Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Чтение и сопутствующие пережевывания

Historical Ontology. Ian Hacking. Harvard University Press, 2004
Декарт внутренне стремился отказаться от доказательства, Лейбниц применял то, что очень близко к нашему сегодняшнему пониманию доказательства. Эпистемология науки в 17 в. страдала фундаментальным недомоганием. Лучше сказать так - потому что это не было осознано и не было высказано. Хакинг предпочитает заниматься в большей степени предысторией, чем историей, и он видит - до Лейбница не было современного доказательства, у Лейбница оно появилось. Как это произошло?
Когда Лейбниц говорит о доказательстве, он обычно говорит о символической логике.
Л. полагал, что должен метаматичематически продемонстрировать содержательность положения. В отличие от формализмов Декарта. Картезианские определения психологичны. Франкфурт и Хинтикка как картезианцы.
***
Философию и сейчас преподают как в Средние века – лекторы обращают внимание слушателей на фрагменты текстов. Слушатели самостоятельно читают тексты и спорят об их смысле, составляя новые тексты. Философия текстологична – как и до научной революции. Однако философия – не наука… Но есть и текстологичные науки. Филология во многом до сих пор есть такая наука, которая занимается чтением, пониманием и комментированием текстов.

Среди естественных наук (биологии, геологии, географии) есть слой – натурализм. И есть дисциплины с особенно большой долей натурализма в способе познания – и для этих дисциплин способ познания иной, чем для «экспериментальных наук».

Это прежде всего знакомство с разнообразием объектов, запоминание великого множества особенностей природных объектов. Это ботаника и зоология, морфология и систематика, многие разделы географии и геологии. Ученику надо «насмотреть» очень многое, занятия состоят в предоставлении фрагментов реальности – коллекций образцов – и ученики рассматривают и заучивают огромное количество свойств.

Это совсем не похоже на обычное представление о том, какой надлежит быть науке. Конечно, мы можем посчитать, что это – не науки вообще или науки неправильные, устаревшие. Мы можем сконструировать понятие науки так, что оно будет исключать эти типы познания. Но это будет именно нашим конструктом, это будет не «наука как она есть», а «наука, какой ей должно быть с чьей-то точки зрения».

Рассуждение о границах науки. Есть математические. Естественные - точные подобно физике, математизированные. Науки о Земле, еще не вполне математизированные. Науки гуманитарные – от истории до психологии и лингвистики. Общественные – социология или экономика. Всё это разные типы наук. Как проводить границы? При любых попытках отделить паранауку - астрологию и пр., всегда вместе с ней вылетают какие-то науки, то есть то, что традиционно считается наукой. Конечно, мы можем посчитать, что это – не науки вообще или науки неправильные, устаревшие. Мы можем сконструировать понятие науки так, что оно будет исключать эти типы познания. Но это будет именно нашим конструктом, это будет не «наука как она есть», а «наука, какой ей должно быть с чьей-то точки зрения».
Tags: books6, science4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments