Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Дедукции всегда казались мне неочевидными

Это лучше воспринимать как самонаблюдение, чем как доказательство, претендующее изменить кому-то взгляды. К тому же сразу надо пояснить.Неочевидность может пониматься как достоинство дедукции - так бы и не догадался, не очевидно, а дедукция, доказательство - строго доказывает. Нет, совсем не в этом смысле. Я хотел сказать, что доказательства никогда не казались мне неопровержимыми. Любое доказательство - в том числе математическое - выстроено в предположении наличия таких и только таких объектов с неизменяемыми свойствами. Мне же всегда казалось, что это необъявляемое свойство доказательства убивает его доказательную силу. Проще вспомнить детский пример про дедукции Шерлока Холмса. Он, помнится, угадал судьбу брата доктора Уотсона - по часам установил, что тот спился и умер. Однако царапины вокруг отверстия для завода часов может оставлять не только рука нетрезвого человека. Он мог быть близорук и не попадать ключом в отверстие. Он мог иметь нервную или сердечную болезнь, от которой трясутся руки. Он мог дать свои часы на время другому человеку, который и оставил царапины. Есть множество вариантов. К сожалению, это не только смешной пример про Конан Дойла - примерно так же я отношусь и к прочим доказательствам. Доказательства естественных наук построены на выделении объектов - что всегда может быть оспорено - и на презумпции, что мы знаем все объекты, имеющих отношение к смыслу высказывания, хотя бы классы этих объектов. Это запросто может быть не так. По сути любое естественнонаучное доказательство - это апелляция к неиспользованию убежища незнания. Естественник говорит только одно: поскольку мы не имеем достоверных свидетельств обратного, то, видимо, можно считать правдоподобным... Это мое чувство. Гораздо строже это показал Пойа, к нему всегда можно пойти спросить детали. Хуже того - даже математические доказательства, на мой взгляд, заражены этой неочевидностью. Они все подразумевают некие сконструированные воображаемые объекты. Но при этом у меня часто при чтении доказательств было чувство, что внутри объявленной области действия правил и определений, внутри оговоренной области сконструированных объектов может быть нечто еще, что не воображено и потому не учитывается. Мне крайне трудно дать понять это чувство. Пожалуй, самым близким приближением - не лучшим, а более мне самому понятным - будет разговор о тех самых комплексных числах, которые делают плоскость объемной. Или о фракталах, которые делают линию трехмерной. То есть когда имеется интуиция линии и с этим объектом делают какие-то операции, что-то определяют и подразумевают - не учитывается, что она может быть и вот такой еще, отчего все эти определения станут неверными. Понятно, как это обходится - делается новая область знания специально для этого случая, говорится, что мы работаем не с комплексными числами или не с фракталами, а в другой области знания, за стеночкой - именно с комплексными и фракталами. Так же ясно, что это убежище типа "я в домике" - не честно говорить, что стеночки нету. Как в биологии можно до хрипоты отстаивать скрещиваемость как критерий вида - не вспоминая об огромной массе агамных организмов. Или говорить о непротиворечивости филогенетического взгляда, не думая о таксонах типа лишайников. Причем я бы и не считал, что это как-то умаляет научность. Наука в самом деле имеет очень небольшие силы и находится перед огромной сложности задачами, и то немногое, что она может сделать - удивительно и достойно восхищения. И люди, которые способны показать еще один не очень сомнительный кусочек знания - потрясающие люди. Меня смущает лишь зазнайство - откуда-то берущиеся претензии, будто наука может очень много и она имеет огромную силу, сделала какой-то там скачок... То есть о любых свершениях можно говорить, как мне кажется, непрерывно имея в виду, что это все сделано ... что-то вроде попытки с недостаточными средствами. Несколько стыдно вообще-то. Из этакой малости можно всё же многое извлечь - но вставать в третью позицию никак невозможно. Хотя, конечно, не в том случае, когда те, у кого стыдного еще больше, пытаются занять эту самую третью позицию. Это еще более нелепо. В конечном счете это, наверное, какая-то моя личная черта, связанная с недостаточной силой мышления. Наверное, другие люди умеют чувствовать непреоборимую силу доказательств. Или это действует во мне странное какое-то отношение к идеальным объектам доказательства как к реальным, природным. Которые, стоит присмотреться - видоизменяются, ведут себя. Я вовсе не всегда могу сказать, отчего данное доказательство не кажется мне "железным", я просто испытываю недоверие к их силе. И оттого мне казалось, что отношение к ним совсем иное. Не полагаться на железную основу дедуктивного доказательства, на которой можно строить дальнейшее менее обоснованное знание. Нет. Напротив - самостоятельное создание хотя бы дедуктивных соображений есть уже большой и важный шаг в познании, вовсе не гарантирующий от ошибок и не всегда уместный, но достойный шаг. Так что я совершенно не против, я - за... Но без веры, вот в чем штука.
Tags: philosophy3, science4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →