Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Про высшее

<<<Второй возможный подход к измерению - это оценка доли населения с тем или иным уровнем образования. Здесь приведены данные по странам ОЭСР и России [слайд]. Мы видим, что по доли населения с образованием не ниже вторичного, то есть полного среднего или аналогов, Россия выглядит одним из лидеров. В данной таблице вообще нет ни одной страны, где бы этот показатель был выше. А по доле всего населения с третичным образованием вообще феноменальный результат - почти 60%. А если мы посмотрим на занятое население, то это вообще 64%, то есть 2/3 российских работников имеют третичное образование. Это абсолютный мировой рекорд. Нет страны, по крайней мере, из тех, по которой существует статистика ОСР, которая могла бы похвастаться таким показателем. Можно, конечно, возразить и сказать, что к третичному образованию, помимо высшего российского образования, относят обычно и среднее профессиональное образование. Но основание для такого отнесения не вполне очевидны, потому что очень часто обучение в техникумах, получение среднего специального образования идет параллельно, а не после получения полного общего образования. Но даже если мы уполовиним долю обладателей среднего профессионального образования и только половину из них отнесем к уровню третичного, то и в этом случае окажется, что в России порядка 40-45% работников имеют третичное образование. И это будет одним из лучших, самых высоких показателей в мире.>>>
http://www.contextclub.org/events/y2010/m11/n51
Ростислав Капелюшников
Выступление на тему «Человеческий капитал России»

<<<...доля людей, обладающих высшим образованием в России на порядок больше, чем в других странах, относящихся к той же доходной группе.

...Интересно, что среди мужчин спрос на высшее образование рос гораздо медленнее, чем среди женщин. Численность женщин, обучающихся в вузах, выросла за этот период практически в три раза (даже в три с лишним), тогда как мужчин лишь в 2,5 раза. И это заставляет со скепсисом отнестись к очень популярному объяснению бума спроса на высшее образование. Наверняка все мы многократно слышали, что молодежь бежит со всех ног в вузы просто для того, чтобы скрыться от армии. Тот факт, что среди женщин спрос на высшее образование рос гораздо быстрее и активнее, чем среди мужчин, показывает, что это, по меньшей мере, не совсем так. Существует способ, как можно примерно прикинуть вклад фактора призыва в спрос молодежи на высшее образование. Существует очень устойчивая тенденция - численность обучающихся на очных отделениях среди мужчин выше, чем среди женщин. Можно предположить, что, по всей очевидности, это связано именно с желанием откосить от армии, потому что заочное отделение отсрочек не дает, а очное - дает, что, если бы не эта угроза, то соотношение между очным и заочным обучением среди мужчин и среди женщин, было бы примерно одинаковым. Если произвести такой расчет [слайд], то нижняя синяя линия (и к ней относящаяся правая вертикальная ось) показывает, что максимум на фактор призыва можно отнести не больше 6-8% от общего контингента обучающихся в вузах. Но и это, по всей очевидности, сильная переоценка, потому что при отсутствии этой угрозы многие молодые люди либо стали бы поступать в вузы позже, либо стали бы поступать на заочное отделение, тем не менее, они не отказались бы от получения высшего образования. И это означает, что разумная и консервативная оценка - это максимум 2-3%. Совершенно очевидно, что бум спроса на высшее образование не может объясняться не только демографическими факторами, но и фактором призыва.

Существует примерный способ заглянуть в будущее, посмотреть, какая же доля российской молодежи рано или поздно получит высшее образование, чтобы примерно понять, к какому обществу мы движемся на всех парах. Я надеюсь, что те цифры, которые я привел, действительно, подтверждают, что движение на всех парах, имеет место быть. Красная линия [слайд] - это соотношение между выпуском из полных средних школ в данном году и приемом в вузы в данном году. В 1990 году это соотношение составляло 0,5, а сейчас оно составляет 1,7. То есть число людей, принятых в вузы, в 1,7 раза превосходит тех, кто окончил в этом году среднюю школу. На это можно возразить, что это достаточно зашумленный показатель, потому что российская система образования многоканальная, в вузы можно поступать не только после окончания школы, но также и после окончания техникумов, и после окончания ПТУ и т.д. Поэтому второй показатель (он обозначен синим) представляется мне более надежным и более информативным. Это соотношение между численностью принятых в вузы в данном году и численностью окончивших девять классов обязательного образования двумя годами раньше. Можно сказать, что, если бы возрастная структура молодежи была абсолютно стабильной, и если бы система образования находилось в состоянии равновесия, то этот показатель давал бы нам представление о том, какая часть молодежных когорт рано или поздно получит высшее образование. В начале периода это соотношение составляло 0,27, а сейчас оно достигло единицы.

...Это означает, что при прочих равных условиях, рано или поздно среди современных молодежных когорт высшее образование получит 70-75%.

...2/3 населения рано или поздно будет иметь высшее образование. Существует два основных подхода к оценке качества образования. Первый можно назвать затратным и второй - результатным. В одном случае качество образования оценивается на входе в образовательную систему, во втором случае - на выходе из нее. Первый подход - это различные натуральные и денежные показатели расходов на образование. Самый распространенный показатель - это доля расходов на образование в ВВП страны. Вы видите, что в России этот показатель составляет 3,9% [слайд]. Это государственные расходы и это меньше, чем во всех странах, включенных в эту таблицу, исключая Японию. Даже если мы добавляем частные расходы, то это 4,7% от ВВП, то есть это меньше, чем даже в Индии, Бразилии, странах БРИК, не говоря уже о большинстве развитых и переходных экономик. Учитывая относительно небольшую долю расходов на образовании в ВВП и огромный охват третичным образованием, можно предположить, что относительные расходы на одного учащегося в России будут очень низкими. И это действительно оказывается так. Существуют такие общепринятые показатели как соотношение между расходами на одного учащегося на той или иной ступени образования и душевым ВВП. Вы видите [слайд], что в России для начального образования - 11%, для среднего -18% и для высшего - 32%. Это одни из самых низких показателей в мире.

...Существует другой очень важный показатель - это соотношение между численностью учеников и численностью преподавателей. Понятно, что чем меньше учащихся приходится на одного преподавателя, тем, в принципе, в общем случае мы можем ожидать более высокого качества обучения. Парадоксальная вещь - по этим показателям Россия оказывается одним из лидеров, в том смысле, что она показывает один из самых благоприятных показателей. В России в системе начального образования на одного преподавателя приходится 17 учеников, среднего - 9 учеников и третичного - 10-13 учащихся, студентов. Это гораздо ниже, чем в подавляющем большинстве стран, за исключением самых-самых развитых в том, что касается третичного образования. Вы видите [слайд], я привожу только один слайд, опять Россия оказывается жутким «аутлайером». Она лежит гораздо ниже линии тренда, но я напоминаю, что в данном случае лежать ниже линии тренда, - очень хорошо. Это означает, что соотношение учащихся и преподавателей в России очень благоприятно. Это означает, что в России на одного преподавателя приходится гораздо меньше учащихся, чем в странах с сопоставимым уровнем ВВП на душу населения. Можно возразить, что эти замечательные результаты в значительной мере связаны с тем, что в России существует гигантское множество малокомплектных сельских школ, где на одного преподавателя приходится очень мало учащихся, но говорить о хорошем качестве обучения в этих школах не приходится. Но даже если мы выбросим все сельские школы и посчитаем это соотношение только для городских школ, все равно в России выйдет примерно 13 учащихся на одного преподавателя, что, в общем, совпадает с лучшими показателями для стран OECD. Возникает вопрос: а как вообще возможно, что, с одной стороны, Россия тратит в финансовом выражении гораздо меньше, чем другие страны, а учителей на одного учащегося оказывается гораздо больше? Я думаю, что на этот риторический вопрос вы и сами дадите легкий и прямой ответ, который заключается в том, что в России оплата преподавателей традиционно находится на очень-очень низком уровне. Скажем, сейчас она составляет примерно 70% от средней зарплаты по экономике или в промышленности, а в большинстве других стран - где-нибудь 95-120%. И понятно, что относительно низкая оплата труда преподавателей не может не сказываться отрицательно на качестве обучения, которое получают учащиеся. Это мы говорили о затратных показателях, о показателях на входе в систему образования.

...Если мы смотрим на грамотность чтения, то оказывается, что в 2006 году учащиеся российских начальных школ занимали первое место в мире. Они демонстрировали самые хорошие показатели. Весьма неплохие показатели демонстрировали они также по математической грамотности - 9 место из 25 стран и естественнонаучной грамотности - тоже 9 место из 25 стран. Когда мы переходим на следующий уровень, российские показатели начинают проседать, постепенно уходить из верхней части ранжирования, все больше сдвигаясь к середине. Следующие три строчки - это обследование учащихся 8-9 классов. Вы видите уже, что результаты, которые демонстрируют российские учащиеся - 14 место по математической грамотности из 50 стран и по естественнонаучной грамотности - 21 место из 50 стран. А если мы переходим на еще более высокий уровень, на следующую ступень образования - учащиеся 15 лет - это обследование Пиза, то Россия вообще скатывается за середину. Она оказывается в нижней части распределения по всем показателям. Более того, складывается впечатление, что с ходом времени образовательные достижения, которые демонстрировали российские учащиеся, постепенно шли вниз. И вторая видимая закономерность состоит в том, что существует тенденция к постепенной деградации качества обучения при переходе с более нижних на более высокие ступени образования. В начальной школе все очень достойно, с точки зрения международных сопоставлений, весьма средне на уровне неполной средней школы, видимо, плохо на уровне полной средней школы, ну, а к высшему образованию мы обратимся позже.

На самом деле сравнивать результаты разных исследований тяжело. Они проводятся по разным выборкам, разные методологии и т.д, и т.п. Недавно было проделано интегральное исследование, где были обобщены показатели, которые демонстрировали разные страны в разных исследованиях за последние 30 лет, и выведены интегральные показатели качества образования. Россия набирает 492 балла, при среднем - 500 баллов. Это 29 место из 77 стран.

...И по одному, и по другому показателю Россия оказывается типичным средняком, то есть она и с точки зрения универсального предоставления добротного образования всем учащимся демонстрирует посредственные результаты, и с точки зрения отбора и наделения самых талантливых и одаренных людей первоклассным образованием тоже является середняком. С этой точки зрения можно сказать, что всевозможные разговоры о построении в России инновационной экономики и всего такого прочего выглядят не очень убедительно.

...Относительно высшего образования - Россия ни в каких обследованиях высшего образования взрослого населения не участвует, но у нас есть основания полагать, что качество высшего образования в России в среднем ужасающее и, видимо, падало, падало и будет продолжать падать. Думать так нас заставляет такой показатель, как доля студентов на неочных формах обучения. Если до начала переходного периода примерно 45% учились не очно, и 55 - очно, то сейчас они поменялись местами. Вы видите [слайд], что численность студентов вузов на неочных формах обучения выросла в 3,5 раза, тогда как очных - примерно в 2,5 раза. Понятно, если мы говорим о качестве обучения, чем отличается очное от неочного образование. К этому следует добавить, что на старших курсах большинство студентов - 50-80% по разным оценкам - совмещают учебу с работой. Это тоже должно определенным образом отражаться на качестве получаемых ими знаний и навыков.

...В этом смысле можно сказать, что качество российского образования, в общем-то, соответствует его стоимости: дешевое образование - низкое качество.

...Общеизвестно, что образование резко усиливает конкурентные позиции на рынке труда. Из опыта других стран, мы знаем, что люди с высшим образованием демонстрируют более высокий показатель экономической активности, для них выше уровень занятости, они лучше защищены от рисков безработицы и т.д. Действует ли эта закономерность на российском рынке труда? Оказывается, что действует и в полную силу. Я не буду, для экономии времени, приводить данные по различиям в уровнях экономической активности и занятости между работниками с высшим и со среднимобразованием (различия достигают порядка 15-20 процентных пунктов). Я представлю только один слайд [слайд], который касается уровня безработицы. Вы видите, что по сравнению с обладателями среднего образования, безработица для лиц с высшим образованием оказывается в три раза меньше. И это характерно как для мужчин, так и для женщин. Вообще здесь действует почти что универсальная закономерность, почти монотонная: чем выше уровень образования, тем меньше риск безработицы. Мало того, это соотношение поддерживалось как на протяжении 1990-х, так и 2000-х годов.

...На этом слайде [слайд] представлена динамика норм отдачи от образования, то есть, на сколько процентов увеличиваются зарабтки людей при увеличении образования на один дополнительный год по данным разных исследователей.

...Мы видим, что пик был достигнут в 2003 году, по этим данным - примерно 9,5%, а потом норма отдачи немножко упала, примерно на 1,5%, и сейчас находится на уровне 7-8%. Другие источники этого падения не подтверждают и показывают, что на самом деле нормы отдачи на протяжении даже второй половины 1990-х годов находились на очень высоком уровне, причем, более высоком уровне, чем показывает РМС. Это порядка 10%. При этом важная закономерность, которая опять-таки работает не только в России, но и в большинстве стран мира, - нормы отдачи от образования для женщин существенно выше, чем для мужчин. По данным за 2009 год норма отдачи от одного дополнительного года образования для женщин - 13%, для мужчин - 9%.

...Оказывается, что при прочих равных условиях лица с высшим образованием зарабатывают почти на 80% больше, чем лица со средним образованием. Для выпускников ссузов - почти 13%. Тем, кто окончили ПТУ, это практически ничего не дает, то есть выигрыш в заработке порядка 3%. И те, кто не получили даже среднего образования, проигрывают в заработках порядка 8%. Самое интересное, конечно, это строчка для «мужчин» и «женщин». Мы видим, насколько выигрыш от высшего образования в терминах заработков у женщин больше, чем у мужчин. У мужчин - порядка 60%, у женщин - свыше 90%.

...Это то, как соотносится распределение занятых в России по уровням образования и по профессиям [слайд]. И мы видим, что значительная часть людей с высшим образованием работает по профессиям, которые не требуют высшего образования.

...Здесь делается совершенно контринтуитивный вывод, что в 2000-е годы спрос на высококвалифицированную силу в российской экономике рос намного быстрее, чем ее предложение, вопреки всему тому, что говорят, и вопреки всему тому, что кажется на первый взгляд. Это всего лишь арифметические иллюстрации тезиса [слайд] о том, что гораздо больший процент людей с высшим образованием стал трудиться по профессиям, требующим высокой квалификации, чем это было десять лет назад. Это слайд, который иллюстрирует, что, несмотря на это, доля обладателей высшего образования, третичного, которые трудятся по неквалифицированным профессиям, в России выше, чем в подавляющем большинстве стран мира [слайд]. Таким образом, человеческий капитал недоиспользуется по сравнению со значительной частью других стран. Это расчеты профессиональных премий [слайд] - насколько выигрывают люди, если они получают профессию руководителей, специалистов высшего уровня квалификации либо специалистов среднего уровня квалификации. Оказывается, что эти профессии в России хорошо окупаются.

...Вывод общий такой: как я сказал в самом начале, пути трансформации человеческого капитала в России были неоднозначными и неоднозначными оказались результаты. С одной стороны, мы видим, что по формальным характеристикам российская экономика обладает очень высоко образованной рабочей силой. Более того, очень важный позитивный результат, что доля работников с высоким образованием, которые заняты на квалифицированных местах, последние десятилетие не сокращалась, а росла, то есть положение людей с высоким образованием на российском рынке труда последние десять лет становилось не хуже, а лучше. Это во многом позволяеют понять, почему же нормы отдачи от образования не падали на протяжении этого периода. С другой стороны, качество российского образования очень плохое, несмотря на то, что в 2000-х годах было улучшение соотношения между спросом и предложением на высококвалифицированную рабочую силу. Оно все равно остается очень плохим - хуже, чем в подавляющей части стран мира. И это заставляет предположить, что то улучшение, которое наблюдалось в 2000-е годы, - это всего лишь передышка, и что российская экономика подошла к той черте, за которой может начаться снижение экономической отдачи от образования и возрастание масштабов недоиспользования рабочей силы.

...Возможен сценарий, при котором, предложение людей с высоким образованием будет намного опережать спрос на них, а нормы отдачи будут поддерживаться, несмотря на это, на высоком уровне. Дело в том, что возможен такой сценарий, при котором люди с высоким образованием, потому что их много, начинают спускаться на менее квалифицированные места, но, спускаясь туда, они вытесняют тех менее образованных работников, которые раньше занимали эти рабочие места на еще менее квалифицированные рабочие места. И в этом смысле разрыв в заработках между теми и другими остается прежним. И поскольку нормы отдачи представляют собой относительный показатель эффективности, дипломомания может принять характер самоподдерживающегося процесса.

...И в этом смысле это что-то, вроде ловушки, из которой непонятно, как можно выйти, куда можно выйти, и вообще что собой будет представлять общество. Таких исторических прецедентов, где 2/3 населения являются обладателями дипломов высшего образования, еще не было. Что в этом смысле можно было бы сделать? Я вообще не уверен, что можно что-либо в этой ситуации сделать. Тем не менее, исходя из неких общих представлений, можно было бы сказать. Можно было бы хотя бы частично рационализировать ситуацию, если бы можно было значительно поднять стоимость образования, но, повторяю, не плату за образование, а стоимость. Сделать так, чтобы потерянные заработки превратились в реальный элемент издержек получения образования, чтобы они не были нулевыми, чтобы процесс обучения не напоминал рекреационную деятельность, как это сплошь и рядом происходит. Тогда удорожание получения образования, не за счет платы, а за счет того, что, чтобы получить этот диплом, надо работать, тратиться и лишать себя возможности заниматься чем-то другим. Тогда это могло бы сбить тот искусственный спрос на высшее образование, который имеет место. Тогда это, по идее, могло приподнять качество российского образования. Но подобного рода фантазии наталкиваются на жесткую реальность, потому что сами учебные заведения в этом нисколько не заинтересованы.

Рашид Велемеев: Тенденция такова, что, если мы говорим применительно к конкретной стране, например, к России, то сейчас говорить об образовании людей, которые имеют среднее или высшее образование, или закончили профессиональное техническое училище – это все равно, что заботиться о достаточности количества еды на корабле, который тонет. Проблема человеческого капитала, на мой взгляд, заключается в другом. Сейчас существует тенденция перетекания этого человеческого капитала. Здесь не только страна виновата, но и виноваты погодные условия в том числе, потому что примерно 30% людей, которые являются, действительно, хоть какими-то двигателями изменений в экономике, в стране, – это люди, которые связывают свою жизнь с более теплыми местами. И для меня этот вопрос, условно говоря, теряет актуальность.

Рашид Велемеев: Нет, серьезно. Понимаете какая штука, ведь в Грузии, я был там лет семь, наверное, назад, 98% молодых людей получали высшее образование. Грузия на это время (может быть, у меня ошибочные цифры) занимала одно из лидирующих мест в Европе.

...Ростислав Капелюшников: ...Я говорил, что, если включить в этот список экс-советские страны, то там можно найти страны а-ля Россия. И первой будет Грузия, где около 40% имеют высшее образование. Но есть одно важное отличие – в Грузии высшее образование в среднем практически не окупается. Там отдача на год образования составляет 3% по оценкам, а в России – 10%. То, что вы перепроизвели кучу людей с дипломами вузов, и они стали получать низкие зарплаты, – это не удивительно, а вот российский случай удивителен. Вы продолжаете штамповать людей с высшим образованием, и они, вопреки всем ожиданиям, продолжают получать относительно высокую заработную плату.

...Ростислав Капелюшников: Понимаете, конкуренция конкуренции рознь. Я бы не сказал, что сейчас нет конкуренции между вузами за студентов. Еще какая. Но это конкуренция, направленная на падение академических стандартов обучения. Они используют это как средство в конкурентной борьбе. Кто больше понижает академические стандарты, тот выигрывает. Я не уверен, что какие-либо вступления куда бы то ни было могут исправить эту ситуацию. Я вообще очень скептически отношусь к возможности исправления этой ситуации в общем случае. Максимум, на мой взгляд, можно надеяться, что какие-то анклавы, какие-то точки высокого качества будут появляться. И работая в иной среде, на ином уровне, ориентируясь на мировой рынок, они будут поддерживать и повышать качество обучения. А что касается долгосрочных трендов, может быть, это выходит за рамки сегодняшней темы, но следует иметь в виду, что Россия вступила в период резкого абсолютного снижения предложений труда. Численность рабочей силы будет убывать, убывать.

...Александр Абдин: Нет, на одного доктора приходится двенадцать помощников, в смысле – не медицинского персонала. Доктор – слишком дорогая игрушка. Я вижу, что при Советском Союзе их тоже довинчивали, прикручивали и наставничеством доводили до кондиции. Я н думаю, что здесь что-то стало провальным. А то, что касается человека, касается и всех сотрудников – я закладывал такую логику в тех людей, которые занимаются подбором персонала: поймите, вы сперва берете человека, смотрите, что за личность. Он должен быть хорошим человеком, а потом уже все остальное к нему прилагается – дипломы и все остальное. Поэтому все удивляются, кто у нас работает, а что вы так долго меня на интервью спрашивали про хобби, какие книжки читаю, куда хожу в кино. Можно взять приличный диплом, но если приличный специалист, врач является приличной скотиной, то очень тяжело. Пациенты от этого пострадают, поверьте мне. Поэтому личность должна быть на «пятерку», а если врач даже на хорошую, твердую «четверку», то до «пятерки» мы его доведем.>>>



--------------------------------
Там хорошие еще
http://www.contextclub.org/events/y2009/m4/n17
http://contextclub.org/events/y2010/m12/n47
Tags: books2, education2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments