Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Сверчки: песни и квартирный вопрос

Родственные домовому сверчку полевые сверчки Gryllus campestris роют норки, у входа в которые и сидят. Но при этом квартирные вопрос решается у них многотрудно и склочно. Живут сверчки небольшими колониями, так что рядом расположено норок пять-шесть, и таких групп поблизости несколько - до пятнадцати.

Самцы, посидев несколько дней и повыводив свои затейливые мелодии, огорчаются, если к ним не несутся толпами представительницы сверчкового, но все равно прекрасного пола. Тогда обидевшийся на судьбу сверчок идет к соседу и затевает с ним драку. Если побеждает, он устраивается в норке соседа - чужой кусок всегда слаще. Надо ли говорить, что делает изгнанный сосед - конечно, идет еще к одному соседу. Впрочем, и первый сверчок, посидев еще пару дней в свежеотвоеванной норке, выясняет, что и соседово место медом не намазано, и отправляется далее свершать свои рыцарские подвиги в поисках одобряющей их прекрасной дамы.

Сверчки поют хором, подстраиваясь друг к другу. При этом они соревнуются в силе и чистоте песни. Наиболее хорошо орущие самцы доминируют над слабоголосыми, завоевывают себе более выгодные участки. Забавно, что если экспериментально лишить самца органов слуха, он неминуемо становится... доминирующим, побеждая всех в вокальных схватках. Это значит, что у сверчков развита «самокритичность»: плохо поющий самец замечает свою ущербность и уступает признанному виртуозу. А глухой вопит себе, ничем не смущаясь, и прочие самцы, убедившись, что этого глухаря не переорешь, уступают ему вожделенный участок.

Впрочем, социальные отношения сверчков на этом не кончаются. Как и на многие другие звучащие виды (кузнечиков, цикад и т.д.), на сверчков многие хищники и паразиты охотятся по звуку. Находятся такие «умные» самцы, которые сами не очень-то стрекочут. Напротив, они ведут себя тихо и сидят поблизости от особо оручего певца. Самки и паразиты слышат его мощный глас и идут к нему, а сидящие в засаде «умники» паразитов пропускают, а самок перехватывают, начиная ритуал ухаживания с разгоряченной мощными звуками соседа самкой. Такое поведение может показаться «слишком разумным» для сверчка. Тут надо заметить, что сверчок мал, да удал: у сверчков Gryllus bimaculatus неуемным экспериментаторам удалось выработать условный рефлекс: в ответ на удар током сверчок нажимал ногой на рычаг. Прямо как собака: на что хочешь нажмет, только током не бейте.

Дамы же, заслышав призывные звуки кавалеров, отправляются их искать. Пробираясь среди трав, самка часто теряет единственно верное направление - тогда она останавливается и напряженно прислушивается. Уверившись в правильности выбора, снова неуклонно идет к своему счастью. Иногда даже самое чуткое вслушивание не может подсказать ей, где затаился певец. Тогда она залезает на вершины трав (чего обычно делать не любит) - с них слышно лучше. Если и это не помогает, самка решается взлететь. В полете она засекает звук с гораздо большей дистанции (с 30 м), чем с земли, где его экранируют травы и кустики (с 10-15 м).

Слышат сверчки, кстати, особыми тимпанальными органами. Это мембрана с прилегающей к ней воздушной камерой (расширение трахеи). На мембране «сидит» ряд особых чувствительных клеток, воспринимающих ее колебания и отправляющих сообщение об том в мозг. Такие «уши», как у кузнечиков, устроены у сверчка в ногах. «Ухо» довольно большое, поскольку трахейная система, связанная с тимпанальным органом, проходит через всю ногу и в груди соединяется с другой такой же системой из другой ноги - и в разных местах этой общей системы сидят группы чувствительных клеток. Основная система расположена в переднегруди, там, где соединяются трахейные стволы из обеих ног. Так что сверчок способен различать не только направление, откуда идет звук, но и различать сложные ритмические пассажи, анализировать звук по высоте мелодии и т.д. Так что самцы не зря выводит сложные рулады - самки вполне способны оценить мастерство музыканта. Направление на «скрипача» самка определяет, поворачивая ноги со слуховыми отверстиями на голенях из стороны в сторону - как мы поводим головой, чтобы поточнее определить местонахождение источника звука.

Добравшись до самца, самка успокаивается и начинает мирно щипать травку, а возбужденный кавалер охлопывает ее усиками и всеми иными достойными и элегантными способами старается привлечь ее внимание. За это он обычно получает хороший удар задней ногой. Это довольно обычный у сверчков способ защиты. Отлетев сантиметров на десять, упорный кавалер предпринимает новую атаку на сердце дамы. Если же вблизи появится соперник - будет жестокая драка.

Для начала рыцари трубят в боевые трубы. У сверчков есть особый сигнал агрессии, призванный, как и любая боевая музыка, внушить врагу страх, а самого музыканта настроить на боевой лад. Затем сверчки упираются друг в друга лбами («бодаются»), раскрыв челюсти, совершают резкие броски вперед и назад. При этом песня агрессии не смолкает - напротив, становится почти непрерывной. Лягаясь и кусаясь, бойцы сражаются насмерть. Прежде всего бойцы стремятся обкусать противнику усики: это все равно, что выцарапать глаза у кошки. В бою усики для сверка - все равно что боевые флаги. Удары усиками являются решающим сигналом к началу схватки, а если усики обрезать, то сколько такой сверчок агрессивно ни ори, другой в его сторону и усом не поведет - он не конкурент. Поэтому сверчки очень берегут свои усики и часто вылизывают их. Но в бою не до того. Поскольку в своих междоусобицах сверчки весьма воинственны, в Китае даже устраивают сверчковые бои, в которых участвуют полевые сверчки. На этих боях кипят страсти, зрители «болеют» и делают ставки.

Однако мы остановились на романтической, а не боевой теме: на ухаживании. Придя на место встречи, самка обращает на себя внимание самца неуловимо-притягательным запахом «духов». Она выделяет особый феромон, который побуждает самца переходить от, так сказать, безадресного призывного пения к совершенно конкретному ухаживанию за данной дамой. В число ухаживательных действий, способных смягчить сердце упрямой сверчихи, входит особая песня. Именно особая: призывный сигнал, по которому самка ориентировалась всю долгую дорогу, уже отзвучал. Теперь время серенад, а не призывных труб. Звуки самца умиротворяют самку, настраивая ее на романтический лад. Стоя головой к голове, самец поет о своих чувствах, самка же неподвижно слушает. Эта песня редко длится долго. Если призывный сигнал самцы могут испускать часами, то здесь им обычно хватает двух-пяти секунд. Призывный сигнал побуждает самку двигаться к источнику звука, то бишь к самцу, а сигнал ухаживания готовит ее к спариванию. Самки прямокрылых известны в мире насекомых своим упрямством, так что в дополнение к серенаде сверчок употребляет еще и духи. Он испускает особый феромон, дополнительно стимулирующий самку, и машет крыльями, рассеивая эти вещества - так сказать, гонит духи на даму, чтоб прочувствовала. У приличных сверчков есть и еще один сигнал, нечастый в мире насекомых: сигнал посткопуляционный. Он служит для удержания пары: сверчки не разбегаются сразу, а сохраняют семью.
Tags: entomology2, natural short-story2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments