Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Реформированiе филологiи

http://philtrius.livejournal.com/568756.html
http://philtrius.livejournal.com/568833.html
http://philtrius.livejournal.com/570584.html

«1. Надо вынести за скобки двѣ вещи. Первая — деньги (я напишу ниже, почему филологiя нуждается въ поддержкѣ извнѣ), вторая — люди. Любые институты можно заполнить людьми негодными — и результатъ будетъ такой же. Механизмовъ подбора годныхъ людей — достаточно надежныхъ — я не знаю. Ситуацiя усугубляется тѣмъ, что представленiя о научной филологiи у ученыхъ филологовъ разныя, такъ что то, что одному кажется наукой, другому — баловствомъ.
2. Я могу судить только о русской филологiи и классической. Нуждаются ли они въ реформированiи? Классическая — не знаю, русская — безусловно, да. Задача, которую она съ себя снять не можетъ, — подготовка доброкачественнаго изданiя корпуса русскихъ классиковъ. А съ этой задачей она не справляется (меня въ ужасъ повергаетъ одна мысль о томъ, что у насъ нѣтъ нормальнаго Карамзина — и кому прикажете его готовить?).
3. Говорить о реформѣ филологiи — значитъ говорить о реформѣ филологическаго образованiя и научныхъ институтовъ. Первое должно быть разсмотрено на двухъ уровняхъ — среднемъ и высшемъ.
4. О школѣ я когда-то писалъ здѣсь. Но даже на такой скромный результатъ — массовое представленiе о качествѣ изданiй — разсчитывать не слѣдуетъ. Потому, бросивъ на съѣденiе врагу массовую школу, занимаемся созданiемъ нѣсколькихъ гимназiй съ хорошей языковой подготовкой: латынь, англiйскiй, французскiй или нѣмецкiй. Двѣ-три въ Москвѣ и Петербургѣ, по одной — въ крупныхъ губернскихъ городахъ. Все это подъ наблюденiемъ университетовъ (только Императорскихъ), потому на гуманитарные факультеты оныхъ — прiемъ по результатамъ школьныхъ экзаменовъ.

Теперь мы непосредственно перешли къ русскому отдѣленiю филологическаго факультета. Что дѣлать съ нимъ?

5. Послѣ того какъ гимназiи дали выпуски, мы принимаемъ оттуда людей безъ экзаменовъ. Принимаемъ ли кого-нибудь еще? Да, но со студентами обращаемся такъ, какъ будто они прошли этотъ гимназическiй курсъ — уже съ первой недѣли съ ними начинается чтенiе латинскихъ авторовъ. Чего они недополучили въ школахъ со своей подготовкой, нужно добирать самимъ — и чрезвычайно быстро.
6. Попробуемъ набросать программу перваго курса.
Латинскiе авторы — 2–3 пары въ неделю. Курсъ сквозной и гибкiй, поскольку долженъ включать новую латинскую литературу въ зависимости отъ потребностей.
Иностранный языкъ и авторы (для тѣхъ, кто въ школѣ изучалъ нѣмецкiй, — французскiй, и наоборотъ), — 4–5 паръ въ недѣлю.
Итальянскiй языкъ и авторы — 3–4 пары въ недѣлю.
Церковнославянскiй языкъ — 2 пары.
Исторiя русскаго языка — 2 пары.
Исторiя русской литературы — 1 пара лекцiи + 1 пара семинаръ (курсъ сквозной, идетъ съ начала до 1917 года. Преподаванiе новѣйшей русской литературы въ университетѣ запрещается).
Семинаръ по англiйской литературѣ — 2 пары въ недѣлю (чтенiе въ оригиналѣ и обсужденiе на занятiяхъ).
Семинаръ по литературѣ на второмъ изученномъ въ школѣ языкѣ — столько же.
Исторiя Россiи — 1 пара лекцiи + 1 пара семинаръ (начинать со второго семестра и на нѣсколько лѣтъ).
Русскiя древности. То же. Это сквозной курсъ. Начать можно съ юридическихъ древностей, потомъ экономическiя, и постепенно затронуть всѣ области жизни.
Введенiе въ филологiю. Одна лекцiонная пара (только первый семестръ).
Теорiя литературы. Одна лекцiонная пара + семинаръ (только первый семестръ).
Итакъ, у насъ получилось сколько? 21–25 паръ; это много. Почти не остается свободного времени. Уже со втораго курса нужно серьезно разгружать — свободнаго времени должно быть больше. Программа будетъ примѣрно та же, но можно давать меньше часовъ на предметы, на которые ихъ относительно много, и обязательно дать курсъ введенiя въ языкознанiе. Что касается теорлита, то преподаваться онъ долженъ только однимъ способомъ — какъ исторiя воззрѣнiй на литературу и влiянiя этихъ воззрѣнiй на творчество. Самимъ профессорамъ теоретизировать на предметъ литературы нѣтъ никакой необходимости.
7. Еще — вопросъ съ древнегреческимъ. Это вещь нужная для тѣхъ, кто занимается раннимъ этапомъ русской литературы. Нормальный греческiй — это минимумъ 3 пары въ теченiе нѣсколькихъ лѣтъ. Чѣмъ можно пожертвовать? Никакъ не латынью (источники по древней Руси на латинскомъ языкѣ).
Преподаванiе философiи и иныхъ общихъ предметовъ не допускается. Философскiе знанiя нужны въ основномъ тѣмъ, кто занимается исторiей литературы съ XVIII в. — для этого столетiя вольфiанство, для XIX — шеллингiанство и гегельянство. Какъ это дать и кто это могъ бы сдѣлать, непонятно. Первое, что приходитъ на умъ, — включить фрагменты въ языковые курсы (Вольфъ — въ латинскiй, Шеллингъ и Гегель — въ нѣмецкiй — только фрагменты, разумѣется); ну и объяснить дѣтишкамъ, чего имъ не хватаетъ.
Еще я не знаю, что дѣлать со сквознымъ преподаванiемъ исторiи міровой литературы. Я выдѣлилъ для нея рядъ семинаровъ въ курсахъ «языкъ и авторы». Читать это все заглотомъ въ переводахъ, не пережевывая, мнѣ кажется контрпродуктивнымъ. Не сложится полная картина? Это вопросъ, и надъ этимъ еще можно будетъ думать.

8. Сначала нужно сказать, чѣмъ старшiе курсы дополняютъ программу. Но передъ этимъ выражу согласiе съ критикой — программа перегружена. Привести ее въ хоть сколько-нибудь пристойный видъ могутъ двѣ мѣры: 1) брать вездѣ меньшую цифру и 2) преподавать церковнославянскiй языкъ и исторiю русскаго не параллельно, а послѣдовательно. Ну и еще — два семинара по литературѣ на пройденныхъ языкахъ могутъ брать три, а не четыре пары въ недѣлю — чередованiемъ или еще какъ. Все равно остается много, но убавлять уже трудно. На старшихъ нужны — отдѣльно отъ древностей, поскольку съ иной степенью подробности — исторiя книжности (техники и институты, включая типографiи, цензуру, исторiю журналовъ и т. д.), славяно-русская и нѣмецкая палеографiя (французскiй можно читать безъ подготовки, а готику — врядъ ли). Возможно, чего упустилъ.
9. Совершенно очевидно, что рядомъ съ моимъ проектомъ филфакъ МГУ — просто факультетъ педагогическаго вуза. Столь же очевидно, что многолюднымъ придуманный мной вузъ быть не долженъ — отъ силы десятка полтора студентовъ въ годъ. Потому губить филфакъ, чтобъ на его мѣстѣ воздвигнуть мою задумку, было бы нецѣлесообразно. Они должны существовать параллельно — возможно, даже и не совсѣмъ параллельно, и я просто спроектировалъ издательское отдѣленiе филфака.
10. Наконецъ, какъ мнѣ представляется работа послѣ окончанiя вуза. Нужна небольшая мобильная институцiя (съ непремѣннымъ условiемъ, что у нея есть сотрудники и въ Москвѣ, и въ СПб.), научное руководство, небольшая канцелярiя и нѣсколько группъ, реализующихъ издательскiе проекты. Основной составъ группы можетъ быть неизмѣннымъ (кто только что издалъ Дельвига, вполнѣ можетъ заняться Кюхельбекеромъ, если брать первыя попавшiяся имена), но съ правомъ приглашенiя спецiалистовъ (такъ, для Карамзина, естественно, нужны историки).
Вотъ, собственно, и все. Видно, что это не реформированiе, а дополненiе, но, можетъ, оно и къ лучшему.»
Tags: education2, literature3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments