Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

С. Кордонский, «Кристалл и кисель»

Книжка вышла в 2002 г. в издательстве «Три квадрата», это статьи с 1989 по 2000 г. Мне было интересно проследить, как год от года очень умный и весьма знающий человек пытался понять, представить себе то, что происходит в России, как менялись его представления и чем на каждом этапе заканчивались его прогнозы.

Я набросаю только одну линию его рассуждений (разумеется, своими словами, пытаясь продолжить мысли Кордонского так, чтобы они стали более ясными – как мне это кажется).

Итак, поздний социализм, 80-е, СССР. У власти – номенклатура. Страна чрезвычайно заорганизована, это кристалл. Власть вытеснила собой всё – и общественные отношения, и экономику, и культуру. С точки зрения производства национального продукта население разделяется на три страты – рабочие, колхозники, служащие. Население находится в отчуждении от власти, пытается выжить, опираясь на устойчивость каждой отдельной личности. Работают не механизмы устойчивости государства или общества, или экономики – работают личные механизмы выживания. И в этом смысле население безразлично к власти, которая с одной стороны пронизывает всё и управляет всем – а с другой не является предметом интересов и забот населения собственной страны. Для выживания население подспудно организовывается. Отчего возникают криминальные организации, теневая экономика, культурный андерграунд.

По поводу этого этапа имеются еще воспоминания. Каковы были экстраполяции этого тренда? Что думали думающие люди, рассматривая эту общественную структуру? Они думали, что это будет стоять вечно. Общество сбалансировано, никаких серьезных очагов сопротивления, никакого противоречия интересов. Ожидалось длительнейшее гниение под защитой ядерного зонтика.

Таковы были экстраполяции. А дальше произошел развал СССР – после резкой смены курса Горбачевым. Суетливые реакции распада при Ельцине Кордонский описывает примерно в следующих словах. Сверху сидит безвластная власть, в которой быстро вычленяются сомкнутые блоки – олигархаты (бывшие отрасти промышленности), региональные выделы. Ниже располагаются три страты, выделяемые по способу потребления (не производства). Это «зеленые» - долларовая зона, «красные» - рублевая, и «черная» - нищенский бартер. Зеленые претендуют на приватизацию госсобственности, красные – на рублевую зарплату, а черные выживают на подножном корму, бомжуют.

По поводу этого этапа Кордонский – в работах тех лет – выдвигает прогноз. Тот же прогноз я слышал от очень многих людей, не следует считать, что так смог думать один Кордонский. Прогноз: развал России на региональные кусочки. Сотни крошечных государств, локальные войны, отделяются не то что прикавказские и как-бы-татарские частички, но и Урал, Якутия, Дальний Восток, Москва входит в вооруженные столкновения с Питерской федерацией за выход к морю…

Что случилось после этих экстраполяций? Резкая смена правления и путинские заморозки. Развала не было. А что получилось?

Сверху – административный рынок, прежняя номенклатура с внедренными новыми слоями. Олигархаты (нефтегазовые, энергетические, металлургические, медиа); баронства на местах, федеральные верхи и наместники. От этой власти отстранилось население, которое выживает в одиночку. Кордонский называет это «распределенный образ жизни» - страховка от любых действий властей, создание личной области независимости от государства. Родственные связи, семейные кланы, знакомства, коррупция, воровство; островок личной устойчивости – квартира, машина, дача с участком, гараж, кубышка (пардон, счёт в иностранном банке). Изоляция людей от государства – и слияние теневых и легальных форм. Нет их строгого разделения (и взаимодействия), у каждой структуры теневая и прозрачно-зеркальная сторона. Как это уже неоднократно описано – криминальные банды рекетиров вытеснены официальными охранными агентствами из бывших (?) сотрудников силовых структур, которые, собственно, и выполняют прежние криминальные функции. То же – в экономике. То, что показывают по телевизору и печатают в виде книг – и есть андерграунд.

Какова экстраполяция этого состояния (в 2000-2001 гг.)? В общем, большинство склоняется к прогнозу «вечно». Те, кто не успел заметить, что ельцинский период в существенных чертах кончился, продолжают говорить о «развале России». Кто успел заметить разницу, говорят, что кисель не может треснуть – он может только растечься.

Легко представить, что эту экстраполяцию ожидает судьба предыдущих. Но – хорошо бы понять, что помешало оказаться верными предыдущим экстраполяциям. Вечность СССР отстаивали аргументами политическими – нет внутри страны сил, способных восстать против режима. Страна была внешним образом политизирована, поэтому смотрели на эту сторону реальности. А сказались культурные процессы – Горбачев и номенклатура его поколения давно уже описаны в этом ключе.

Развал России тоже предрекали не просто так. Из тех черт, которые казались существенными для системы на этапе 1989-1995 гг. ничего иного нельзя было ожидать. Но оказалось, что система была неверно выделена – и существенными компонентами оказались не только те, что были на виду, но и другие. И сценарий пошел совсем не туда.

Занятный процесс – неоднократно описано (и с особой яростью – Кордонским), что попытки изменить что-либо в стране приводят к прямо противоположному эффекту. Грубо говоря, что берутся улучшать, то и рушится. В дополнение к этому и иной эффект: что берутся предсказывать, происходит наоборот. И дело не в глупости предсказателей, их неосведомленности. Сдается мне, теоретическая схема таких предсказаний очень неполна, всякий раз берется какой-то кажущийся важным аспект, но чертиком выскакивают следствия совершенно других процессов – и всё наперекосяк. Разве можно было при экстраполяции развития СССР учитывать столь слабые взаимодействия, как влияние культуры элиты на происходящее? Да какая там у нее культура... Почти никакой, это и сказалось. А разве можно было подумать в ситуации всеобщего ельцинского развала, что развал – это только одна сторона? Что по мере дезорганизации среды уже сформировавшиеся блоки видят пользу в стабилизации среды действия, и становится востребованным согласие и взаимодействие между блоками, а вовсе не война до победного конца? Появляется заказ на стабильность – хоть как, на любой, самой плёвой основе. Пусть даже эта стабильность страны держится на таком смешном чихе, как личный рейтинг президента. В 1995 сказать такое – бред. Люди с голоду мрут, олигархи мильярды вывозят – ну при чем здесь рейтинг? А вот ведь, немножко времени поработал и этот механизм. Может, если несколько более богатую теорию строить, удастся с меньшей частотой выдавать дурацкие экстраполяции? А то всё время тренд двух-трёх параметров за последние пять лет служит основой для прогнозов на ближайшие десятилетия.
Tags: books5, sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments