Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Grendler

Paul F. Grendler. The universities of the Italian Renaissance. JHU Press, 2002. 592 рр.
Университет в Ферраре

В начале 15 в. в Ферраре были профессора теологии, юриспруденции, медицины, свободных искусств, университет основан в 1391, не считался полным, и вскоре закрылся. Не хватало денег, не было возможности держать ставки профессоров. Герцог д'Эсте воссоздал университет в 1442. Университет быстро рос, в 1470-х там было 49 профессоров. 22 юриста. 27 – профессора свободных искусств: 1 теолог, 4 профессора теоретической медицины, 5 профессоров практической медицины, 2 – хирургии, 2 – натуральной философии, 1 – натуральной и моральной философии. 7 логиков, 3 гуманиста, 1 профессор астрологии. А в последней четверти 15 века университет стал меньше, в нем осталось 25-30 профессоров. В начале 16 в. дела стали еще хуже, университет пришел в упадок.
В 15 веке в Ферраре обучалось около 500 студентов. В 1488 один переехавший из Пизы в Феррару профессор сообщал, что там обучается около 300 студентов на юридическом и 130 – на факультете свободных искусств. Город Феррара был небольшой, в 15 в. там обитало 25000, в 16 в. – 42000, так что студентам было легко отыскать себе жилье. В Ферраре учился Агрикола в 1475-79 гг.; Савонарола – изучал искусства и медицину в 1473, в 1475 ушел в монахи. Ариосто изучал право в 1490-х. Коперник учился и в Ферраре. Астрономию он изучал в Болонье, в 1496-1501, медицину в Падуе в 1501-03, а диссертацию защищал в Ферраре в 1503 (31 мая) – был в Ферраре вряд ли больше нескольких месяцев, а то и нескольких недель.
Феррара в 45 км севернее Болоньи и 85 км южнее Падуи. Болонские и палдуанские студенты часто приезжали в Феррару за степенью. Насколько можно понять. Получение степени в Ферраре стоило меньше, чем в более старых и знаменитых университетах, и потому не очень обеспеченные студенты стремились остепениться именно здесь.
Здесь обучались Ариосто и Тассо.

Обучение в ренессансном университете было «вербальным» (с.152) – развивалась способность доказывать и обосновывать взгляды на латыни. Лекции и экзамены на степень были, конечно, устными, и важнейшее место занимали disputatio: формализованный спор (диспут) в присутствии слушателей. Диспутанты могли ограничиваться частными вопросами quaestio disputata или любыми – disputatio de quolibet. Два или более диспутанта соглашались использовать аристотелевские принципы аргументации (то есть договаривались о правилах), о том, кто будет отстаивать какой тезис (за или против такого-то высказывания). Целью была победа – в большей степени, чем согласие. Необходимые умения – создавать различения согласно логическим принципам, высказывать точку зрения, свободную от ошибок и противоречий, защищать ее, искать ошибки в утверждениях оппонента, цитировать авторитетные тексты по памяти. Например, славился как диспутант Джироламо Кардано (1501-1576) – профессорствовал в Милане, Павии, Болонье, Франции, Германии, был особенно силен, приводя противника в замешательство чрезвычайно обильным цитированием по памяти. Успех в диспутах привлекал студентов на лекции данного профессора.

Профессора диспутировали ради славы и успеха у студентов, а также в должностных обязанностях каждого профессора было записано. В скольких диспутах за время учебного года он обязан участвовать. Обычно – в двух-трех. Студенты обязаны были участвовать в формальных диспутах, необходимо было пройти их некоторое количество для прохождения курса по определенной дисциплине.
Пример: в 1509 состоялся известный диспут, на котором Якоб Германус Iacobus Ebelinus Germanius (с. 154) разбирал тезис: светят ли небесные тела собственным светом или сияют отраженным блеском. Разобраны 6 последовательных тезисов (заключений) и два короллария, дополнительных тезиса. Германус защищал тезис, что тела светят собственным светом. Это было в рамках такой дисциплины, как астрология. В качестве контрольного примера Германус использовал кометы.
Наиболее известный диспут Ренессанса – тезисы Пико делла Мирандола, в 1486 опубликовал сообщение, что будет защищать 900 тезисов разных наук. Диспут не состоялся, часть тезисов были осуждены церковными властями.

Важно подчеркнуть: каждый университет был коммуной, сообществом, у каждого были свои правила, обычаи, свои планы развития. Средневековые люди верили в силу высшего образования и стремились к учению. Считалось, что университеты приносят славу и честь городу, в котором находятся.
Древние университеты: Болонья и Падуя. Неаполь. Сиена, Рим. Перуджа. Вторая волна: Пиза, Флоренция, Павия, Турин, Феррара, Катанья.
Обычные дни обучения: пн, вт, ср, пт, сб. Экстраординарные дни – чт, вс. Чт – более ординарный, чем вс. Каникулы – Рождество, карнавал (Масленица), Пасха.

Поскольку для анатомирования нужна холодная погода – тела дольше сохраняются, анатомирование зимой шло днем и ночью, привлекая многочисленных студентов и профессоров со всего университета. Если время забирала публичная анатомия, другие медицинские лекции отменялись. Университетский календарь насчитывал 135 ординарных учебных дней и 45 экстраординарных. Но студенты часто продляли каникулы или сбегали с нескольких учебных дней.

В итальянских университетах было 4 вида профессоров: ординарные ordinarius, экстраординарные extraordinarius, каникулярные dies festivi, и университетские лекторы lecturae universitatis. Понятно, что ординарный профессор учил в ординарные учебные дни, а каникулярный – в дни каникул. Экстраординарный и студенческий лектор могли учить в любые дни, согласно сложившейся практике и договоренностям.

Самые важные люди в университете: ординарные профессора юриспруденции, медицинской теории, медицинской практики и натуральной философии. Прочие ординарные и все неординарные – это второстепенные фигуры.

Ординарные профессора, которые учили в определные часы (утром или в три пополудни) конкурировали за студентов. В средней руки университете было, например, три профессора медицинской теории – обозначенный по их роли: первый, второй и третий. Экстрардинарные профессора читали и в ординарные, и в экстраординарные дни – конкурируя с ординарными профессорами. Иногда один и тот же курс в одни часы, иногда в разные часы. Иногда от экстраординарного требовали читать по иным текстам. Чем читает ординарный. Иногда этого запрета не было. Иногда экстраординарный должен был читать менее престижный курс или менее перстижной аудитории – например, новичкам читать юриспруденцию. Когда студенты поднимались в статусе, эстраординарный профессор заменялся на ординарного. Некоторые экстраординарные профессора учили только в экстраординарные дни, становясь де факто каникулярными профессорами.

Почти всегда профессор имел лишь одну позицию – даже если это была низкооплачиваемая позиция каникулярного лектора. Профессор читал раз в день. Ординарные и некоторые экстраординарные профессора читали 5 дней в неделю, каникулярные – меньше, 1-2 лекции в неделю. Ректор был главой студенческой организации, корпорации. Обычно занимал долджность ректора в тот год, когда сам учился. Ректоров было несколько – отдельно у юристов, у свободных искусств. В некоторых крупных университетах студентов последнего года могли оставить еще на год-другой для помощи в учении и обучении преподаванию. Оставляли успешных студентов, прошедших положенные лдиспуты и учпешно защитившихся. Студенты-лекторы работали примерно на условиях экстраординарных профессоров – на каникулах и т.п., в экстраординарные дни.

Разговаривали в университетах, конечно, на латыни. Качество латинской речи варьировало. А кто не знал? В 1560-х в Риме один профессор хирургии говорил на очень бедной латыни. Студенты не хотели его слушать. И потому у него занимались лишь очень немногие.

Медицинский гуманизм. Группа схоластов (=школяров), обычно называемых медицинскими гуманистами, в конце 15 в. применили методы геманистической филологии и идеологической критики к древним медицинским текстам. Одним из главных был Nicolo da Lonigo (Leoniceno) Николо Леоницено 1428-1524. Леоницено в 1453 закончил университет в Падуе; страдал эпилепсией, не сложилась медицинская карьера. В 1464 перебрался из Падуи в Феррару и преподавал медицину в 1464-73, моральную философию 74-75, теоретическую медицину 1485-87. Далее сведения отсутствуют, но, видимо, преподавал в Ферраре до смерти. Страстный собиратель греческих текстов. Его библиотека насчитывала 75 греческих текстов и была крупнейшим собранием греческих медицинских, научных, философских текстов в его время. Переписывался с большинством современных ему гуманистов. Переводил на латинский с греческого Галена.

Медицинское образование тогда в значительной степени строилось на интригах вокруг публичного анатомирования трупов. В одних итальянских университетах это разрешали, в других запрещали; в Венеции это было запрещено; когда Везалий договорился об анатомировании женского трупа (редкость; мужские попадались чаще и не привлекали такого внимания) в университете Пизы, герцог Козимо Медичи изъял труп из могилы во Флоренции и распорядился отправить в Пизу на барже, на анатомирование. Когда анатомирование было запрещено в Болонье и Фераре, немецкие и польскаие студенты стали покидать университеты. Конечно, кроме публичных и официальных вскрытий, при таком ажиотаже – неизбежно производились вскрытия приватные, для малых групп сговорившихся участников. Различные рискованные истории вокруг вскрытий, хирургии и т.п. составляют значительную часть истории медицины 16 века. Студенты перемещались из университета в университет, спеша попасть на знаменитые вскрытия, рассказывали друг другу об этих событиях, делились рисунками и пр.

Преподавали практическую медицину иначе, чем теоретическую – фокусировались на анатомических. Патологических. Терапевтических знаниях. Демонстрировали препараты – части тела. В первый год обучения разбирали Canon Авиценны, часть 3, и дискутировали о сердце и мозге. Изучали легкие, сердце и грудь на второй год. Переходили к печени желудку, селезенке на третий. Заканчивали выделительной и репродуктивной систематми в последний год.

Хирургия состояла в изучении вскрытия, препаровки и управления лечением, а также распилом костей. Многие хирурги не заканчивали университета, учились у других хирургов.

Теоретическая медицина читалась иначе, например – изучение Афоризмов Гиппократа, или Канон Авиценны, книгу 1. Практическая медицина обычно была послеобеденная, читали Канон Авицены, книгу 4. Или, скажем, ординарный профессор читал Авмценну, Канон, книгу 1, а экстраординарный – Галена, Ars medica. Ординарный профессор практической медицины читал Rhazes, Liber Almansoris книгу 9, а экстраординарный профессор – книгу 10 того же автора. Canon – компендиум текстов древней гиппократовской и галеновской медицины с комментариями арабских врачей. Членился на много соподчиненных главок и разделов, что делало привлекательным для преподавания.
Медицинская теория считалась более важной, чем курс практической медицины.
Tags: books6, education2, history6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments