Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Это - мейнстрим современного науковедения

Ну, в основных чертах. Кто один акцент подчеркнет, кто другой.

///"В последнюю треть ХХ в. изменились ориентиры социальной истории науки. Макроаналитическая стратегия анализа — квалификация науки как носителя прогресса и цивилизации — не выдержала проверки временем. В 1970—1980-е гг. сформировалась микроаналитическая стратегия — рассмотрение науки в социокультурном контексте на основе вопроса: как властные отношения проникают в науку и к каким последствиям это приводит? Некоторые последствия уже определились: современное научное сообщество раскололось на две группы (одна пытается понять смысл и последствия научной деятельности, вторая избегает острых морально-политических вопросов); современное контрнаучное движение — следствие связи науки с властно-управленческими аппаратами и военно-промышленными комплексами государств; объективистская модель естественнонаучного и социального познания обслуживает эти связи и потому подвергается критике; конструктивизм — главный метод микроаналитических исследований науки и общества — разрабатывает весьма интересный концепт: «Социокультурная реальность обладает лишь видимостью объективности — она квазиобъективна и представляет собой множество уникальных событий и ситуаций, значения которых всегда релятивны, незавершены, соотносимы с личностными особенностями участников речевой коммуникации, с их фоновыми ожиданиями и неявными притязаниями».
Микроаналитическая стратегия познания науки и общества приобрела большой размах в англоязычных странах."
ВИКТОР МАКАРЕНКО. Наука и власть: контекст социальной истории науки
http://www.ruthenia.ru/logos/number/51/04.pdf

"Формирование современной науки и государств переплетены. Государство использует науку для развития экономики, военной мощи, идеологического оправдания политики, международного престижа. Наука и образование обслуживают государственную машину и продуцируют бюрократию. Но эта схема
взаимодействия рушится в условиях общих и политических кризисов, в тисках которых «… резко возрастает неопределенность положения науки в обществе и социального статуса ученого». Отсюда вытекает кардинальная проблема: полезна или вредна наука в условиях глобальных кризисов во все периоды истории?

...Нередко ученые инициировали преобразования, которые заканчивались кризисом. При поиске новых отношений власть и наука старались максимально выгодно для себя использовать неопределенность ситуации. Власть руководствуется сиюминутными (утилитарными, военными, социально-экономическими, политико-идеологическими) соображениями. Ученые мягко вымогают у власти деньги на гипотетически полезные проекты. В тоталитарных режимах госбюджет — единственный источник финансирования науки. Ради выживания ученые конкурируют между собой за покровительство власти. Идут на этические и политические компромиссы, сделки с совестью. Говорят с властью на понятном для нее языке, демонстрируя преданность «идеологически корректной науке». Научное сообщество готово принять любую идеологическую риторику.

...Не менее важен раскол интеллигенции: один ее полюс олицетворяет власть, другой противостоит власти. Научная интеллигенция претендует на выработку рациональных форм общества и участие в управлении государством. А в кризисные периоды пытается решать противоположные задачи: усилить профессиональную независимость; получить финансово-материальную поддержку; обеспечить приток в науку талантливой молодежи. Власть взамен требует практических результатов и идейно-политической поддержки.

...Интеллектуальная ситуация при становлении science была обусловлена: религиозно-теологической ситуацией; влиянием английской юридической традиции на социализацию натурфилософии; протестантским отношением к чудесам; английским менталитетом. Эти факторы повлияли на поиск среднего пути между атеизмом и религией.

...Главным требованием было правило: компетентность плюс незаинтересованность. Оно означает: утверждение истинно, если удовлетворяет критерию моральной достоверности; моральная достоверность — это несколько свидетельств авторитетных и компетентных людей; свидетели и судьи должны быть незаинтересованными и квалифицированными людьми в разных сферах деятельности. Только при соблюдении этих условий выносимые на суд общества свидетельства могут претендовать на статус научного факта. Но человек отвергает истину, если она противоречит его интересам. Поэтому личные (материальные, властные и прочие) интересы — козни дьявола.

Членство в Обществе предусматривало компетентность, образование, эрудицию, ученые заслуги, социальный статус. В общество не допускались простолюдины и члены радикальных сект, поскольку они не могут правильно вести диспут и экспериментальную работу. Деятельность Общества сосредоточивалась на постановке опытов, систематизации фактов, обсуждении их истинности и полезности. Для этого была разработана особая процедура — доклад-сообщение о конкретном случае в конкретной ситуации, включая сведения о месте, дате события, имена свидетелей. Математика не считалась достоверной, поскольку ее адепты были религиозными радикалами.

Натурфилософы-экспериментаторы разработали идеальную модель общества. Она включала следующие свойства: культ полемики и скептицизма; свобода от внутренних конфликтов, поскольку источником знаний служил высший авторитет Природы; обсуждение конкурирующих мнений в строгих границах — гарантия социальной стабильности при одновременном исключения насилия и идеологического принуждения; только свободный человек (в смысле протестантский ученый) считает упорный труд и терпимость к другим мнениям главными ценностями земной юдоли; квалификация папизма и деспотической власть рассматривались как абсолютное зло.

Иначе говоря, нормы научного сообщества и прообраз идеального общества отождествлялись. Эти свойства противопоставлялись религиозной секте, переносились на политическую нацию в целом. А фактически соответствовали религиозно-политическим взглядам богословов-англикан и противостоят всей традиции Т. Гоббса. Главную угрозу установлению такого общества видели в религиозном инакомыслии и фанатизме.

...Всеобщая подозрительность. После Реформации скептицизм стал универсальным умонастроением. Этому способствовала протестантская концепция: действительные чудеса закончились после 500 г. н.э.; современные чудеса есть дело Антихриста — римской церкви во главе с папой. Но четких критериев разделения истины и лжи не было. Взамен протестанты культивировали подозрение ко всему внешнему — ритуалам католицизма и театру. Внешнее — значит неподлинное. А эпоха религиозных войн показала: обман влечет за собой серьезные культурно-религиозные последствия. Поэтому истина есть главная социальная ценность.

Эта установка воплотила тягу образованных слоев города к социальному, психологическому и культурному размежеванию с плебсом. Простолюдин не способен использовать разум для абстрагирования от чувственно воспринимаемых явлений. Попадает в лапы шарлатанов, колдунов, знахарей, священников, торговцев индульгенциями.

....Юридическое самосознание натурфилософского дискурса. Отцы-основатели Royal Society в сочинениях и дискуссиях использовали юридические термины, аналогии и метафоры. Методология, концепция и приемы установления научных фактов заимствованы из юриспруденции и перенесены в экспериментальную науку.

...Приемы Common Law начали использоваться в научной методологии в виде следующих принципов: при изучении природы одних доводов разума недостаточно; понятие опыта играло главную роль в оправдании экспериментального способа получения знания; естествознание и обществознание опираются на одни принципы поиска истины; в обоих случаях разум и чувства — ненадежные помощники; природные (и социальные) факты надо устанавливать путем свидетельских показаний, оценивать на основе квази-юридических критериев в терминах возможности, компетентности и доказательности. Эта модель заимствована натуралистами.

Дух империи и добровольная милитаризация науки связаны с социальной психологией англичан — восприятием иностранцев как противников или дикарей. Первых надо победить, вторых — усмирить и цивилизовать (сделать подданными британской короны). При этом свой образ жизни считается эталоном. Всякое отклонение означает сдвиг от цивилизации к варварству. Члены Royal Society тоже были цивилизаторами. При каждом удобном случае представляли свои собрания как интеллектуальный рай для иностранцев. Тут все равны. Уважение к представителям других наций — составная часть кодекса чести джентльмена. Члены Общества установили переписку с известными учеными, научными кружками, академиями и ассоциациями почти всех европейских стран. Путешественники, моряки, врачи, торговцы отовсюду слали в Лондон сообщения. Так преодолевалась международная изоляция.

Но декларированный интернационализм базировался на убеждениях: только английские (суть англиканские) ценности способствуют прогрессу науки и философии; ученые других стран совершенствуют язык, а не получают полезные знания; английский язык идеально подходит для выражения научных и философских истин; ученые других стран хотят разведать, что сделано в Англии и Голландии, а не утруждать свои руки и мозги; иностранцы воруют знания. Поэтому члены Общества начали засекречивать сведения, получаемые на еженедельных собраниях.

...Франция: техно-якобинцы. Первая Французская академия возникла в 1635 г. по инициативе ярого христианина А. Ж. Ришелье. Король предписал решать вопросы религии с разрешения церкви, а вопросы политики и морали излагать так, как требует власть и законы. Французские академии создавались сверху. Ибо никто не дал ни копейки на науку. Даже ради развития промышленности, флота, освоения колоний. Поэтому члены академий были людьми обеспеченными или служили при дворе. Главное свойство развития науки во Франции XVII—XIX вв. — влияние власти на науку и образование. Французская революция усилила эту тенденцию.

....Французская ученость отличается следующими свойствами: тесная связь с властью; выплата жалованья за научную работу — разновидность асимметричного общественного договора9; приукрашивание властных подачек ученым; выбор диктатора в ученые (Наполеон стал членом Института по секции механики) для одобрения его колонизационных заслуг; культивирование суррогатов науки с целью доказать полезность и незаменимость главной научной конторы; разгон моральных и политических наук и презрительная квалификация их представителей как идеологов. После такой реорганизации уже в 1809 г. пришлось отменять ученые заседания, поскольку обсуждать было нечего. Началась бесконечная активизация сверху научной деятельности.

...В целом российская модель определяется двойным эпигонством: Пруссия создала ученое сообщество в подражание Англии и Франции; Россия создала АН в подражание Пруссии.

...С самого начала Петербургская АН была учреждением бюрократического государства и зависела от непредсказуемой власти императриц и их фаворитов. В Европе не было академий, члены которых получали за это деньги. Соединения в одном учреждении академии и университета тоже не было. Чины за научные заслуги не присваивались, т. к. ученые не состояли на государственной службе. В России вступала в силу Табель о рангах. Эти явления — родовые черты российской науки и образования, которые обусловили большинство кризисов того и другого

...На протяжении ХVIII в. АН испытала все прелести властно-бюрократических процессов. Ее проект был одобрен Сенатом, а Регламент длительное время оставался неподписанным. Ученые наемники получали хорошее жалованье на фоне бесконечных придворных интриг и кризиса руководства.

...Руководство АН способствовало развитию в научном сообществе России следующих свойств: засекречивание материалов географических экспедиций; развитие подозрительности, обвинение иностранных ученых в шпионаже; конфликт научных достижений с непрерывными кризисами руководства; преобразование канцелярии АН в руководящий орган; превращение шефа канцелярии в теневого президента; укрепление его личной власти (трата казенных средств на нужды семьи, обретение покровителей за счет раздаривания академических изданий, стимулирование раздоров между послушными и независимыми учеными). Но эти явления — следствие страха от того, что усиление русских ученых обернется против шефа академической канцелярии и его
семьи, а не германской русофобии.

... В России развитие науки спровоцировано властью. Поэтому университеты готовили бюрократию.

...на основе множества исторических данных обосновано принципиальное положение: до середины ХIХ в. русской науки как таковой не было; была плеяда выдающихся ученых. А во второй половине ХIХ в. идеи застревали в колесах бюрократической машины.

...Наконец, российская модель не имеет ничего общего с Royal Society и определяется первичными свойствами российского научного сообщества: наука есть государева служба; ученые обслуживают процессы усиления и централизации государства; и должны постоянно доказывать отсутствие связи между развитием науки и смутами; наука есть знание под руководством и охраной власти; российская наука — копия прусской модели, в которой наука контролировалась властью, но переплелась с буржуазной идеологией Европы. На основе указанных свойств в России возник и развивался разрыв гражданского и профессионального статуса ученых — признание науки источником экономического и военного могущества усиливало подозрение к ней. Российская профессура вышла на передний край политической борьбы, но одновременно состояла в высших слоях бюрократии

...При создании науки снизу трагедия приобретает следующий вид. Творцы Royal Society не виновны в идее независимости ученых от государства. Отсутствие финансирования они восприняли как угрозу нищеты и невыполнения великой задачи постижения природы. Верили, что добровольцы науки дополнят усилия профессионалов, и отвергали профессионализацию науки. Но ради денег пожертвовали независимостью. Сформулировали идею пересмотра всех книг для сбора всех сведений о всех природных явлениях. Эта идея базировалось на вере: контора обязана проявлять инициативу. На деле попытка сбора всей информации влекла угрозу гибели под грудой бесполезных сведений. Возникла проблема отбора и программ исследования. По причине громадности задач и отсутствия жалованья пришлось принимать в Общество богатых дилетантов и любителей, что снижало его уровень. В настоящее время Royal Society (вместе с гуманитарной Британской Академией, созданной в 1902 г.) распределяет государственные гранты на исследования.

При создании науки сверху (Франция, Германия, Россия) ситуация меняется. Французская революция выдвинула лозунг Республике ученые не нужны, ликвидировала АН как гнездо контрреволюции, бесполезное сборище современных шарлатанов. Эта мера оправдана, поскольку большинство научных открытий сделаны людьми, не состоявшими в академиях. В противовес ценностям истины и свободы революция сформулировала идеал утилитарно-конформистской науки, идеологически лояльной к режиму и ориентирующейся на утилизацию научных результатов в промышленности. Преподавание поручалось тем, кто доказал способность к исследованиям. Такая социальная ориентация науки выражалась в лозунгах прогресса и пользы.

Итак, все модели определяются историей, условиями появления, типом руководства, структуры, состава, отношений науки с властью. В дальнейшем развитии национальные АН сохраняли врожденные свойства — общие характеристики отношения науки и власти"

-----------------------------
Как много интересных вещей. Наука долгое время жила так, будто общество обязано её понимать или даже не понимая - ей платить. И, наконец, общество повернулось, взглянуло прямо в глаза: а что мне здесь на деле надо? Ох, нехорошая история. наука оказалась катастрофически не готова отвечать, зачем она нужна - у нее нет такого ответа, совсем. А общество тоже оказалось не добренькое, и ничего умнее крови и хлеба у него на уме нет. Ну интернет еще, конечно. Полная взаимная неготовность общаться, причина - разложение ценностей и потому исчезновение языка. нечем и нечего сказать - ни науке - людям, ни людям - науке. Остаются эти жалкие игры в цепи влияния и патронажа, которые, как мне кажется, смешны даже без специального приглядывания.

Старательно отмечают важность религии для возникновения науки, радостно фиксируют светский характер современного общества - и н приходит в голову подумаить - если эту ветку отпилить, как в воздухе держаться будем? А не пилить нельзя.

"Математика не считалась достоверной, поскольку ее адепты были религиозными радикалами." А? Каково?

"Натурфилософы-экспериментаторы разработали идеальную модель общества. Она включала следующие свойства: культ полемики и скептицизма; свобода от внутренних конфликтов, поскольку источником знаний служил высший авторитет Природы; обсуждение конкурирующих мнений в строгих границах — гарантия социальной стабильности при одновременном исключения насилия и идеологического принуждения; только свободный человек (в смысле протестантский ученый) считает упорный труд и терпимость к другим мнениям главными ценностями земной юдоли; квалификация папизма и деспотической власть рассматривались как абсолютное зло. Иначе говоря, нормы научного сообщества и прообраз идеального общества отождествлялись. "
Это ж прямо про сейчас. Люди внутри науки подспудно убеждены, что отношения внутри научного сообщества - это некий прообраз для общества в целом, нечто идеальное, что критика и т.п. - необходимые вещи в общественной жизни. Целые направления в общественных науках, целые ветви теории экономики выстроены на этом профессорском заблуждении - когда кажется, что отношение к статье коллеги и есть нормативное отношение между людьми, а нормы научной аргументации - это правила разговора. И в этот бред - веруют.
Tags: science4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments