Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Хорошие


Allan Bloom. The Closing of the American Mind. N.-Y.: Simon and Schuster, 1987.
Это философ, ученик Койре и Стросса, учился в Париже, но философ американский. Говорит о вреде позитивизма и культурного релятивизма, как стало плохо с духовностью в Америке. Студенты - козлы, университеты в упадке и пр. Рассуждения очень теперь обычные, у нас тут в сети каждый второй - на уровне американского философа говорит, что необразованными легче управлять, мы скатываемся к диктатуре, надо учить людей свободному мышлению и пр.др. Потеря чувства истины, вера, что можно уболтать законы природы.

Читать было интересно первую треть книги (она из трех частей), где про студентов, интересно тем, как все эти темы раскатывает этот рафинированный гегельянец, попавший не в то время и не в ту страну. Или наоборот - вменяемый человек, когда вокруг него культура резко понижает уровень и наступает альтернативная история. Студенты стали поверхностные, в кульутре все говорят о сексизме, фу. Нормальные сексуальные отношения пришиб феминизм и демократия в сфере ичной жизни. Ведь бред - ну какая в личной жизни прозрачность и демократия? Однако ввели прямо туда, и вот вам что вышло. Вместо освобождения женщин - вакханалия, причем самая скушная. Студентки сошли с ума, пристают к профессорам со своим харрасментом. И далее набор ламентаций. Теперь не любовь, а отношения - серый и скучный, аморфный проект. И эротичность студентов теперь хромает, отмечает профессор. Или, скажем, раса. Произошла институционализация худших аспектов сегерегации. Толерантность бумажкой прикрыла бытовую сегрегацию, в результате средний черный студент знает не столько же, сколько средний белый - его диплом заведомо фальсифицирован, ему из-за толерантности дадут те же баллы за меньшие знания.

Много говорит о разрушении образования в США. Опять же, интересно читать внутренний взгляд, потому что внешние хвалят так безудержно, что прямо удивительно. Однако тут засада - он философ и говорит в первую очередь о философском и гуманитарном образовании. Начинается книга: "Это эссе - медитация о состоянии наших душ...". Автор говорит и осветском образовании, что школа в СССР лучше. Всё ж 87 год, теперь мы догнали уже.

Смотреть на это важно в двадцать седьмых потому, что спасения-то откуда ж ожидать? С тех пор, как СШа взяли мир за хобот и поведли в свое будущее, события культуры в иных странах имеют мало шансов, зато есть вероятность, что если в Штатах найдутся люди, создающие иной стандарт и образ культуры - оттуда это имеет шанс распространиться. Ведь там тоже есть недобитая интеллигенция, и она думает точно так же, что они, нелюди, что ли - тут у нас над такими смеются, потому что бедные они и бесштаные, а там - американский профессор, как ни крути. Так что интересно смотреть, бывает ли что живое - но это, вроде бы, только сожалеющая критика, позитивных идей почти нет.

Надо сказать, что все призывы вернуться в прошлое безумны. Имеется очень много умных людей, которые рассказывают - надо вернуться в Советский Союз, нет, надо в XIX век, в Российскую империю, это непременно, нет, надо в XVI, вот на Руси можно было жить. И то же в других странах - кому довоенную Европу надо, кому еще что. И не надо ругаться, что там было плохо - может статься, что и хорошо вполне. Но назад пути нет, и любая идея о будущем - о культуре, образовании, науке - которая начинается со слов "прежде всего надо вернуться..." - не имеет значения в смысле положительном. Она может только приносить вред - в меру своей популярности.
И вот Блум, кажется, не более чем о прошлом говорит. Ругает современный базар культуры, где всё продают дешево и всё с гнильцой, внутри пустое - а что ж надо? Страдальчески указывает в прошлое. Вот же, тогда умели. До шестидесятых. А потом Советы запустили спутник, все свихнулись на естественнонаучном образовании и философия пришла в упадок. То есть это СССР обрушил косвенным образом американскую университетскую философию. Не знал, надо же, скажите, как это вс сложно устроено, - вот отсюда вон туда, через вон то и так вот проходит и здесь сильно дергает. Удивительно. Блум намекает, что демократия виновата - не место демократии в культуре, она в политике должна быть, в истина штука недемократичная - пусть хоть весь народ голосует, прав может быть и один.

Вторая часть про философию несколько скучней, там разделы - культура, самость, творчество, ценности и в таком духе. Конечно, все эти плоды в современности жухнут и чахнут. Причем я не сомневаюсь, что автор прав и действительно хиреют, но вот что с этим делать - автор молчит. Только все заклинает - ваш либерализм, демократия, толерантность, вся эта ваша цивилизация губительно действуют на истинную мысль и культуру. Пороки он называет интересно - например, одна из глав называется "Ницшеанизация левизны". Треть часть про университеты могла бы быть хороша, если б там было что-то конкретное. Но философ говорит, что университет - дитя просвещения, а просвещение - это же... и всё. Ушел в себя, до университетов ли тут, хотя до конца книги еще сотни страниц.

Считаю нужным выделить кроме собственных и нарицательных - имена препинательные.
Упомянув их, человек долго и горячо говорит непонятное, с непонятным пылом, вдаваясь в несущественные подробности. Как философы о Платоне, биологи о Дарвине.

Блум примерно главы три-четыре говорит о Гоббсе, Локке, переходит к Платону, немного там топчется и вспоминает, что был еще Свифт. Свифт чем удобен? Ну да, портал Yahoo и современная молодежь. Писая на муравейник, воображаешь себя Гулливером.

Дикари из Советского Союза сильны в математике и естественных науках, так что ж теперь, от Платона отказываться? Профессор негодует. Рано немножко написал, вот уж и дикари не такие страшные и не такие математические. Профессор тут же укоряет маккартизм... Эх, время, время. Ну какой маккартизм? Где маккартизм? Как быстро стареют ламентации. Эх, восьмидесятые годы. Кого бог хочет наказать, тому он сбывает все мечты, это называется кармой.



Муравьев В. Джонатан Свифт. 1968. Муравьев В.С. Путешествие с Гулливером. 1972
Который уже раз перечитываю. Книги малого объема, но какие-то очень приятные. Я бы сказал - честные. При чтении распространяется не столько атмосфера интереса, сколько - честности. Казалось бы, советские годы. Идеологический диктат. А вот же - выходили книги, которые дышат честностью, а сейчас многие ею же не дышат. И испаряют из себя совсем другое. Удивительнейший, доложу я, феномен. А книги - как раз о том, о чем названия. Биография Свифта. История одной его книги. Вот так, прямо.

Не знаю, замечаете или нет. Принято ругаться, что какие-то там партийные пристрастия или купленность скрывают содержание, мол, люди не обращают внимания на содержание. Это как высший класс - вот, честно высказал нечто, молодец. Но вообще-то это низший класс, купленных вообще в расчет можно не принимать. Высший класс - это когда не важно, что человек говорит, важна распространяемая им интеллектуальная и моральная атмосфера. Такие были крупные ученые - когда даже немногие понимают, в чем состоит содержание его идей, и не так важно, насколько он прав, это внутринаучные вещи, а вот непосредственно в его присутствии возникает такая вот честная атмосфера, в которой люди другие иначе думают и действуют и чувствуют. Это очень важно, будь таких людей много - общество было бы другим, но их единицы. Может, кто-нибудь вспомнит, что - да, в былые годы знал такого человека.

Судя по этим книгам, Муравьев именно к таким относился, к особенным, когда даже не столь важно, - Свифт там или не Свифт, а атмосфера мышления важна.

А Свифт - конечно, интересно. Мне кажется, он не верил ни в одну веру нового времени. Не верил в религию. Ну, это привычно. Не верил в науку - многие ее употребляют именно для такого дела. Не верил в прогресс. Не верил, что люди добры от природы, что цивилизация хороша, что всё к лучшему. Не врил в демократию. Мне кажется, он даже не верил в интернет. Но я могу ошибаться, это само собой. У всего должны быть границы.




Леруа А. М. Мутанты. 2009
Книга о тератологии. Очень хорошее популярное изложение - чудесные и привлекающие внимание случаи уродств, что они открывают о нормальном развитии. У каждого человека в среднем 300 мутаций, все мы мутанты, и автор рассказывает, как происходит развитие человека, опираясь на патологии, которые и приоткрывают окна в нормальное развитие. Например, рассказывается об опытах Шпемана, об эмбриологии индукций, и эта история заходит в тупик к 60-м годам, там угасла активность, не удавалось получить впечатляющих результатов, мода сменилась и исследователь утек в другие места. А в 90-х годах смогли отыскать белок-морфоген, который и был организатором, отвечающим за классическую шпемановскую индукцию, и вот тут заверте. Считали, что этот белок умеет отличать зад от переда, то есть производит разметку эмбриона. Ведь надо "висящий в воздухе" набор команд генома перевести в реальную пространственную структуру. Стали раскапывать - и нашли там все эти замечательные семейства регуляторных генов, в частности гомеобоксы, которые определяют сегмантацию, лежат в геноме от головы к хвосту и прочие такие чудеса. Чудес в книге описано много. Ведь для каждого - свои чудеса.
Общая схема "тела" книги, за исключением головы и хвоста - короткие главы о том или ином уродстве, впечатляющие его описания, истории открытия - и генетическое объяснение, что у таких уродов стряслось, какая мутация произошла и отчего такое горе. Какие там замечательные уродства перечислены! Ну вот хотя бы безрукий скрипач, ведь какая история.

Гены - это переключатели по преимуществу, и развитие клетки - все равно что... ну, барабан шарманки, сотни шпеньков должны попасть в луночки и вызвать мелодию, не туда попала - сбой. При этом что получится, определяется не переключателем, а тем, что переключают. Поэжтому сегментные, гомеозисные гены одно кодируют у змей, другое - у людей, а третье у насекомых. Хотя гены, широко говоря, те же. И получаются тераты. Мыши с вереницами сердец, каждое из которых бьется и перекачивает кровь. Так сказать, сегментарные сердца. При этом сердца - из энтодермы, из ткани для внутренних органов, из которых кишечник делается. А был козел с волосатым сердцем, кажется, у того сердце было эктодермическое, из тканей для кожи. Или несколько рядов ресниц на одном веке - красавицам на зависть. Что-то там об особом гене дезорганизации... Загадочные вещи - когда у ребенка из груди растет палец с ногтем. Чем такая штука определяется - не понятно.

Чего стоят могучие мыши. Одна из мутаций вызывает примерно на треть увеличение мышечной массы. Этакий бесплатный бодибилдинг - всего лишь один белок подвинуть, и все мышцы просто так и прут в рост. Это открыли к 2000 году, и уже тогда это пошло и в спортивную генетику, и в лечение мышечной недостаточности. открыли только что, все результаты предварительные. Однако ботаники должны понимать, что пряников всегда не хватает на всех - кажется, параллельно увеличению массы мышц происходит некоторое недоразвитие внутренних органов. Так что там пренеприятный баланс, и задарма получить огромные бицепсы все же не получится.
Каждая общая идея рождает свои научные метафоры. А потом они живут своей жизнью, и иногда несколько паразитической, когда вред от них большой, а убрать невозможно - все уже запомнили, люди ведь запоминают именно яркие метафоры. Сколько было споров в 18 веке про сердце-насос и все живое из яйца. Такие метафоры и сейчас производятся в огромном количестве - взять хоть эгоистические гены с мемами. Или - про гомеозисные гены - уже говорят: люди (во многих отношениях) - это просто такие разросшиеся черви. Сермяга там одна - что набор гомеозисных генов, появившийся давным-давно, примерно один у огромного количества разных животных, от червей до людей - а можно и иначе считать, до моллюсков и насекомых. Но запоминается не сермяга, а именно - что человек есть червь.

Слова ведь значат - они живут в умах и точат эти умы, точат...

В голове моей завёлся
червь блестящий и холодный.
Он похож на человека,
но совсем не человек.

Он во лбу буравит дырку,
он из глаза вылезает.
Длинный, чёрный и блестящий,
настоящий джентльмен.

Он меня немного скушал,
а немного недокушал,
он прелестный, словно ангел,
но совсем не человек...

Я её целую в губы,
и червяк в неё заходит.
Вот теперь нас стало двое...
Здравствуй, милая моя!..

Вот примерно так себя метафоры и ведут.
Tags: livejournal2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments