrum. Эта идея уже существовала у гностиков и в традиционной алхимии. А через век после П. это было известно как liquor Alcahest Ван Гельмонта.
Генерация – универсальный процесс порождения органического и неорганического. Твердь – отец, элементы – мать, производят семена. Генерация – основа гниения. Все живые умирают в гниении, и из гниющего возникает новая жизнь. Цвета служат признаком гниения. То есть противоположность генерации и гниения сейчас называют процессами ассимиляции и диссимиляции.
Спонтанное происхождение – животные из травы, работа гниения. Все они ядовиты – змеи, жабы, василиски… перечисление всех насекомых. Эти животные не имеют родителей. Происходят из дурных имагинаций с помощью гниения.
Генерация – самые разные процессы, даже пищеварение есть вид генерации. Это восходит к Аристотелю и проявляется еще у Гарвея, выученика аристотелианства.

Жизнь у П. есть способность и функция. Воздух дает всем вещам жизнь. Все вещи живы – одни жизнью явной, другие – скрытой. Жизнь или дух – есть сила или способность. Мир тел есть слепок мирового духа. Жизнь есть невидимый огонь, воздух, заключенный в теле. В отношении метаболических процессов жизнь подобна «ферменту, который делает дыхание и пищеварение в теле». Животная жизнь локализована в сердце. Сердце занимает положение Земли в большом мире.
Человек имеет элементарное и супер-элементарное тела. Через астральное тело человек взаимодействует с супер-элементарным миром звезд. Человек производит информацию о внешнем мире через взаимодействие между ним и астральным телом. Через астральный мир люди могут предсказывать изменения условий. Например, изменения погоды. Замечают вещи в их единстве прошлого, настоящего и будущего. (У П. наблюдения и замечания об экологии. Перелеты птиц и т.п.). Невидимое астральное тело не бессмертно. Оно исчезает вслед за телом – в отличие от бессмертного духа.

Антропоцентризм, как это обычно в ренессансе. Концентрация всех духов и материй неба и земли в человеке – микрокосм. Роль имагинаций – от них происходят силы человека. Видимое и невидимое тело человека, невидимое обладает большей силой. Распознается по его эффектам, действиям. Имагинация – небесная сила, способна поднять человека и соединить его с космической материей. Имагинация = вера; вера – оружие, которое необходимо использовать.
Концепция семян разных вещей, находящихся в человеческом теле. Могут выходить и порождать болезни, могу выходить из носа – или другим образом. Пример болезни, так распространяющейся – холера. Начинается с имагинации, дальше появляются семена холеры, распространяются… П.: «Фантазия – мать семян». Имагинация переводит жизненные флюиды в активные семена.
Медицина.

Слава Парацельса основана на развитии химической терапии. Парацельсианец Adam of Bodenstein 1528-1577. После смерти П. к нему привлекало сторонников вера в его описание мира – и сознание слабостей тогдашней медицины. Были и критики. П. использовал вместо привычных галенистам трав – мышьяк, ртуть, сурьму. В конце концов это противостояние привело к возникновению гомеопатии. Многие средства П. используются – и перечисленные металлы тоже. Использовал особые методы детоксикации опасных химических компонентов. Изучая его Philosophy of disease. Находим прочную платформу терапевтических знаний. Галенисты верили в баланс жидкостей, назначали их по конституции пациента, его индивидуальной смеси жидкостей. Травы разжижали или сгущали определенные жидкости. Философские основания гуморализма лежали в идеях досократовских мыслителей. П. разрушил древние гуморальные идеи и исходящие из них представления о болезнях. Он считал, что четыре жидкости и их сочетания не объясняют все разнообразие болезней. Считал, что болезни входят в человеческое тело снаружи и потому направил медицину на поиски внешних причин. Его «три составные части» использовались иначе – он не уставал подчеркивать индивидуальность в разных условиях. Например, некоторые грибы могут расти на земле – и это отличает их от грибов, растущих в воде; мышьяк как минеральный продукт, найденный в воде, отличается от мышьяка, выделенного из земли. То есть фундаментальные биологические материалы (сера, ртуть, соль) отмечены влиянием и функцией материи (земля, вода, воздух, огонь), в которой они развиваются. Все это представлялось ему чрезвычайно изменчивым, так что рассмотренное в разных целях и случаях могло быть чрезвычайно сходным и даже идентичным. Поэтому такие объекты не заслуживали индивидуальных имен и не представлялись «видами» в современном смысле, они не заслуживали фиксированного имени. Это соответствовало мнению П., что каждая болезнь является особенными «видом», как и множество других объектов природы.

Сумма всех видов, которые могут быть сгенерированы из исходных материалов (сера, ртуть, соль) – называется Iliadus. Каждый из этих «матриц" имеет собственный илиадус. То есть имеется земли, воды и т.п. И далее илиадусы есть у всех «сущностей». Есть илиадус человека. Это манифестация всего невидимого в болезни. Это процесс, который выносит на поверхность минералы, которые в нормальной ситуации полностью интегрированы в теле и невидимы. Каждая болезнь в виде своего илиадуса дает особенный «цвет», который соответствует минералу, развившемуся в земле. И П. ставит каждой болезни в соответствие определенный минерал, вещество. Как анализ: проведя такой процесс, можно увидеть некое вещество, показывающее, что за болезнь имеется в теле. И каждый недуг определенным образом проявляется в составе элементов: «Возьмем облысение. Она соответствует коровому элементу в земле, ржавчине в воде, пыли в воздухе и светоносности в огне». Так болезнь формирует «вид». Эти различные материалы компонуют болезнь. Дает такие сравнительные анализы нескольких болезней. Напр., рожа и рак отличаются – соотв., купорос и «colcothar» - купорос после дистилляции, то есть болезни отличаются по их химической конституции. Для П. вид болезни – реальная субстанция, которая хорошо определяется своей химической композицией. Здоровье – это илиадус, который не плодоносит, не цветет – цветение илиадуса – это болезни. И эти композиции могут быть причинами болезней – говорится об отравлении металлами. Напр., золото может быть причиной болзени. То есть болезнь идентична с соотв. минералом или металлом. Если болезнь встречается только в определенном месте – такая болезнь называется эндемичной.
Антиматериалистическое направление. П. полностью сознает важность материи. Это выражается в его представлениях о химии. Но он хотел найти в материи и выяснить химическими методами «способности», скрытые в разных композициях элементов. Это позволяет бороться с болезнями. Новые химические интерпретации П. кажутся выражением патологий в терминах химических изменений. Главный интерес П. однако не в соли как химическом веществе, но условиях ее образования при болезни.
Болезни различаются согласно взаимодействиям первопринципов (сера, ртуть…) и элементов. Формируются разные виды объектов. По П., химические вещества, взаимодействуя, создают те изменения жидкостей тела, которые древние считали элементарными. Ко времени П. традиция медицины, с которой он схватился, насчитывала больше 2000 лет.
Изобретение П. – локализм, локализация болезней, по их эффектам, анатомическим изменениям и т.п. Классификация болезней по локализации. Как всегда при смене медицинской парадигмы, некоторые болезни целиком стали считаться ошибочными. Соотв. диагнозы относились к другим болезням. Например, древнейшей болезнью, плодом концепции гуморальной медицины, является катар. Парацельсианская медицина восстала против этой болезни и в ней такие диагнозы не ставились.
Скажем, избыток соли в теле – причина язв. Но существуют разные виды солей и каждый образует специфические язвы. Язвы являются точной диагностикой и химической реакцией тела на определенную соль. Так за каждой болезнью следуют ее химические проявления, химический портрет – из минеральных элементов. Тогда патология есть anatomia elementata.
Микрокосмическая теория и органическая патология

Органы под влиянием звезд определяют течение жизни. Внимание должно уделяться не жидкостям. Если плохо работает печень, надо работать с печенью, если голова – заниматься головой. Онтологический взгляд на болезнь: она не «ничто», а «что-то», она проявляется через человечество, как минералы проявляются через землю. «Анатомия дает каждому индивиду его особенную болезнь». П. То есть чтобы заниматься медициной, надо изучить анатомию болезни – в большей степени, чем анатомию тела. Это и есть сигнатуры, в которых проявляется болезнь тела.

П. верил в спонтанное зарождение, у него это убеждение работало в связи с теорией распространения болезней. Он не знал вирусов и бактерий; он видел распространение и заражение – и предположил. Что у каждой болезни есть свое специфическое выделение. Несущее болезнетворные семена, это выделение гниет и образует какой-то вид насекомых, беспозвоночных, носителей соответствующего яда, и эти существа разносят болезнь. Жуки получаются из гниющих фекалий, черви из воды. Есть особые ветви жуков, которые образуются из гниющей древесины. Навоз, смешанный с мочой, порождает солитеров. (У П. получалась неплохая экология разных групп беспозвоночных – если основываться только на том, что можно разглядеть без микроскопа).
У болезни есть своя анатомия, у нее много компонентов, она воздействует на разные органы тела. Каждая болезнь – комбинация многих частей, у каждой части своя функция, но вместе они создают единый функциональный синдром.
Происхождение всех болезней есть Oportet. Внутри человека единство множества частей и органов, пораженных болезнью, есть опортет. Совокупность симптомов. Синдром.

«Болезни растут в человеке, как трава или кусты растут на земле». П. Потом они выделяются в воздух, в атмосферу, их семена носятся там как инфекция. Так передаются астральные яды. Для П. воздух – среда нормальной жизни и проводник «астральных ядов», инфекций. Тут важно подчеркнуть, что П. полагал причинами болезней яды, реальные объекты, с которыми можно манипулировать – вместо смесей. Гуморальных балансных причин. Болезни, выделяемые древними, по большей части были «не-специфическими», это были «болезненные преходящие состояния», а не «индивидуальные» болезни. Болезни интерпретирвоались в терминах гуморального баланса.

У П. была высока доля болезней, которые он считал – паразитической природы. Это вытекало из его более общих взглядов, то есть многие болезни. Которые мы считаем вирусными или бактериальными, отделяя от паразитических (глистов и т.п.) – т.е. мы разделяем на микро- и макроорганизмы, он же не знал о микроорганизмах и тем не менее относил соответствующие болезни к вызванным особыми живыми существами. П. считал. что терапия должна быть не симптоматической. А этиологической. Древняя медицина была скорее симптоматической – избавляла от совокупности симптомов. П. полагал. Что надо лечить существо болезни.
Защита следует за изучением взаимодействия человека и причины болезней. Врач изучает древесину, камни, травы и пр. и распознает их «виды» внутри человека, влияющие на здоровье и болезнь. Человеческое тело предстает как мозаика разных видов потенциальных болезней, имеющих корреляции во внешнем мире. Каждый орган и каждая трава находятся под влиянием собственного сочетания планет и особенной планеты (astrum). Этот цикл соответствий замкнут. Имеются звезды в небесах, минералы и травы в большом мире – и анатомия, нормальная и патологическая, в малом мире человека. Травы распадаются на семь «видов» - согласно семи видам Astrum. Таково же семичленное деление тела. Далее по органам – солнце сердце, луна мозг, селезенка Сатурн и пр.

Фармация. Древняя галенистская фармация была основана на смешении элементов. Фармация П. – на сепарации. Он развивал идею об изоляции специфических способностей («арканум») – которые приводили к специфическим действиям для одной или нескольких болезней. Фармация становилась химической, научной процедурой, а не фиктивной системой «качеств», степеней и жидкостей. Медицине необходим «экстракт, а не смесь» П. Был убежден, что каждый природный объект является лекарством с одной (немногими) способностями к излечению. От одной (немногих) болезней. Мысль о специфических лекарственных средствах – то есть, по сути, разработал понятие лекарства в современном его понимании – не как нечто помогающее (хоть и плацебо), а специальное средство, исправляющее данное заболевание. Между арканумом и болезнью идет взаимодействие, разрешающееся в специфическом средстве. Но не годятся «общие» средства вроде тепла иди холода, влажности или сухости, применяемые в традиционной медицине. «Арканум есть здоровье, а болезнь есть противоположное здоровью. Они исключают друг друга» П.
Яд как защита – сильная защита, когда используется в нелетальных дозах. Любая способность, качество, сущность и т.п. должны соотноситься с серой, ртутью, солью. Специфичность: защита и болезнь подходят друг к другу как ключ к замку. Из этой специфичности следует, что древний принцип «противоположное излечивает противоположное» - неверен. Верен иной принцип – «подобное лечится подобным». Скажем, раку соответствует мышьяк в большом мире. Яд действует на яд. Минералы могут служить причинами болезней – и лекарствами от них. Гомеопатический принцип как последовательная анатомия арканума. Специфичность арканума заложена в его структуре, в анатомии.

Гомеопатический принцип проявляется: 1) в специфичности арканума, который проявляется в химической структуре, а не в качествах; 2) в специфичности болезни и определяющей ее специфической химической причине; 3) симпатическом и магнетическом влечении между причиной и защитой; 4) параллелизме между организмом и внешним миром.
Доктрина сигнатур основана на морфологическом принципе: у растения проявляются его свойства (лечебные) в определенных конфигурациях, формах или цвете листьев, или цветков, или корней и т.п. То есть по форме можно понять действие растения в организме. Добавлялось и более сильное утверждение о каком-то сходстве – например, некая часть растения похожа на определенный орган человека. Здесь нет противоречия меж морфологическим принципом и теорией квинтэссенции (что лечит некий экстракт из минерала или растения без проявления в форме, только благодаря химическим свойствам). Это просто разные теории. Они не имеют повсеместной применимости. Можно сказать, что некая природная вещь – трава или минерал – служат лекарством от специфической болезни, что проявляется либо в их химическом строении, либо в форме, либо в том и другом вместе.
Связь между болезнями и звездами – особенно сильная в ментальных заболеваниях. Можно выделить различные духовные составляющие и их влияние на низшие животные инстинкты. Каждая звезда связана с определенным животным – точнее, группой животных, с определенными характеристиками эмоционального поведения, соответствующего некой одной страсти в человеке. В человеке побеждает некая «животная натура». Врач должен изучать отклонения у пациентов – главенствующие страсти. Из этого исходит психология Парацельса. Планетная психология – семь типов психики, семь главенствующих отклонений и страстей. Для излечения следует идти за Христом – любить своих ближних. Врач должен помочь избавиться от сковывающих страстей.
П. верит в современные ему верования в ведьм и демонические влияния. П. представляет смешение наблюдений и размышлений, частично противоречивых и фантастичных, но для своего времени прогрессивных. Он отстаивал психологические методы лечения психических заболеваний, хотя также рекомендовал и шок-терапию. Но также сон и успокоение.

Человек – то, что он ест. Желудок отделяет то, что полезно для тела, и оставляет остатки – это называется stercus. У каждого органа есть полезное ему и собственный stercus. Но есть и общий stercus всего организма. Желудком называет по сути значительную часть пищеварительной системы, разделяет первый желудок, тонкий желудок и т.п. Пищеварение начинается во рту – остается осадок на зубах, и потом продолжается – «новое пищеварение» в желудке (первом) и далее. В каждом органе, в который поступает пища, есть собственный желудок, принимающий ее. В каждом органе идет собственное специфическое пищеварение. Из идей П. выросла вся физиология пищеварения, через его величайшего последователя Ван Гельмонта. Была от крыта соляная кислота и принцип кислотного пищеварения в желудке. В древней физиологии согласно тезису «жизнь есть внутреннее тепло» действие пищеварения сводилось к тепловой обработке – об этом сказано у П. и подробнее изучил Ван-Г. У П. краткое замечание, у Г. – большая теория.
Ван Гельмонт критиковал концепцию тартаровых болезней П.

О чуме. Является астральной болезнью. По герметической традции – от арсенического воздуха. П. перенес в тартаровы болезни. Психофизические отношения человека и звезд. Антропоцентрический взгляд как на индивидуальную болезнь – болеет, потому что данному человеку так пришлось по звездам, от Бога. Происходит от дурных эмоций и страстей. Имагинации. Некоторые семена распространяются от человека к человеку, эти семена работают, разнося чуму и другие сверхприродные болезни. Нетелесный дух проникает в телесную материю. Впрочем, заразность почти все принимали, особенность концепции П. – во взаимодействии между микро и макрокосмом. Ван Гельмонт не верил в божественную природу чумы (невинные дети умирают) и считал, что ее причиной был газ, дикий дух специфической природы. Газ исходил из земли. То есть у Парацельса это экзогенная болезнь, где идет распространение заразы от пациентов, а у Гельмонта – эндогенная. Газ кое-где выделяется из Земли и определенный фермент в теле человека реагирует на него.
П. очень критически относился к основному методу диагностики – уриноскопии.
Tags: biology4, books6, history6, science4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments