Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Скучная фантастика

Случается, что одновременным чтением перекрещиваются совершенно разные книги. Так и встретились… Теодор Шанин, известный социолог и историк крестьянства, написал книгу «Революция 1905 года: момент истины». Это обзор предреволюционной истории России, с интересными очерками о Ленине, Троцком, Столыпине – и менее известном грузинском меньшевике Жордании. В книге имеется замечательное послесловие, в котором Шанин говорит о наиболее общих установках общественных наук: «Часто получалась модель человеческой истории как театра кукол, которыми управляют всецело внесубъектные «руки», и это узаконивалось как «научность». Также использовались числовые методы, статистические средние величины и компьютерные подсчеты, которые не учитывают качественное разнообразие. Что касается альтернативных объяснений социальной истории, самым широко распространенным… было представление ее решающих моментов как взрывов человеческой патологии, «психологии толпы» или подсознания…(пока все не успокоится опять до того состояния, которое подвластно «науке», т.е. поведения, которое является не более чем вектором «объективных сил», механически повторяющихся, полностью предсказуемых и скучных в самом глубоком смысле этого слова)».

То, что сейчас считается наиболее прогрессивным и научным – статистическое, формализованное исследование – это: скучная наука.

Не только скучная, но и неправдивая: «Мы живем в период огромной самоуверенности науки и – одновременно – невероятных фиаско предсказаний обществоведов. Мы видим катастрофические результаты неосуществившихся прогнозов и планов, которые дали обратный результат, - фанатическую приверженность «модернизации», которая обернулась массовым голодом, либеральные мечты, которые привели к фашистским режимам» (Шанин).

А другая книга, с которой пересекся Шанин – знаменитый цикл Азимова «Академия» («Основатели и Империя»). Гениальный ученый изобретает «психоисторию» - точную, статистическую, объективную науку, которая способна предсказать историческое развитие. Весь огромный цикл Азимова – панегирик «мертвой руке» математика, тому, как невидимые законы поверх людских желаний и замыслов управляют миром. Персонажи по-азимовски бледны и схематичны. Течение истории нарушается появлением гениального урода, но он смертен, и после всплеска-отклонения мир постепенно входит в берега статистических ожиданий. Сама азимовская история, кстати – бесконечное топтание на месте, между первой галактической империй темные века, а за ними новая галактическая империя; от атомной технологии к паровому двигателю и вновь к изобретению атомной технологии.

Почему невозможно такое предсказание, о котором написал Азимов? Почему на самом деле статистическими прогнозами и невидимой рукой не достигается ничего интересного в познании и жизни? Почему получается только «скучная история»?

Основной пафос этих безличных законов в том, что они описывают то, что происходит само собой, игнорируя индивидуальные попытки помочь или помешать ходу истории. Миллиарды человеческих воль суммируются, поглощая любые индивидуальные вариации. Это – рок любого парламентаризма. Яркое интеллектуальное решение, если оно появится по поводу какого-либо политического вопроса, самой процедурой подсчета голосов и утрясания разногласий приводится к серой бессмысленности. Это еще не решенный вопрос: как сделать демократию интеллектуальной? Как согласовать множество мнений, не приводя их к «среднему»? Ведь мысли не складываются…

Между прочим, следующий логический шаг для сторонников «статистических законов развития общества» - признание надмирной силы, которая не дает человечеству пропасть. «Редукционизм подрывает наше понимание этих противоречивых процессов тем, что оставляет вне поля своего зрения некоторые из его звеньев. Это также приводит к тому, что мы довольствуемся лишь схемами, теряем вкус к изучению богатства человеческих реалий, которые замещаются застывшим образом кукольного театра, где роль кукольника играют боги или фатализм входных сигналов и обстоятельств» (Шанин).

Самое известное проявление такого мышления – антропный принцип. Но и у историков с обществоведами мне приходилось встречать подобное. Логика такая: миллион лет человечество существует, умело уворачиваясь от тупиков и превозмогая кризисы. Такая длительность успешной эволюции заставляет предположить, что и нынешние кризисы как-то разрешатся. Значит, мы идем правильно.

Эта забавная логика ждет в конце пути любого сторонника того мышления, которое основывается на представлении об обществе как собрании атомов-индивидов, подчиняющихся статистическим законам. Даже такой умный человек, как Хайек, не избежал. Призывая не вмешиваться в статистическую игру индивидов на рынке, он аргументирует: это подобно эволюции живого, живое живет, вот и аргумент; значит, неуправляемая система хозяйства будет эволюционировать правильно и не приведет к краху.

Сторонники «невидимой руки», управляющей историей, переходят на стратегию повышения численности вместо стратегии интеллекта (r-стратегия вместо К-стратегии): нас много, говорят они, нас миллиарды, и в конце концов в экономической борьбе за существование кто-то выплывет. Лучший и победительный.
Скучная наука и скучная фантастика.
Tags: sociology6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments