Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Прошлое

Смотрят на прошлое, считая его настоящим. В познавательной позиции не видят разницы - всё прошедшее было настоящим, и к нему подходят с теми же представлениями. Нечто было - и когда оно было, оно было настоящим, тем самым познаваемым, а потом оно стало становиться прошлым, и в этом качестве часть знания о нем получить трудно, знание стирается - след прошлого - методики реконструкции и восстановления. Если они работают хорошо, то прежнее явление будет известно так же хорошо, как настоящее. Если плохор - прошлое явление будет известно хуже, но это временно, пока нет лучших методик восстановления.

Но прошлое может быть онтологически иным. Есть граница настоящего, характерное время для каждого типа явлений. Ритмы тела - секунды, минуты, годы. И так у каждого явления - свой ритм и характерное время, когда оно еще подобно настоящему и нет смысла отличать, и когда оно уже прошлое. Так вот, у современности в целом тоже есть характерное время. В некоторых пределах методология представления прошлого как когда-то настоящего работает. А глубже лежат совсем иные времена.

Проще всего описать эти иные вещи в рамках концепции о конечности времени. Время имеет границы - было начало, будет конец. В данном случае не волнует физический статус - речь об оправданности реконструкций и представлений о прошлом. За определенными границами - очень крупными границами - мы сталкиваемся с такого рода вещами, о которых нет смысла говорить в рамках презентизма, будто они были так же, как сейчас есть некоторые вещи. Они были в ином качестве. Они были вне времени - они были и нечто из тогдашнего их явления сказалось как условие на всей в широком смысле современности, и более ничего мы о тех прошлых вещах сказать не можем. Это онтологическая граница - мы никогда не сможем сказать о тех древних таким образом, каким мы производим высказывания о современных вещах.

Интересно это только в том случае, если не приравнивать к нулю, не обнулять. Презентизм утверждал бы в таком случае, что это знание о древности равно нулю - его нет - мы либо знаем, либо нет. Если знаем - то как о современном, если не знаем, то что и говорить. Однако возможны варианты - знаем, можем нечто знать, но не так. Эти древности не реконструируемы до познания того типа, который приписывается современным вещам.

Сейчас очень трудно представить такие штуки - потому что кажется, что легко. Сама подвертывается на язык фраза о вероятности и гипотезе - мол, мы знаем с некоторой вероятностью. Но это не так. О падении монеты в настоящем мы знаем с вероятностью, и о многом другом сейчас мы знаем как о гипотезе. Это именно современные формы неполного знания. А тут другое.

Видимо, это разные формы знаний. Факт, гипотеза, теория различаются между собой - и вряд ли надо говорить, что всё это одно и то же. Так и тут - возможны разные формы знаний о прошлом. Скажем, собственные и несобственые следы, например. Собственный след прошлого события несет информацию о характеристиках события. Мы можем по следу восстановить параметры объекта. А возможны иные связи - когда по самому характеру явления след от него несет мало разнообразия (взаимодействие происходит с немногими классами объектов) и несет информацию, скажем, только о существовании, но не о характеристиках.
Tags: history6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments