Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Ключи к будущему

В одном из томов «Иного» (сборник политологических публикаций 1995 г.) мне попалась удивительная статья С. Кургиняна («Русский вопрос и институт будущего»). Статья чрезвычайно оригинальная – настолько, что я даже задался запрещенным вопросом – понимал ли до конца сам автор свою концепцию? Это действительно запретный вопрос: читатель обязан признавать рассуждения автора разумными и обоснованными, иначе текст просто не следует читать.
Переписывать Кургиняна смысла нет. Я попытаюсь своими словами изложить ту часть его концепции, котрая мне показалась наиболее интересной.
Предсказания в отношении сложных развивающихся систем возможны только в силу эффекта эквифинальности. Эквифинальность возникает, когда множество следствий вырождено относительно множества причин. Т.е. самые разные причины в развитии системы регулируются, чтобы в результате привести к запрограммированной тесной области следствий. Именно это происходит в развитии живых систем – многообразие генетических вариаций каждого вида много больше, чем наличных «внешних обликов» (фенотипов).
Фазовое пространство развития выглядит как серия расширений, сменяющихся «бутылочными горлышками». На каждом этапе возможное разнообразие состояний системы сначала увеличивается, а затем снова уменьшается на подходе к следующему «бутылочному горлу». Именно этот эффект позволяет предсказать, чем (на данном этапе) закончится развитие системы. Если бы дело обстояло инче, любые прогнозы были бы не более чем экстраполяциями нынешней динамики системы.
Кургинян описывает развитие общества именно как серию расширений и сжатий фазового пространства. Разумеется, это дает ему теоретическую возможность прогноза, столь ценную в общественных науках. Все получается очень стройно ик расиво – остается лишь один вопрос. В живых системах первопричиной эквифинальности является наличие генетического кода, отобранного предшествующей эволюцией. Система развивается закономерно именно потому, что в прошлом данной системы предки умели достигать конечного состояния и передали существенные черты своего устройства системе-потомку.
Однако для социумов такого «генетического кода» не найдено, общество «в первый раз» идет по своему пути – и ему неоткуда взять «память о будущем».
У Кургиняна этот вопрос – об источнике эквифинальности – не ставится, и потому не ясно, что он мог бы на него ответить. Возможный ответ – целенаправленная деятельность разума. Разум, действительно, может вести эквифинальный (целевой) процесс – но тут требуются вполне особые допущения о Высшем Разуме, или что-нибудь в духе конспирологии об «управлении человечеством», или – по крайности – представление о множественных жизнях индивидов, учение о реинкарнации. Кургинян ни слова не говорит в пользу подобных трактовок.
Еще одну возможность понять мысль Кургиняна дает его особое построение под названием «институт будущего». Механизм его действия описан невнятно, но все же можно понять, о чем идет речь. В эволюционной теории это называется «теория ключевого ароморфоза». Дело в том, что некоторые функциональные аппараты в сторении сложной системы могут быть устроены единственным образом (или в счетном числе вариаций: глаз и т.д.). Когда система «изобретает» некую существенную часть этого важного функционального аппарата, остальные его части начинают «добираться» уже закономерным образом, «автоматически»., что придает развитию системы направленность (это – одна из причин параллелизма в эволюции). То, что Кургинян называет «институтом будущего», и есть такая существенная часть функционального аппарата, которая сильно определяет развитие системы, пока аппарат не будет создан целиком и не перестроит всю систему (с помощью отбора на устойчивость через механизм коррелятивных связей). Тогда начинается новое расширение фазового пространства системы, растет вариабельность ее развития, пока в ее недрах не зародится новый «институт будущего», снова направляющий развитие в узкую головину своего осуществления.
У Кургиняна даются красочные и довольно детальные варианты разного функционирования этого «института будущего» в разных культурах (разумеется, есть пример и для России). Изложение, правда, не таково, чтобы можно было почувствовать фактическую базу. Но если придерживаться презумпции – признавать автора разумным – надо считать, что это очень интересные схемы.
Чтобы обосновать (или опровергнуть) эту концепцию, следовало бы продумать строение общественных институтов с точки зрения их функциональности, как «социальных машин». Надо выяснить – путем исторического исследования – какие «ключи к будущему» когда создавались и посмотреть, работает ли объяснительный аппарат на реальном историческом и социологическом материале. Некоторые кандидаты в «ключи» довольно очевидны – те, что связаны с социальными технологиями: печать, деньги, двойная бухгалтерия, рынок, выборы и т.д. Возможно, есть многие не столь тривиальные механизмы, связанные с культурными традициями и проч.
Рпбота, конечноЮ огромная и очень трудная. Не знаю, были ли серьезные попытки такого рода (социологический функционализм Спенсера, Дюркгейма, Парсонса – немного не то). Но уж больно хороша возможность. Иные попытки исторических и социальных прогнозов часто основываются на более слабой методологии.
Tags: history3, sociology3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments