Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Александр Левин

БЛАГОВЕЩЕНИЕ (С картины Леонардо да Винчи)

Черный вспененный гербарий.
Плащ неведомого цвета,
невозможного оттенка.

Страшный ангел с доброй вестью –
преклонив одну коленку,
приподняв одну ладошку.

Девочка уже большая,
даже муж, хотя и старый.
И нисколько не боится.
Совершенно не боится.

Нужно будет распашонку,
одеяльце и пеленки,
две бутылочки, кастрюльку.

Нужно будет погремушку,
чашку, ложку, полотенце,
сандалеты и колготки.

Не забыть купить присыпку,
соску, кубики и мячик,
формочки, совок, машинку.

Что еще? Еще рубашек,
книжек, зимнюю одежду,
шапку, теплые ботинки.

Нет, велосипед не надо.
Нужно сумку, нужно палку,
масло, ладан или миро,
нужен саван... Ты запомнишь?
– Я запомню. Все запомню.

Страшный ангел с доброй вестью
постепенно улетает.
Черный вспененный гербарий
постепенно остается.
2002 г.


***
Выскочит парикмахер
в красном одеколоне,
ткнет в тебя мягким пальцем,
крикнет: "Извольте бриться!!"
Но ты не ходи к нему бриться:
станешь таким же бледным,
будешь бояться гаишника,
прятаться под сиденьем.

Выйдет доктор зубовный,
вынет кривые клещи,
cхватит пальцами за нос
с криком: "Больной, не дышите!!"
Ты не давайся дергать
и не дыши ему в трубочку:
приучишься какать в баночку,
полюбишь укол и клизму.

Встанет вахтер пузатый
в атласной бронежилетке,
схватит рукой мускулистой,
потребует аусвайс.
Не предъявляй аусвайса,
даже в завернутом виде:
приучишься всяких уродов
слушаться и почитать.

А то подскочит любезный,
в фирменном саквояже,
предложит помочь советом,
захочет вам показать.
Не позволяй показывать!
Не бери дисконтную карту!
Это смертельно опасно
для неокрепших душ.

Есть еще паспортистка,
таможенник, рекламодатель,
банкир, бандит и начальник,
жена и кто-то еще.
Пойманных и уловленных
они кладут в холодильник
и постепенно съедают
вместе с ихним говном.
1998 г.


***
НАКЛОНИТЕЛЬНОЕ ПОВЕЛЕНИЕ

Рыбина, голоси!
Дерево, улетай!
Ижина, небеси!
Миклуха, маклай!

Спящерица, проснись!
Тьматьматьма, таракань!
Яблоко, падай ввысь!
Усадьба летом, рязань!

Хлебников, каравай
слово свое несъедобное!
Автобус, трамвай
все самое красное, сдобное!

Сладкое – поцелуй,
белое – отпусти,
тихое – нарисуй,
гладкое – перешерсти.

Ясного не мути.
Дохлого не оживляй.
Если ты нем – свисти,
если лама – далай!

Если даже ты сед,
лыс или купорос,
всякий вопрос ответ,
если ответ вопрос.

Будь ты зёл или бобр,
зубр или глуповат,
переведи кадр,
переверни взгляд.

1998 г.

ИЕРАРХИЯ

Чучело тучи тянут по птичьему небу
ветру навстречу,
грозный который в шапке из волчьего снега
поднял ружье,
коим сразить изготовился чучело птицы,
по тросу скользящей,
волчьим строгим зрачком ее провожая
в последний путь.

То-то посыплются перья от белого грома,
трескучие перья,
то-то гремучая черная дробь издырявит
серый лоскут.
Вскинет кулак победительно грозный охотник,
чучело ветра,
клацнет затвором, ружье преломив, загудит
сервомотор.

Будет доволен и хитроумный механик,
чучело Бога,
владыка местной вселенной, ветра и волка,
грома и птиц,
точный и строгий включатель тайных моторов,
скрытых защёлок,
он запоет, торжествуя, гордую песню.
Бог промолчит.

1988 г.

* * *

Меня подрисовали с краю
к каким-то людям в пиджаках,
нарисовали лейтенантом
в приготовительных войсках,
меня наметили пунктиром -
до поворота и назад,
изобразили чьей-то тенью
и просто отблеском в глазах,
портретом в паспорте, занудой,
трудягой, спящим на столе,
нарисовали лыжной палкой
на белой ватманской земле.

Ей-богу, я не рисовался!
Но кто ж меня нарисовал
глубокомысленно и томно
глядящим в обалдевший зал?
И, как усы чужому дяде
или рога на голове,
зачем меня подрисовали
к тебе, мой просвещенный век?
Подрисовали точкой к строчке,
лицом - к субъекту в сюртуке,
а к женщине, меня любившей, -
одной слезинкой на щеке.

1983

* * *

Смотрите, музыка растет
Смотрите, музыка растет,
выкидывает стрелки, банты,
бутоны, шарики и фанты.
Смотрите, как она растет!

На ней колючки не растут,
одни заклепки и наклейки,
одни фонарики и змейки,
а вот колючки - не растут.

Она растет немного вверх,
немного вниз, потом кругами,
потом и вовсе вверх ногами,
потом опять куда-нибудь.

Она растет себе вперед,
растет, никак не перестанет.
А если все же перестанет,
придет козел и все сожрет!


ПРЕП. АЛЕКСИЯ КРАСНОСЕЛЬСКОГО
НАСТАВЛЕНИЕ ДЛЯ ЮНОШЕСТВА
ПО ПРАВИЛЬНОМУ ЗАГРЫЗЕНИЮ

Загрызаемый должен сидеть смирно.
Загрызаемый должен потупить очи.
Вид ему следует иметь удрученный.
Все происшедшее ему следует глубоко осознать.
И раскаяться ему следует всем сердцем.
И тогда его загрызут по всем правилам
и с минимальным для всех ущербом.

Загрызающий должен сидеть прямо.
Загрызающий должен глядеть строго.
Вид ему должно иметь справедливый.
Всем происшедшим ему следует потрястись.
И негодовать ему следует гневно.
И тогда загрызение произойдет
по всем правилам
и в строгом соответствии с этикой
производственных отношений.

Присутствующих должно сидеть много.
Присутствующие должны соблюдать упорядоченность.
Говорить им следует по очереди.
В остальное же время молчать, лишь изредка, от
полноты чувств, восклицая "позор!" или "правильно!"
Хлопать надлежит только по команде загрызающего.
И тогда присутствие произойдет быстро,
по правилам,
и можно будет успеть домой до начала вечерней
сказки для малышей.


В ЗЕРКАЛЕ ПРЕССЫ
Перепечатка из итальянской газеты "Карьерра делло серое" #139 за 1987 год

В огромном супермаркере Борису Нелокаичу
показывали вайзоры, кондомеры, гарпункели,
потрясные блин-глюкены, отличные фуфлоеры,
а также джинсы с тоником, хай-фай и почечуй.

Показывали блееры, вылазеры и плюеры,
сосисэджи, сарделинги, потаты и моркоуфели,
пластмассерные блюдинги, рисованные гномиксы,
хухоумы, мумаузы, пятьсот сортов яиц.

Борису Нелокаичу показывали мойкеры,
ухватистые шайкеры, захватистые дюдеры,
компотеры, плей-бодеры, люлякеры-кебаберы,
горячие собакеры, холодный банкен-бир.

Показывали разные девайсы и бутлегеры,
кинсайзы, голопоптеры, невспейпоры и прочее.
И Борис Нелокаеvitch поклялся, что на родине
такой же цукермаркерет народу возведет!

* * *

Рыбы хотят глубже.
Птицы хотят выше.
Лошади спят стоя.
Девушки пьют пиво.
Птицей он был, птицей.
Помнят у нас люди,
как он взлетел выше солнца,
как, блеснув опереньем,
пролетел мимо кассы.
Рыбой он был, рыбой.
Рыбы поют песни.
Кони стоят молча,
а умирают сидя.
Он умирал лёжа.
Вышел на двор лёжа,
видит: идет Лёша,
страшный, как суд Божий.
Вот он упал и умер.
Страшно у нас, стрёмно,
люди хотят лучше,
люди хотят чаще,
но убивают друг друга
и никого не помнят.
Вот и его тоже.
Как он взлетел, помнят,
как пролетел, помнят,
а самого забыли.
А ведь он был рыбой.
Рыбы плывут лёжа.
Рыбы живут долго,
а умирают быстро:
раз — и уже сдохла.
Рыбой он был, рыбой.
Рыбы поют песни.
Только они тихо,
редко кто их услышит.
Разве, другой рыба.
23 октября 2002

Инсектарий
(песни неба и земли)

1.

Пролетали комарабли,
как стальные дирижабли,
во все стороны, как сабли,
ноги вострые торчабли.
Их суставы скрежетабли,
их моторы бормотабли,
и крыла их слюдяные
от полета не ослабли.
Комарабли пролетали
в третьем-пятом океане,
в атлантическом просторе,
в ледовитом уркагане,
бороздили параллели
под созвездьем козерака,
очи светлые горели
из тропического мрака.
Их торчали шевелились,
их махали развевались,
их вонзилов турбобуры
угрожающе вращались.
Но от внутренних печали
пели, как виолончели,
а наружными печали
освещали всю окрестность.
Пролетали комарабли,
тяжкий ветер подымали,
насекомыми телами
все пространство занимали,
птицы гнева и печали
волны черные вздымали.
Пролетали комарабли,
комарабли проплывали!

2.

Грозный черный паукабель
шевелится на столбе,
черным лоском отливая,
красным глазом поводя.
Он плетет электросети,
чтобы всякий к ним прилип
и чтоб выпить из любого
электричество его.
Пролетала батарейка,
вяло крыльями махала
и за провод зацепилась,
и запуталась в сети.
Тихо пискнула бедняжка,
искру выронив из глаза,
и внезапный паукабель
произнес ей улялюм.
После лампочка летела,
вся прозрачная такая,
чтоб найти себе патрона
что-нибудь на сорок вольт.
Только ахнула красотка
под высоким напряженьем,
и кошмарный паукабель
произнес ей улялюм.
Шел простой аккумулятор
на обычную работу,
он с утра зарядку сделал,
ему было хорошо,
но, задумавшись о чем-то,
не заметил черной сети,
и злодейский паукабель
улялюм ему сказал.
Так проходят дни за днями
бесконечной чередой,
батарейки и розетки
пропадают навсегда.
Только черный паукабель
шевелится на столбе,
черной молнии подобен,
красным глазом поводя.

3.

Любабочки-любезницы,
летутаньки и тамоньки,
веселенькие, голенькие,
беленькие, пестренькие,
душечки-подушечки,
два крылышка, два усика,
два клинышка, два пятнушка,
две пачечки, две точечки.
Ах, бабочка, ах, деточка,
летала вдалеке,
и шелковая ленточка
была у ней в руке.
Она махала ленточкой,
манила в далеко
ах, глупеньких, ах, маленьких
крыластых мужиков.
"Летите, мотылькобели, -
любабочка поет, -
покушали и попили,
и время настает.
Усатые, пузатые,
в красивых сапогах,
летите к нам, ребятые!" -
любабочка поет.
"Мы будем улетатели
в далекие кусты,
мы будем приседатели
на толстые цветы.
Летите к нам, порхахали,
любить нас и ласкать,
ах, славные, ах, милые!" -
любабочка поет.
Летуточка-летамочка,
пустая голова,
не плакушка, не хныкушка,
все песенки поет.
Не дудочка, не умница:
какая благодать,
что можно бы додуматься,
а можно - угадать.
Ах, деточка-угадчица,
и только и всего,
и ни о чем не думая,
не зная ничего...

4.

Когда над землею летят комарабли
и воздух сверкает от членистых тел,
печальную песню поют комарабли,

гортанную песню поют.

Когда на столбе паукабель ужасный
готовится лезть по электросети,
он мощными лапами перебирает

и мощную песню поет.

Когда же любабочка в небе летает,
лететeнька с ленточкой в белой руке,
она распевает бесстыдную песню,

любовную песню поет.

Но если, с последнего неба слетая
в сиянии радужных, в сеточку, глаз,
горящую песню, небесную песню

охрангел поет Мухаил,

тогда умолкают печальные песни
и мощные песни, и песни любви,
и он возвещает растерянным тварям

предвечную волю Творца.

И скромно поджаты мохнатые лапки,
и кольчатый хобот завязан узлом,
но черное ядрышко в пламени солнца

огромные видят глаза.


http://www.netslova.ru/levin/levin.htm
http://www.vavilon.ru/texts/levinstrochkov1-2.html
http://www.vavilon.ru/texts/levin1-2.html
http://www.vavilon.ru/texts/levin1-3.html
http://magazines.russ.ru/znamia/2003/10/levin.html
Tags: literature3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments