Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Разговор о ярком преподавателе

///ссылку не даю отчего-то///
ivanov_petrov
Мне интересно - я был бы благодарен за развитие тезиса - "кто сами ярко мыслят, очень плохо учат". Почему?

kosilova
Примеры.
О, это огромная, болезненная и хорошо знакомая тема! Сперва я приведу 3 примера, потом постараюсь сказать, как я это вижу в общем.
1. ФГ. Примем без обсуждения, что он ярко мыслит. Теперь как он учит. У него два модуса: более частый (раньше был единственный) – ни на кого не давить, пусть дети максимально общаются, творят и развиваются. Этот модус привел к практическому развалу кафедры, где он заведует. Там просто никто ничего не знал. Юные творцы велосипедов встречались, но им лень было даже учить таблицу умножения, не то что как велосипед устроен. Второй модус – крайняя жесткость. Ему стало неприятно, что у него худшая кафедра из всех, и он заявил: я заставлю вас учиться, лодыри! Теперь он читает сам все курсовые и выслушивает доклады. К сожалению, он опознает только те мысли, которые думает сам в настоящее время. Поэтому большинство работ студентов для него "ерунда", "чушь", "халтура". Зато те, кто пишут конспекты его лекций вместо курсовых – по его мнению, гении.
2. АД. У него был только один модус, крайняя мягкость, основанная на крайнем же равнодушии к другим. Его интересовал его предмет. Он мог рассказать очень много, но ему было совершенно все равно, слушают его или нет. В требованиях к экзамену он был вообще-то суров, даже излишне, поэтому они почти никогда не выполнялись.
3. ВБ. Это самый грустный случай. Он был действительно очень умный человек и очень хорошо писал, а говорил – как медитировал, невозможно было оторваться. Его поэтапно вытравливали с факультета (и правильно делали! Вот ведь в чем дело). Я застала тот период, когда он не работал в составе факультета, но читал факультатив. Вокруг него вилась одна и та же команда ВБ-инцев, которые во время его преподавательских медитаций воспаряли духом к иллюзии, что они сами о чем-то мыслят. В то время как мыслил только он. Эта компания была очень тягостным зрелищем. Подавляющее большинство людей в ней были абсолютно творчески бесплодны.

Теория.
Прежде всего надо сказать, что эти три примера, конечно, не абсолютны. Говорят, в среде Щедровицкого были люди, которые чему-то научились, говорят также, что некоторые из учеников Подороги являются самостоятельно мыслящими. Здесь я объясняю это так, что это были люди изначально талантливые и крепкие духом, и преподаватель их не столько чему-то научил, сколько отобрал из толпы других. Но Подорога действительно сильно отличается темпераментом от трех упомянутых. Он очень эмпатический, что ли, человек. Когда ему говоришь даже одно маленькое предложение, он всматривается в тебя так, как будто хочет вывернуть на изнанку все, что ты знаешь. Ему не безразличны люди, причем небезразлична и сложность этих людей, и их возможная правота. Он умело разделяет две сферы: когда он творит и когда он общается с людьми. Преподавание у него, видимо, входит во вторую сферу (и правильно).

Итак, я считаю, я даже совершенно уверена, что нельзя научить мыслить, нельзя научить творить, нельзя научить самостоятельно думать. Мышление - НЕСООБЩАЕМОЕ ДОСТОЯНИЕ ЛИЧНОСТИ. Если оно есть, то его не задавишь. Если нет, то не разовьешь.

Большинство же гениев-преподавателей стараются развить у своих учеников это самое: творчество, мышление, самостоятельность. Они пытаются этому учить, но этому нельзя научить! Зато надо учить другому: а) знаниям б) умениям, в данном случае а) – это какой философ когда жил и что сказал, а б) – это, в общем-то, обычно логика. Техника мысли. Но парадокс в том, что знания эти люди не считают важными, потому что они их уже имеют. А умения они обычно даже не чувствуют, на то они и гении, им так легко, что они не ощущают своих умений. В результате ученики про умения даже не догадываются, а к знаниям им передается пренебрежение, только, в отличие от учителя, они презирают знания не потому, что они есть, а потому, что их нет. Ученики ВБ, по крайней мере, были именно такие, да и ФГ тоже.

Творец, во время творчества – во многом ребенок. С этим нельзя ничего поделать, потому что творчество необходимо востребует спонтанность. Приходится возвращаться к своему детскому инфантилизму, кто не забыл. А преподаватель не может быть ребенком. Он должен занимать родительскую позицию, ему должен быть важен не он сам, а другие дети! А эти позиции, ребенка и родителя, очень трудно сочетаются. Единственный выход – это, видимо, разделять их во времени

ivanov_petrov
Мне вот как видится это искажение. Вы помните, в чем была реформа Гумбольдта, вызвавшая такие склоки. говорилось: лучший преподаватель тот, даже косноязычный бирюк, который в своей науке достиг многого. Грубо говоря, не велеречивый лектор, а активный публикатор. Против этого можно сказать многое. И было сказано. Почему выстояло? Там был вот какой резон. Университетский преподаватель учит решать задачи. Соприкосновние с тем, как мастер решает задачи, побуждает учащихся выучиваться мастерскому стилю. За это жертвовали - легкостью обучения. Образ-ориентир: вот стоит хирург. Он злобный, косноязычный, мелочный человек. Говорить с ним неприятно и ничего не понятно. Но он берет скальпель - и ученики понимают, как резать.

То есть - в пределе - учитель просто при учениках делает свою работу, - конечно, соразмеряясь, берет простые задачки, выстраивает их последовательно, насколько может и пр. - а ученики смотрят и понимаю, как надо.

Всё это работает, когда ученикам очень надо выучиться. Они знания из рук рвут - это им надо, в первую очередь и в двадцать пятую тоже. Прочим людям наплевать, выучит ли Шмидт анатомию.

А Вы рассказываете ситуацию, в которой учиться, вообще-то, не надо. Это надо папам-мамам, это вроде бы неплохо в двадцать седьмых, но в первую очередь - нет, не надо. И тут оказываются всякие подлости. Лектор должен рассказать годы жизни философов, которые в любой википедии торчат, потому что сам студент не хочет, а так - ну вдруг и запомнит, что Аристотель жил немного раньше Декарта.
Нет?
Но там есть еще один момент.

Интерес к людям, живое человеческое любопытство. Одно дело, что можно вырвать из головы сопротивляющегося мастера. Другое - кто учит блестяще. Сколько помню истории о замечательных преподавателях - всегда говорилось о разных формах интереса. Безразличных к людям среди них не было. Если даже лекций не читал, а просто за чаем рассказывал - и потом его называли "моим учителем" - всегда было: что не собой и своими мыслями озабочен, а состоянием других людей.

Тут граница между "работать учителем" - "быть учителем". Первое регулируется социальными отношениями - как ветер социальных перемен повернет, так и вертится учитель - то читая живо, то иллюстрированно, то с датами, то с домашними заданиями, то не перегружая. Это дело неизбывное - средь людей живем.

И другое дело - кому учителем быть показано, а кому по умственному состоянию не показано. Людям, к ученикам своим равнодушным - не показано. Они могут работать учителями, но хорошими - не будут.

kosilova
-- Нет, я вижу тут специфику философии, а не то, что ученикам нужно научиться. Вернее, просто в силу специфики философии так сама душа устроена, что если кому нужно, он научится всегда, у любого лектора, а если кому не нужно, то он либо научится малому, у плохого лектора, либо ничему - у хорошего. А может, я и утрирую...
-- Да, конечно, тут не согласиться невозможно
Tags: education2, philosophy3
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 60 comments