Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Метаблетика ван ден Берга

Хороший голландец
Занимался математикой, писал статьи по энтомологии, стал психологом.
Полагал, что люди в истории - меняются. Что эти изменения можно отметить и понять, феноменологически пройдя - как за кулисы - за факты истории. Занимаясь этой исторической психологией, создал концепцию, которая, в частности, утверждает, что на границе Средних веков произошло сильное изменение в понимании детства, Новое время в некотором смысле "придумало" детство и подростковый возраст. (В процессе просмотра текстов о Берге я выяснил для себя, что понимаю по голландски почти так же, как Портос знал английский. Мне интересна эта психоистория потому, что по углам скопилось множество занятных теорий, о которых мало что известно - а ведь люди старались, думали и много чего накопали, при этом непопулярность их воззрений указывает на то, что работали они хорошо).

«Предсказывать, говорить в прямом смысле заранее, это по-прежнему дар тех, кому доступно будущее в неограниченном смысле слова, как то, что нам предстоит, а не то, что является результатом прошлого».
Я. X. ван ден Берг

Далее надерганные цитаты.

Голландский врач-психиатр Ян Хендрик ван ден Берг, напротив, почти забыт. Его размышления об “изобретении” детства, и особенно подросткового возраста, были представлены в его книге “Метаблетика” (1956). В свое время ван ден Берг был не менее известен, чем Арьес, и выдвинутые им тезисы столь же горячо обсуждались, но постепенно его популярность сошла на нет и его роль в становлении истории детства забылась.

Метаблетика - историческая психология специализированных форм деятельности, рассматриваемая с точки зрения ее детерминации моделями повседневности.

In 1946, he completed his doctoral work with a dissertation on schizophrenic psychosis. Van den Berg studied in France and Switzerland and received a lectorate in psychopathology in 1948. In 1951, he was appointed to the Chair of Pastoral Psychology at the University of Utrecht.


For example, in Leven en Meervoud (1963) (published in English in 1974 as Divided Existence), he provides a concrete portrayal and a surprisingly early postmodern interpretation of the development of the human psyche by connecting it with a variety of simultaneous developments in the surrounding culture, showing how the sense of self-identity is increasingly fragmented, divided, and determined by externals.




From Van den Berg's curriculum vitae, we note that he started his occupational life as a teacher, then studies medicine, decided to specialize in psychiatry, became a phenomenologist during his psychiatric training, trained as a psychotherapist and eventually became a pioneer of the metabletic method.

Metabletics: Although there were precursors to Van den Berg's metabletics (but not in psychiatry and psychology) his work is nevertheless original. What impressed him when he was studying in France was the difference between the German psychiatry which he had been taught in Holland and his inability to fully understand what the Parisian and French psychiatrists were talking about. His reaction was to immerse himself in French literature, French history, and a study of Descartes with whom he was already acquainted. Later on he read Sartre and other French phenomenologists. As far as psychiatric work was concerned, the Germans saw delusion as the core symptom of psychosis, whereas for the French it was the hallucination. The Germans emphasized thought process while the French emphasized perception. However, to understand why perception is so important in France, one has to know something more about French sensualism, the French spirit, French hedonism and French extroversion.

Is Van den Berg a prophetic figure? He has never claimed this title. He has been an incisive critic of contemporary western society but he also believes in the great possibilities that still inhere in this culture and is filled with admiration for its comparable achievements. Whether he is a prophet or not, he looks further than most social scientists and psychologists in that he has a vision of how things could have been or could be.


Veranderingen worden zichtbaar in handelingen van mensen. Het gaat daarbij niet alleen om een uitvinding of ontdekking maar ook om het moment waarop men iets publicabel acht en een bepaalde verandering wereldkundig wordt. Het gaat bovendien om vooral die veranderingen die door de betreffende cultuur herkend en geaccepteerd worden als mijlpaal. Deze culturele uitingen zijn in de diverse disciplines zichtbaar. Zo kunnen de boeken van Darwin en Newton, het spinnewieltje van Kay, de reeksontwikkeling van Leibnitz en het kappelletje van Bramante geduid worden als fundamentele veranderingen.



Van Den Berg J. H. A Metabletic-Philosophical Evaluation of Mental Health / Mental Health: Philosophical Perspectives. Ed. H.T. Engelhardt & S.F. Spicker. Dordrecht; Boston : D. Reidel Publishing Company, 1978.

Используя метаблетический подход, Ван Ден Берг выделяет несколько этапов истории антропологии:

1. Рождение западной анатомии. Начало этой эпохи связано с 1306 г., когда итальянец Мондино де Луцци впервые препарировал труп, чтобы исследовать его внутреннюю структуру. Через десять лет, в 1316 г., появился его учебник по анатомии. К этой же эпохе относится иллюстрация его ученика Гидо де Виджевано, датированная 1345 г., изображающая процесс вскрытия и препарирования трупа. Ван Ден Берг подчеркивает, что в этой иллюстрации особенно важное значение имеет направление взгляда анатома, который смотрит не на нож, не на мертвое тело, а на закрытые глаза мертвеца. Он, по убеждению исследователя, устанавливает отношения с личностью мертвеца, относится к нему не как к умершему телу, а как к человеку.

2. Анатомия Везалия. Определяющим событием этой эпохи является выход в 1543 г. учебника анатомии Везалия, в котором в иллюстрированном виде представлена вся микроскопическая анатомия человека. В этом учебнике имеется иллюстрация, на которой изображен анатом, показывающий нам руку с многочисленными анатомическими деталями. Анатом смотрит на зрителя, словно призывая пристальнее вглядеться в анатомированное тело. Это тело становится объектом, вещью и полностью отрывается от человека, а человек отчуждается от собственного тела. Таким образом, заключает исследователь, «истоки дифференциации между физическим и психическим здоровьем лежат между 1300 и 1543 гг. Изначально этой дифференциации не существовало, это “продуцированная” дифференциация, артефакт»[21].

Два описанных этапа связаны, по убеждению Ван Ден Берга, с еще одним процессом. Около 1300–1350 гг. Джотто и братья Лорензетти стали впервые рисовать пейзаж как нечто существующее отдельно от человека. Полное обособление пейзажа произошло в 1500–1550 гг. на полотнах Дюрера и Альтдофера, которые впервые пишут природу не как фон, а отдельно от человека. Поэтому, как заключает исследователь, вслед за разделением души и тела, развитием западной анатомии наблюдается разделение человека и его мира в живописи того периода.

3. Сердце человека – насос. Эта эпоха связана с 1628 г., когда У. Харви показал, что сердце человека представляет собой нечто иное, как полый мышечный орган, как он тогда выразился, насос. Тем самым Харви положил конец убеждению в том, что сердце является средоточием чувств, страстей и веры. Сердце стало органом тела.

Эти три первые вехи в истории антропологии связаны, по убеждению Ван Ден Берга, с телом человека, и их результатом явилось разделение тела и души. После описания сердца как полого мышечного органа разделенность тела и души была окончательно упрочена Декартом.

4. Английская болезнь. В 1733 г. Ж. Чейн в своей одноименной работе впервые описал новую болезнь, названную им английской и связанную с тем, что сейчас принято называть сплином, и это исследование стало первым в истории антропологии описанием невроза. В том же самом году Джон Кей сконструировал «летающий корабль» – первое изобретение индустриальной эпохи. Таким образом, в этот мир, где человек был уже отделен от внешнего мира, вводится еще один элемент отчуждения – индустриализация. И поэтому неврозы можно трактовать как патологические следствия того мира, который отвернулся от человека.

5. «Магнетический сон» Месмера и «двойник» Ж.-П. Ричтера. Это эпоха, по времени близкая к Великой Француз-ской революции, своеобразная «связка» эпох. Около 1780 г. Ф. А. Месмер описывает явление магнетизма и вводит своих пациентов в состояние магнетического сна, подобное бессознательному состоянию больных Фрейда. В 1784 г. независимо от Месмера сходное явление сомнамбулизма описывает маркиз де Пюисегюр. Одновременно с этим, в 1791 г., немецкий писатель Людвиг Тик в своем рассказе впервые описывает то, что позднее стали называть двойником. Сам термин «двойник» (Doppelgдnger) впервые употребляет Ж.-П. Ричтер в 1786 г. С этого момента, т.е. с конца XVIII века, существование человека, по убеждению Ван Ден Берга, стало двойственным, раскалывается на два мира. «Две души живут в моей груди», – припоминает он слова Гете, сказанные им в 1800 г.

6. Всемогущее бессознательное. Приблизительно в 1900 г. выходит «Толкование сновидений» З. Фрейда, где он постулирует существование бессознательной психической жизни. Бессознательное понимается как своеобразное анти-эго, патологическая сущность, а у человека появляется его «патологический двойник».

7. Ослабевание бессознательного. Эта эпоха связана с 1945 г., в котором К. Роджерс и Г. С. Салливан в своих работах независимо друг от друга высказывают сомнения в существовании бессознательного. С этого момента внимание к этому феномену постепенно ослабевает. Как следствие, невротическое расстройство начинает теперь трактоваться не как внутренний конфликт между двумя частями субъекта, но как конфликт между конкретными людьми. Невроз превращается из внутриличностного в межличностный феномен. Он прекращает связываться с патологией человека и становится одним из аспектов нормального существования. Одновременно, замечает Ван Ден Берг, происходит и обратное: нормальное существование человека и/или его нормальные отношения становятся патологическими, нормальная жизнь невротизируется.

Последние три вехи в истории антропологии связаны с нарастающей разделенностью психики, или души. Одновременно с описанными выше событиями трех эпох идет и еще один процесс. В 1784 г., в эпоху открытия магнетизма, А. Лавуазье установил, что вода состоит из кислорода и водорода, и с этого момента четыре первоэлемента природы стали заменяться новыми элементами – атомами. В 1900 г. параллельно эпохе господства бессознательного человечество пришло к открытию того, что атомы тоже делимы, а в 1905 г. Эйнштейном была выведена зависимость энергии от массы. В 1945 г. в мире произошел первый взрыв атомной бомбы, и патологическая психология стала частью нормальной жизни, человечество вошло в эпоху атомного взрыва.

Результатом всех этих процессов дифференциации и становится понятие психического здоровья и болезни.




На обобщение феноменологических подходов к прошлому и создание направления исторической психологии (<метаблетики>) претендует книга голландца Я. Ван ден Берга <Метаблетика, или изменение людей> [ van den Berg , I 960]. Демонстрируя психиатрическое вчувствование в душевные отклонения людей прошлого (скорее иные формы мировосприятия, чем психические расстройства), эта книга декларирует историческую психологию в феноменологическом ключе.



Darwin
‘Van mijn grootvader kreeg ik op mijn achttiende een mooie uitgave van de bijbel, die nog steeds in mijn bezit is. Ik vond de verhalen uit Genesis schitterend en was verbluft over het Nieuwe Testament. Met mijn vader bezocht ik de eerste keer de geweldige Atheneumbibliotheek van Deventer, waar onder meer de collecties van de opgeheven universiteiten van Franeker en Harderwijk een plaats hebben gekregen. Ik was zeer onder de indruk en keerde steeds weer terug. In mijn jonge jaren werd ik er regelmatig weggestuurd, maar uiteindelijk mocht ik er blijven en zelfs boeken lenen.

Mars
‘We zitten in een dal, een diep dal. Theologisch, cultureel en literair. En het zal nog wel even duren. Toch zijn nog genoeg erudiete geleerden bezig met de oude vlijt. Ik heb hier het Wörterbuch der Philosophie staan. Het is nog niet af, maar wel een eindweegs gevorderd. Daarnaast staat Le vocabulaire de l’expérience spirituelle. Dat is nu klaar, van katholieke huize en perfect. Alles is aanwezig en de mogelijkheden liggen voor het grijpen. Nu gebeurt het allemaal wat terzijde.



Theoretical Principles:
1. The principle of non-disturbance of phenomena
29 Phenomenology & Practice
2. The principle of reality
3. The principle of change
Practical Principles:
4. The principle of synchronicity
5. The principle of the unique event
6. The principle of emphasis


The Principle of Non-Disturbance of Phenomena
A metabletic investigation of a phenomenon should leave the phenomenon intact as it manifests
itself in a particular time and place in history and within a certain context. The phenomenon
should not be disturbed or distorted and no detail should be isolated or eliminated. It should be
respected and described as it reveals and manifests itself to the investigator. This is a core and
well-known phenomenological principle which has been incorporated into the metabletic method
as mentioned before.

The Principle of Reality
Metabletics sees a phenomenon as real and endorses a single reality. Herein it departs and differs
from Husserlian phenomenology in that it rejects the distinction between a phenomenon as it
appears and its existence in reality. It holds instead that the phenomenon as it reveals itself is real
and exists as such in the world. Metabletics also rejects the Freudian notion of the unconscious
as a different reality. Instead, it claims that there is only one reality, i.e., the single, concrete,
materialistic reality of our daily life—that is, the way we live, eat, drink, work and travel. Van
den Berg emphasizes that we live in the primary structure of daily realism, in contrast to the
secondary structure invented by science (1965).

The Principle of Change
This principle is clearly the most central to the metabletic method. It holds that phenomena have
not always been the same but that they have changed, or have newly emerged, over the course of
history. Van den Berg emphasized the reality and the concreteness of change and provided ample
illustrations of the way people and things have changed over the course of time. For example, his
metabletic investigation revealed that the unconscious in terms of a hidden anti-ego did not
always exist but was instead discovered by a number of independent researchers over the course
of the 19th century (1965). He concluded that human existence itself had changed.

The Principle of Synchronicity
The principle of synchronicity lies at the heart of the metabletic method. Van den Berg
differentiated between homogeneous and heterogeneous synchronisms. A homogenous
synchronism is not unusual and occurs when a new phenomenon is discovered simultaneously by
more than one independent researcher across various disciplines.

The Principle of the Unique Event
This principle holds that if we want to understand a phenomenon or discovery in the past, we
should pay attention to the words, the acts, and the writings of a leading person—in short, to his
or her unique event. Van den Berg believes that the discovery or insight of one or a few people is
more important than the discovery of a group. By the time a group supports a discovery, it has
often already been dated. Similarly, the solution to a historical problem is to be found by an
outstanding individual and his or her actions. The principle of the unique event is very important
for metabletics and Van den Berg’s work is full of the discoveries of unique events in history.
This principle presents a polar opposite to the position of empirical psychological or sociological
research which seeks to verify its hypotheses by testing large numbers of subjects before
submitting the results to a quantitative statistical analysis.

The Principle of Emphasis
Once the unique event has been found, it is emphasized, described in detail, investigated, and
analyzed to reveal its meaning and the reasons for its uniqueness. The researcher should stay as
close as possible to the real event, or to the text and the intended meaning of its author. Today,
we could add that the interpretation of a text should also adhere to hermeneutic principles. A
hermeneutic approach that is rooted in phenomenology as found, for example, in the work of H.-
G. Gadamer (1982) and Paul Ricoeur (1974) could be fruitfully applied within the principles of
emphasis of a unique event as outlined by Van den Berg.
Tags: books3, history3, psychology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments