Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Ложки нашлись, но осадок остался. Или нет?

«Само отношение молодежи требует проблематизации. … Когда Карл фон Штайнен посетив Южную Америку и хорошо усвоив язык нескольких племен, вернулся туда через двадцать лет, то он с удивлением для себя обнаружил, что не понимает ничего из того, что говорят эти люди. За 20 лет у них появились совершенно другие слова для обозначения обиходных вещей – хижины, камня, топора, - и ему пришлось все учить заново… И я с некоторой грустью вдруг понял, что сообщество исследователей, занимающихся игрой, очень напоминает сообщество, которым занимался Карл фон Штайнен, т.е. сообщество людей без фиксированной культуры. В это надо вдуматься: они имеют речь, но не имеют языка. А раз они не имеют языка, то результаты работы одной генерации, одного поколения исследователей не откладываются в культуру, не выучиваются и не продолжаются»

Это говорит Г.П. Щедровицкий в статье «Игра и игровые формы…» в 1981 г. (2004). Дальше он сетует на то, что их исследования игры проходят теперь, в 80-х, на более низком уровне, чем 20 лет назад – не запомнилось, не выучилось…

Сначала о примере. Это, скорее всего, ошибка – тот иезуит наткнулся на случай быстрого обновления основного словаря под действием «табу», у местных ребят был язык и была устойчивая культура, и лишь словарный запас (существительные) довольно быстро изменялся. Ситуация экзотическая, но для вывода «речь есть, языка нет» - никаких оснований.

Однако – пример ложный, а проблема настоящая. О том, что прогресс не идёт по всем параметрам сразу, знают давно. Современность нечто знает лучше, чем люди прошлых поколений, но многое знает хуже. Количественных мер для оценки того, больше мы помним или больше забываем, у нас нет. Ясно только, что мы многое забываем.

Обычно представляют, что если некто написал книгу, прочитал лекцию и воспитал аспирантов, то он нечто вложил в культуру. Однако, ежели подумать, эти действия не гарантируют такого вложения. Вложение будет очевидным, если через 20 (или более) лет книгу прочтут, лекцию вспомнят, а ученик сделает нечто, имеющее отношение к идеям учителя.

Занимательный вопрос – какова скорость действительного накопления культуры, роста слоя «осадка»? Как бы подсмотреть, результаты работы «генерации» откладываются – или нет? Или – на сколько и в каком отношении? Позади нас целая история; интересно было б узнать – может быть, некие «генерации» внесли много, а иные совсем ничего? В каких условиях что-то «выучивается» - и что, собственно, выучивается? Что продолжаем мы – и что будут продолжать следующие за нами?
Tags: culture, language
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments