Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Афоризмы Гегеля

sergius_v_k прислал ссылку на афоризмы Гегеля. Вопреки уверенности в том, что Гегель - философ выспренний, непонятный, без юмора, напыщенный и идиот, каковая уверенность присуща всем - оказалось, что афоризмы-то иногда смешные, иногда резкие, иногда неожиданные, а часто - глубокие
http://abuss.narod.ru/Biblio/hegel2.htm
Виланд, которого вообще в пристрастии к парадоксам не упрекают, высказал парадоксальное предложение, что хорошо кое-что понимать в том, о чем пишешь. Было признано, что он прав.

***
К исторической логике. “Золото желтое”. Уверяют, будто это суждение. Может быть. Но с еще меньшей вероятностью можно назвать умозаключением — “Все люди смертны; Кай — человек, следовательно, он смертен”. Я по крайней мере никогда не думал столь плоско. Это должно происходить где-то внутри, помимо нашего сознания. Правда, внутри происходит многое, например производится моча и кое-что похуже, но, когда это оказывается снаружи, мы зажимаем нос. То же самое и при подобных умозаключениях.

***
Подобно тому как раньше был период бурных поэтических гениев, так теперь мы, по-видимому, переживаем период бурных философских гениев. Они думают изобразить эмпирей, связав друг с другом углерод, кислород, азот и водород, сунув все это в бумагу, на которой другие написали про полярности и т.д., и запустив это в воздух как ракету при помощи деревянной косы тщеславия. Таковы Гёррес, Вагнер и др. Грубейшая эмпирия с формализмом веществ и полюсов, отороченная бессмысленными аналогиями и блестками нетрезвых мыслей.

***
Когда абсолют, поскользнувшись, падает в воду с суши, по которой он прогуливается, он превращается в рыбу, в нечто органическое, живое. Когда же он, таким образом поскользнувшись, падает в чистое мышление — ибо чистое мышление тоже не должно быть его сушью, — то, неуклюже ковыляя, он превращается во что-то скверное, конечное, о чем и говорить-то стыдно, если только это делается не в порядке выполнения служебных обязанностей и потому, что невозможно отрицать, что в этом есть логика. Вода — такая холодная, дурная стихия, и все же в ней так хорошо жизни. Неужели же мышление надо считать еще гораздо худ-шей стихией? Неужели абсолют будет себя там чувствовать так уж плохо и так плохо себя вести?

***
Дураки на ошибках учатся, а люди неглупые вопреки всем своим ошибкам не умнеют.

***
Утреннее чтение газеты — своего рода реалистическая утренняя молитва. Свою позицию по отношению к миру ориентируют либо по богу, либо по тому, что представляет собой мир. И то и другое дает ту же уверенность: узнаёшь, как обстоят там дела.

***
Ora et labora! [Молись и трудись] Молись и проклинай! Проклятие противоположно святым словам, но в религии эти вещи совпадают. Да будет проклята земля, и в поте лица ты будешь есть свой хлеб! Работать —значит уничтожать или проклинать мир.

***
Ответ на вопросы, которые оставляет без ответа философия, заключается в том, что они должны быть иначе поставлены.

***
Важнейшее субъективное условие обучения наукам — честность по отношению к самому себе. Легко думать и говорить о сомнении во всем, но вопрос: верно ли это? Если только вся природа сущности от себя не отказывается, пустое слово — ложь, и ужасно подумать о том, как люди лгут себе и другим.

***
Слова: вечное, святое, абсолютное, бесконечное поднимают человека, что-то при этом чувствующего, в высоту, согревают его, наполняют его жаром. Это силы, им управляющие, и знак их власти над ним — то, что он, слыша их, чувствует себя. Это зримые боги греков, которые доступны жителям северных стран лишь как абстракции, как слова, т.е. в идеальной форме. Лишь понимание убивает их как силу. Оно отделяется от них. Эта бесчувственная ясность, вместо того чтобы покоиться в их стихии, отходит от них и пронизывает их взором. Эти слова поднимают человека - еще больше познание их! Но их познание возвращает человеку его Я, его свободу, и возвышение становится потушенным жаром или (потушенным) чувством индивидуума.

***
К морали: высшее в ней добиться того, чтобы вина и страдания этого сердца были похоронены в нем самом, и сердце стало могилой сердца.

***
С восхищением говорят о том, что Кант учит не философии, а философствованию; как будто можно учить столярному делу, но не тому, как сделать стол, стул, дверь, шкаф и т. п.

***
Лучше разрешить взять у себя силой десять миллионов, лучше разрешить плевать себе в лицо и топтать себя ногами, лучше разрешить себя высечь, чем добровольно отдать один миллион и сознательно взять на себя рану, когда это неизбежно: в этом дух немецкой нации. Потратив деньгами и натурой десятую часть того, что стоила немцам прошедшая война, в тысячу раз меньше пострадав и избавив, себя от горы позора, они могли бы за 9/10 потерь избавиться от 999/1000 страданий и выйти из войны не с позором, а с честью. Но немцы хотят получить удовлетворение от своей нейтральности, т.е. не хотят примкнуть ни к одной из воюющих сторон, предпочитая, чтобы обе сдирали с них шкуру. Они удовлетворяются тем, что они остались сами по себе. Это нация квакеров Европы. Они разрешают взять у себя все, они дают сюртук и из добродушия, чтобы не подумали, что они сердятся, дают в придачу и куртку. Если они получают пощечину от одной стороны, от одной из воюющих держав, то они поворачиваются так, чтобы получить пощечину и от другой. Так описывает христиан Тертуллиан

***
Я очень хорошо помню, как, изучая науки, я метался, честно полагая, что сказанное прямо — это еще не все. Из оборотов речи, из формы изложения я заключал, что сущность скрыта где-то за текстом, и все знают гораздо больше, чем говорят, а именно дух и основания, исходя из которых они и высказываются. Я долго и тщетно искал того, о чем всегда говорится так, как будто это нечто общеизвестное, правильное, такое, что вызывает к жизни обыкновенное. Но я так и не мог найти этого и наконец понял, что на самом деле ничего и нет, кроме того, что я уже прекрасно понял. Сверх того лишь самоуверенный тон, произвол и дерзость.

***
Многие локрийны повесились из-за того, что не могли сблизиться с мальчиками, которых они любили. Греческал любовь к мальчикам еще мало понята. В ней есть благородное презрение к женщине, и она указывает на то, что должен был родиться новый бог.

***
Великий человек осуждает людей на то, чтобы они его объясняли.

***
Когда человек приходит к убеждению, что он знает это не лучше, чем другие, т.е. когда для него становится безразлично, что другие это сделали плохо, и его интересует лишь, что они сделали хорошо, тогда в него вступили мир и утверждение.

***
Христос-человек — загадка, глубоко отличающаяся от египетской. Здесь из звериного тела вырывается человеческое лицо, а там человеческое тело, из которого вырывается бог.

***
В мировой истории до сих пор пригодно прежнее греческое деление — на греков и варваров.

***
Tags: books6, philosophy3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →