Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Categories:

Часто приходится слышать, что французскую революцию 1789 года породило Просвещение. В каком-то смысле это так. Однако революция представляла собой отнюдь не реализацию идеалов просветителей, но, напротив, отвержение этих идеалов. Людовик XVI правил в соответствии с принципами, сформулированными Монтескьё (кстати, так же поступало и всё поколение великих реформаторов конца XVIII века - Иосиф II в Австрии и Карл III в Испании, не говоря уже об отцах-основателях США; Екатерина Великая однажды назвала книгу "О духе законов" своим молитвенником).
...Если бы история писалась честно, Людовик XVI считался бы не слабым правителем, а великим государем-демократом, при котором Франция освободила Америку и покорила небо.
К 1789 году во Франции было много недовольных, однако их недовольство вызывалось не ретроградством, но новаторством королевского режима. Даже научный прогресс устраивал далеко не всех. Действия якобинцев, казнивших великого Лавуазье и закрывших Французскую Академию наук, станут понятнее, если вспомнить, что, например, Жан-Поль Марат до революции "лечил" людей с помощью электричества, но растерял всю клиентуру после того, как были разоблачены его шарлатанские трюки.
А уж экономические и социальные реформы Людовика XVI вызывали противодействие самых разных групп населения.
...Статьи многих радикальных французских публицистов той эпохи сегодня вполне могли бы быть опубликованы в российской газете "Завтра". Радикалы выражали протест против прихода капитализма. И у них находилось достаточно благодарных читателей. Если бы меня попросили охарактеризовать французских революционеров в двух словах, я назвал бы их гостями из прошлого.
...Племянник Гальвани Джованни Альдини приехал в Лондон и в 1803 году устроил знаменитое представление, в ходе которого подключал к телу казнённого преступника 120-вольтный аккумулятор. Труп буквально пускался в пляс, и это зрелище считалось хорошим шоу. На основании детских впечатлений от шоу с двигающимся покойником Мэри Шелли и придумала сюжет "Франкенштейна"
http://bohemicus.livejournal.com/80259.html


Вампиры Уоттса будущего не видят. Зато они воспринимают в едином поле настоящее и прошлое (см. разговор Сири и Паглио http://www.loveread.ec/read_book.php?id=15650&p=13 ).
Если попытаться развить эту тему, они должны аналогичным образом воспринимать не само будущее (которого ещё нет), а вариативные модели, предвосхищающие его - как набор параллельных вариантов, данных одновременно и в одном перцептивном поле с настоящим и прошлым (что-то вроде восприятия Шерлока Холмса в сериале Гая Ричи - только не в качестве последовательно разворачиваемого сюжета, а в качестве "разового" и мгновенного восприятия). То есть особенность их восприятия связана не с предвосхищением возможного будущего (человеческое сознание с этим справляется), а именно с одновременным восприятиям: то, что люди воспринимают в качестве последовательности, они видят в качестве одновременности.
Смущает другое - мне не понятно как способности вампиров мешают воспринимать динамику?
Тут, возможно, слово "мешают" - не совсем удачное слово. С эволюционистской точки зрения, любое восприятие - это прежде всего адаптивный механизм. Если восприятие динамики не требуется для более эффективного приспособления, естественный отбор может запросто им пожертвовать.
Что касается вампиров, то для них, судя по всему, восприятие динамики - не более чем контрпродуктивное излишество. Не знаю, насколько внятно мне удалось изложить тыняновскую (точнее - Бродера Христиансена) теорию динамичности художественного образа... Попробую ещё раз вкратце.
Во-первых, когда Тынянов или Христиансен говорят о динамике - они имеют в виду не физические процессы сами по себе, а осознание этих процессов: художественное время - это время осознанное и в этом качестве включённое в художественную игру. Это позволяет использовать их теории для понимания феноменологии восприятия времени как такового - в том числе и за пределами эстетического восприятия.
Второе. Динамичное в этой теории равно контрапунктическому. Здесь противопоставляется восприятие отдельного структированного образа (которое носит единовременный, "мгновенный" характер - Христиансен и Тынянов называют такое восприятие симультанным) и восприятие перехода от одного структурированного образа к другому - переход от образа утки к образу кролика, или переход от одного аспекта куба Неккера и к другому - такое восприятие они называют сукцессивным.
Феноменология динамики - это феноменология сукцессивности.
Фигурально говоря мы осознаём время в тот момент, когда переключаемся от восприятия одного аспекта куба Неккера и к другому; осознание времени - это осознание разрыва в непрерывности восприятия. Возможно - это осознание внутреннего усилия, необходимого для перепрограммирования картинки. Но если вампиры воспринимают все образы симультанно, значит они просто не нуждаются в восприятии времени. Время должно быть для них не феноменологической реальностью, а абстракцией. Где-то так.
Что касается крестового глюка... не думаю, чтобы Уоттс об этом думал, но вот что мне кажется интересным: куб Неккера, если воспринимать его не как проекцию объёмной картинки, а как плоскость, будет содержать в себе как минимум два креста. По идее, сведя оба аспекта куба Неккера в один образ, вампир должен забиться в припадке.
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1507528.html?thread=94053320#t94053320


Подобные дискуссии об устройстве и происхождении мира сохраняли весьма ощутимый привкус канонической религиозности до тех пор, пока в XIX веке не появилась конкурирующая теория сотворения мира, представленная естествоиспытателем Дарвином — специалистом по описанию многообразия форм жизни. Это система постулатов, которые невозможно доказать, она основана на вере в творящую силу естественного отбора. Она бессмысленна по определению, потому что основной постулат ее онтологии — вид — не существует в том виде, в котором он введен в дарвинизм. Вид существует в науке как классификационная (таксономическая) категория, которая возникает в процедуре определения принадлежности особи к таксону. В практике полевых исследований есть особи, но нет видов. Эти особи в процедуре классификации относятся к некоему виду. Задача в дарвиновской теории эволюции ставится абсурдно: доказать происхождение видов (то есть классификационных категорий) в результате естественного отбора особей. «Виды» не могут происходить, размножаться, у них нет необходимых органов, виды — результат осмысления и упорядочивания форм жизни, не более того.
...У меня такое ощущение, что сейчас наука примерно в том же в состоянии, в каком религия была XVI—XVII веках.
...Сейчас парадигма выработана, закоснела, собственно радикального приращения научного знания с 60-х годов прошлого века нет. Нет открытий, меняющих картину научного мира в целом, хотя в отдельных областях науки, таких как биоинформатика, изменения весьма заметны и значимы.
- ...Современная научная картина мира — очень безрадостная: она практически исключает существование иных цивилизаций. Вселенная пуста, в ней мало материи... В ней очень мало мест, где может зародиться жизнь. Она существует конечное время. Она разлетается, причем разлетается с ускорением, значит, рано или поздно даже в тех местах, где жизнь, может быть, зародилась, она обречена на гибель... То есть, вообще говоря, никакого «светлого будущего», ради которого хотел бы жить человек, человечество, не просматривается... Научная картина мира не обладает мотивирующими качествами.
- ...У меня принципиально другая позиция. То, о чем Вы говорите, никакого отношения к науке не имеет. Это экзистенциальные вопросы. И то, что наука лезет в область экзистенции, означает, что она перестает ею быть. Научная экзистенция в том виде, который Вы представили выше, дефектна: она предполагает, что мир имеет начало и конец, что он был рожден — как человек, и что человек произошел от обезьяны, что это вид царства животных. И все меняется, если предположить, что сами понятия начала, конца, рождения и исчезновения — вненаучны, сугубо религиозны. Например, если считать людей не видом животных, а царством природы, то придется принять, что существует множество цивилизаций рядом, может быть, и в соседнем доме, столь же глубоких, как наша, но совершенно непонятных. Существуют совершенно другие миры людей, они рядом, но мы не подозреваем, что они есть. В силу ограниченности нашей онтологии.
http://www.intelros.ru/readroom/otechestvennye-zapiski/o1-2013/19618-vera-v-religii-i-nauke.html


Поскольку бытует мнение[7], что секуляризация на Западе идет едва ли не с XVII века, а ее апофеозом является XIX столетие, я прежде всего хотел бы указать на то, что эта точка зрения некорректна. Действительно, западные элиты (особенно интеллектуальные) были настроены индифферентно (или даже враждебно) по отношению к религии как минимум с конца XVIII века. Однако из этого вовсе не следует, что так же были настроены и народные массы. Здесь весьма показателен пример насильственной секуляризации, имевшей место в ходе французской революции. Опыт оказался настолько неудачным (достаточно вспомнить хотя бы восстание в Вандее), что уже в 1801 году Наполеон (сам, насколько можно судить, глубоко безразличный к религии) провел своего рода «десекуляризацию», заключив конкордат с Римом. Католицизм был объявлен «религией большинства французов», а церковь стала получать финансирование из государственной казны; несколько позже (1806 г.) был упразднен революционный календарь и возвращены традиционные христианские праздники. Таким образом Франция вновь стала христианским государством, где позиции церкви, впрочем, были не столь сильны, как при «старом режиме».
...Полагаю, что сказанное наглядно показывает, что никакого «постсекулярного» общества на Западе нет. Более того, даже «секулярное» общество построено там не до конца (это касается прежде всего США, Польши, Греции и еще нескольких стран, таких как Мальта). Тем не менее можно задаться вопросом: а как обстоит дело с Россией, в которой, по словам того же Бергера, «возрождается православная церковь»[23]? Несомненно, начиная с 1991 года, православная церковь в России восстанавливала свое влияние стремительными темпами (которые, правда, немного снизились в последние несколько лет). Но значит ли это, что в России сформировалось «постсекулярное общество»?
...Возникает закономерный вопрос: как православная религия может «влиять на общество в целом», если общество, по большому счету, абсолютно безразлично к требованиям и установкам православной религии? Но ведь и более того: само общество не слишком-то хочет, чтобы православие влияло на него «в целом». Только 18,2 % россиян хотели бы, чтобы церковь серьезно влияла на общество и государство
...Однако такая противоречивая картина не должна, на мой взгляд, удивлять. С моей точки зрения, среднестатистический россиянин является столь же секулярной личностью, что и среднестатистический европеец, он такой же (и может быть, даже больший) индивидуалист, он так же ценит свой личный комфорт и личное преуспеяние (даже в ущерб обществу), и он в той же (а может быть, даже в большей) степени привержен идеологии потребления. Если говорить о религиозности, то между россиянами и европейцами наблюдается поразительное сходство. В существование Бога верит 53 % россиян (среди жителей ЕС — 52 %), 25 % верит в существование неких неопределенных высших сил (среди жителей ЕС — 27 %), 16 % не верит ни в то, ни в другое (среди жителей ЕС — 18 %)[40].
http://www.intelros.ru/readroom/otechestvennye-zapiski/o1-2013/19623-rossiya-postreligioznaya.html


Часто приходившие нам в голову действительно хорошие мысли, уже многократно высказывавшиеся ранее, мы объявляли собственными открытиями, потому что плохо знали историю вопроса, были незнакомы с элементарной научной библиографией. Поэтому у нас недоучившийся в университете студент, как Лев Николаевич Толстой, или военный инженер, как Федор Михайлович Достоевский, которым с точки зрения их философской эрудиции место было на первом курсе философского факультета в европейском университете, мог превращаться в религиозного мыслителя-философа
...Я бы не сказал, что даже в византийском святоотеческом наследии были даны ответы на многие вопросы. Конечно, на какие-то вопросы были даны ответы, какие-то вопросы были поставлены, но главная проблема заключалась в том, чтобы дорасти до понимания этих вопросов. Только на рубеже XIX—XX веков у нас наконец выросла из прошедшей европейскую вышколенность богословской культуры церковная научная школа. Потом очень выразительно сверкнуло русское зарубежье в лице Свято-Сергиевского богословского института в Париже, четверть века занимавшего в православном мире лидирующую позицию, давшего жизнь плеяде ярких богословов, крупнейших богословов православного мира. Правда, для нас они были крупнейшими, а для Европы они были просто выдающимися — и не более того. Но этот процесс был прерван. И сейчас мы должны по-прежнему переживать трагедию русского богословия и в связи с тем, что согласно отцу Георгию Флоровскому в России к XX веку так и не сложилось богословия, основанного на традиции святоотеческой, и в связи с тем, что святоотеческую традицию в Европе и сейчас знают, и раньше, начиная с XV века, знали лучше нас. Не случайно византийская элита ехала в XV веке на запад, а не на восток, хотя, казалось бы, Третий Рим готов был принять беженцев из Второго Рима. Другое дело, что принимал он их не всегда гостеприимно — я имею в виду, в частности, преподобного Максима Грека.
Трагедия заключалась в том, что мы слишком поздно стали вообще богословствовать, тем более богословствовать мозгами, а не сердцем, не красками, как придумали потом себе в утешение.
...Очень характерен конфликт между Карташевым и отцом Александром Шмеманом, его любимым учеником, произошедший в начале 1950-х годов в связи с отъездом Шмемана в Америку. Это была совершенно живая реакция отца Александра Шмемана на то, что очаг русской богословской науки начал уже тогда затухать в Париже, и он стал надеяться обрести или даже создать новый очаг православной богословской науки в Америке. Но ничего не получилось в долгосрочной перспективе и в Американской православной церкви, хотя этот очаг православной богословской науки раздували и он, и отец Георгий Флоровский, и Георгий Федотов.
...Наша диаспора оказалась очень недолговечной, как и вообще феномен русско-европейской культуры имперского периода. И в этом наша трагедия, отчасти трагедия церкви, потому что в конечном итоге оправдалось опасение Карташева, что падение коммунизма может и не сопровождаться восстановлением уровня богословской культуры, который был у нас в начале XX века, и мы тогда превратимся в церковь православных коптов и эфиопов. Это эфиопство, на разных уровнях проявляющееся, очень тесно как раз сейчас смыкается с одной стороны с магизмом перепуганных постсоветских дезориентированных обывателей, а с другой стороны — с ожесточением «совков» разного уровня, от «евразийцев» до коммунистов-зюгановцев, которые готовы от скудости своей прибегнуть даже к православию, для того чтобы как-то оживить свой идеологический арсенал.
http://www.intelros.ru/readroom/otechestvennye-zapiski/o1-2013/19624-my-zhivem-v-epohu-imitaciy.html



бактерия сидит на диатомовой водоросли, которая сидит на рачке-бокоплаве длиной около миллиметра.
http://plakhov.livejournal.com/208178.html



Песчинки под микроскопом
http://ru-micromir.livejournal.com/64051.html


„Знание христианской мысли и опытность в христианском делании среди многих западных людей остаются самыми элементарными, на детском уровне. Всё это мы изучаем в школе. И знания эти остаются на том же самом уровне, по своей сложности не превышающем уровень 11-летних. Лишь очень немногие интересуются христианством в той степени, чтобы изучать христианское богословие и философию на достаточно глубоком уровне уже в юношеском возрасте. Ситуация ещё более плачевна в Соединённых Штатах, где религиозное образование не является обязательной частью школьной программы. <…> Когда же мы приходим к буддизму уже взрослыми, мы начинаем изучать его на уровне, на котором традиционно это делает интеллектуально-духовная элита высокоталантливых и продвинутых (advanced) практиков, обычно монахи и монахини.
Мы читаем сложнейшие трактаты (хотя и не можем заниматься описанными там практиками). Эти знания сложнейшей буддийской мысли, почерпнутые из множества философских текстов, доступных теперь на Западе, плюс слепое следование доминирующей культуре и уровню западного образования, является одной из причин, почему тибетцы обычно думают, что западные люди столь умны (хотя им недостаёт самодисциплины и сосредоточенности).
Поэтому неудивительно, что, когда мы начиная сравнивать буддизм и христианство, то обычно склонны думать, что буддизм намного его превосходит по сложности учений и духовных практик. Христианская мысль, выходящая за пределы Нового Завета, обычно остаётся совершенно неизвестной для большинства людей, как правило ограничиваясь так называемыми "христианскими мистиками". Люди, более заинтересованные в общих чертах различных религий, нежели в детальном изучении текстов источников в их контекстуальном обрамлении, обычно представляют этих мистиков в водянисто-размытом виде."
http://www.libgen.info/view.php?id=928851
http://edgar-leitan.livejournal.com/222797.html


Semachrysa jade – новая златоглазка и Малайзии. Ничем непримечательный вид, вошедший в список как символ достоинств социальных сетей. Эту златоглазку некий пользователь сфотографировал около Куала-Лумпура, а фото выложил на Flickr. Фото увидели специалисты, отыскали место и поймали эту златоглазку. Название статьи кричащее: «A charismatic new species of green lacewing discovered in Malaysia (Neuroptera, Chrysopidae): the confluence of citizen scientist, online image database and cybertaxonomy». Вот только назвали они ее не в честь пользователя, и не в честь Flickr – это было бы «в тему».
http://olnud.livejournal.com/129991.html


подросло, как говорится, "непоротое" поколение, которое по-крупному ещё не "разводили" и не "кидали", отсюда их энтузиазм
http://rencus.livejournal.com/764772.html


Дайсон, читая биографию Оппенгеймера, рассказывает о своих встречах с героем книги, с которым он был знаком много лет. Он пишет, что для Оппенгеймера главной трагедией было не знаменитое расследование, закончившееся потерей допуска и отстранением от ядерной программы, а то, что несмотря на многолетние усилия и несомненный талант, Оппенгеймеру (почти не удалось) сделать ничего соответствующего таланту в фундаментальной физике. "Сорок лет он вкладывал сердце и душу в мысли о глубоких научных проблемах. За единственным исключением описания коллапса массивных звезд в конце их эволюции, он не решил ни одну из них". Объяснение Дайсона сводится к замечательному немецкому слову Sitzfleisch (букв. мясо на седалище), которое, как утверждает Дайсон, не переводится на английский. "Он не мог сидеть достаточно долго, чтобы закончить сложное вычисление. Его расчеты всегда делались небрежно и были полны ошибок".
http://scholar-vit.livejournal.com/335544.html


Психический статус полностью соответствовал установленному диагнозу: парень, ценою неимоверных умственных усилий, смог сказать, как его зовут, показать, кто из присутствующих его мама, потом с трёх попыток сосчитал семь пальцев из десяти имеющихся — и спёкся. Ни одна из предложенных букв алфавита не вызвала реакции узнавания: читать парень не умел совсем. Потом он устал, закапризничал, попросился к маме на ручки и был очень расстроен отказом.
Стали расспрашивать у мамы, чем он занимается дома, что умеет. Выяснилось, что он может подмести полы (правда, потом приходится исправлять огрехи в виде сметённых в кучу кошачьих лотков и неосторожно оставленной в прихожей обуви), собрать со стола посуду и сложить её в раковину (главное, не оставлять на столе еду, если её предполагается использовать по назначению). Одеться он тоже может, если не надо застёгивать пуговицы, молнию или, упаси Бехтерев, завязывать шнурки. Поесть? Может. Может даже найти в холодильнике что-нибудь вкусное (поэтому на нём висит замок). Знает, где туалет.
На этом список полезных навыков закончился, и я решил узнать, а чем парень интересуется, чем любит заниматься. На втором месте, со слов мамы, оказался телевизор. Выбор программ — стандартный для имбецила: Диснеевские мультфильмы и канал, по которому крутят сериалы. А вот на первом...
-- Он у меня любит компьютер. Особенно всякие стрелялки. Он сам их скачивает из интернета и сам устанавливает! - с гордостью сказала мама.
После экспертизы мы с коллегами задумались. Сами собой напрашивались два вывода.
Первый. Всё-таки молодцы эти ребята, которые разрабатывают программы с интуитивно доступным интерфейсом. Он действительно интуитивно доступен.
Второй. Если кто-то заявляет, что он — уверенный пользователь ПК, не возрадуйся, но помни: уверенно пользоваться этой машиной может не только любой дебил. Но и некоторые из имбецилов — тоже!
http://www.evrika.ru/show/5958


I will briefly mention Waddington's description of each of these processes and their relationships to similar theories proposed by other biologists.
...In the epigenotype, the gene is not an autonomous entity; it is part of a network of interacting components.
...Rutherford and Lindquist (1998) showed that a major agent responsible for developmental buffering was the “heat shock protein” Hsp90.
...For genetic assimilation to work, four things have to be shown.
(1) The genome must be responsive to environmental inducers.
(2) The competence to be induced must be transferred from an external inducer to an internal, embryonic inducer.
(3) There has to be cryptic variation within a population so that the physiological induction can be taken over by embryonic inducers.
(4) There must be selection for the phenotype.
...However, the idea that genetic assimilation occurs in nature remained controversial until Rutherford and Lindquist (1998) demonstrated a molecular mechanism for it.
http://icb.oxfordjournals.org/content/40/5/729.full


- .. Книжка? Ну.. как тебе сказать… Хорошая книжка, только очень старинная. В общем, по большому счёту она про приключения одного турка. Как он приехал в Москву… то есть, не в Москву, в куда-то там… в дальнюю какую-то Россию … Ну, и вот.. .и там про всякие его приключения… Понимаешь, он бедный. То есть, не в смысле «бедный», а в смысле, денег у него нет, а так он, вообще-то, хороший… Ну, не в смысле – «хороший», а в смысле – один раз можно прочитать.
Я ненадолго перестаю шевелить плавниками, чтобы тайком послушать про приключения бедного турка в дальней России, и где-то на третьей минуте догадываюсь, что книжка, по большому счёту, называется «Двенадцать стульев».
http://christa-eselin.livejournal.com/115990.html


Эволюция интерфейсов сжато повторяет эволюцию вообще искусства.
///каким может быть постмодернистский интерфейс (который, по аналогии, есть «функциональный прототип с декорацией на нём») — вполне функциональным, то есть работоспособным, интуитивно предсказуемым и т. д., но при этом его декор рассказывает какую-то независимую перпендикулярную историю. Или двойное кодирование и всяческая партизанщина — когда за этой независимой историей есть ещё одна история, которую считает лишь тот, у кого есть определённный культурный ключ.
http://olegpaschenko.livejournal.com/693526.html


о психологии Платона: о трехчленности человеческой души
http://www.plato.spbu.ru/AKADEMIA/akademia5/02.pdf


В переводе на человеческий язык: им требовался метод обесцвечивания мочи. Придумаю за месяц - получаю сумму с пятью нулями, нет - мое дело. Ладно, деньги не пахнут.
Проблема существовала со времен манхэттенского проекта. Первую неделю изучал, что делали за прошедшие 60 лет. Пигменты, которые дают желтый цвет - конечные продукты распада порфиринов, входящих в гемоглобин. Связи там настолько прочные, что легче это выделить, чем перекусить. Сама матушка-природа поставила на этих пигментах крест. Обычно органику окисляют, но продукты окисления этих конкретно пигментов, поглощают свет сильнее, чем исходные пигменты (в чем можно увериться, заглянув в ночной горшок на сл. день). Описания, что пытались делать, походили на гримойры. Один химик, например, четыре дня кипятил мочу в крепкой азотной кислоте. Пронитровав билирубин как следует, он получил пигмент, поглощающий свет в 10 раз сильнее исходного. Все мыслимые абсорбционные материалы были уже перепробованы. Пытались вывести "антитела" и энзимы, слепляющиеся или прекусывающие эти пигменты. Все втуне. Я понял, почему никто не хотел заниматься этой задачей, и почему под нее выделили такие большие деньги. Это был гроб, и все это знали.
Во мне проснулся азарт. Чего стоит химия, если за 60 лет никто не смог придумать, как обесцветить краситель, который мы производим литрами каждый день? Коллеги только смеялись. Я пошел в туалет, нацедил реактив, и безотлагательно принялся за дело.
...К чему это... Только одно это забавное приключение окупило все деньги, которые американский налогоплательщик десятилетиями тратил (и потратит), поддерживая мои эзотерические интересы. (Я уж не говорю о том, что этот теоретический налогоплательщик не отстегивал мне кровно заработанное, а занимал у других людей.)
Не надо рассказывать мне, как я всем обязан. Я никому не обязан. Счет давно идет в обратную сторону, причем с огромным перевесом. Да, у меня нет интереса "приносить пользу людям"; несмотря на это, я принес ее куда более, в денежном эквиваленте, чем те благодеяния, которыми был осыпан. Поэтому и держат на работе меня, а не радетеля народной копеечки. Тыкать пальцами умеют все, но остальное оставлено разбирать таким людям, как я. Придется как-то пережить то, что мы не образцы гражданских добродетелей.
Жаль, что никто не просит меня разработать средство для выведения дураков.
http://shkrobius.livejournal.com/421695.html


"Любое образование - насильствено"
"Никого нельзя ничему научить. Можно только научиться"
"Общество сейчас существует в состоянии, когда в нем искусство не востребовано"
об искусстве фотографии.

http://geophoto.livejournal.com/727292.html
Не буду касаться того, что собственно о фотографии там вообще ничего не сказано. Только об окружающей ее шелухе, типа авторского клейма или продажности галеристов. Но больше всего резанула общая стилистика: "под пивко с матерком". И куча сносок, как много кругом бездарных и недостойных. Мне занятие фотографией дарит то, что принято называть высокими чувствами. И вот такой уровень разговора, который больше смахивает перебранку бабушек на лавочке, он меня покоробил, если не оскорбил.
http://rezus.livejournal.com/369481.html



http://tanjand.livejournal.com/555346.html


Вряд ли сегодня нам пригодится знание того, сколько пик и сколько мушкетов должно быть в полку, или математические формулы, необходимые для построения солдат в "геометрический квадрат". Зато всегда будет поучительным пример герцога Альбы, который ввёл систему меритократии, которая выглядит сказкой в условиях сословного общества. Этим он превосходит даже более блестящих и мудрых последователей, даже Алессандро Фарнезе. Именно планомерное продвижение талантливых, хоть и незнатных командиров сделало его армию лучшей в Европе. Важны ведь не карьеры отдельно взятых капитанов и полковников, а общая атмосфера, в которой несправедливость не разрушает товарищество, а награды дают волю к новым подвигам. Потому и были в этой армии в порядке вещей случаи вроде марша солдат Мондрагона (по грудь в воде, высоко подняв оружие и порох, они прошли шесть миль на спасение осаждённого гарнизона, понимая, что если чуть задержатся в пути, то прилив их всех утопит). Впрочем, про Альбу я уже писал отдельно. Добавлю лишь, что "железный герцог" на смертном одре просил фра Луиса де Гранаду передать королю, что больше всего гордится тем, как назначал на командующие должности: неизменно лишь тех, кто был наиболее способным, даже вопреки личной неприязни. Слова эти оказались вскоре забытыми.
http://antoin.livejournal.com/890257.html


Какие, напр., черты считаются «прогрессивнее»: режим аристократический или бюрократический, преобладание крупного землевладения или мелкого, большая или меньшая открытость высшего сословия, управление с помощью регулярного госаппарата или силами местных помещиков? Ответ очевиден. Между тем наиболее прогрессивной принято было считать страну с уникальной степенью власти аристократии и господством ее латифундий при полном отсутствии землевладения «трудового элемента» (это, если кто не догадался, Англия).
...В конце Х1Х в. в Англии никакого другого землевладения, кроме помещичьего, практически не существовало, причем 80% земли принадлежало 7 тыс. чел., а половиной владели 300-400 аристократов-пэров, которые занимали в стране совершенно исключительное положение (не имея при этом никаких привилегий, кроме свободы от гражданского ареста и права суда пэров; они им были не нужны).
...Аграрные отношения в Англии вообще были исключительно устойчивыми (разница между доходом среднего работника фермы и среднего помещика в 1695 г. составляла 15 и 3 000 фунтов и оставалась той же в 1901 г.).
http://salery.livejournal.com/77235.html


Самоубийство Европы в две попытки (1914-1918 и 1939-1945) имело форму войны. Но война эта разительно отличалась от всего, что было принято называть войной прежде. Лучше всего суммирует эти отличия слово "тотальность" предложенное Людендорфом в 1935 году. Тотальность эта имеет много измерений. Прежде всего, наверное, бросается в глаза тотальная вовлечённость наций в войну, но есть и много других.
Я сейчас хочу обратить внимание на дипломатическое измерение тотальности. В XVIII веке главной задачей войны между великими державами было обеспечить своим дипломатам лучшую позицию для переговоров. Можно сказать, что армия была шпагой дипломатического ведомства. В начале следующего века Наполеон продемонстрировал, что сильнейшая переговорная позиция это когда шпага противника выбита. Ещё лучше если твоя шпага при этом упирается ему в горло. Дипломатически, однако, шпага у горла представляет затруднение - в такой позиции очень трудно позволить противнику сохранить лицо. Мир заключённый в позиции "шпага у горла" выходил не очень прочным. Ведь договор заключённый под принуждением считается ничтожным.
http://fat-yankey.livejournal.com/127125.html


герб саксонского рода фон Мюнхгаузенов: в златом щите - монах с посохом и молитвенником на поясе. У "белых" Мюнхгаузенов монах в белой рясе с черной полосой; у "черных" - в черной с белой. Герб "говорящий" - Мюнхгаузен означает по-немецки: "дом монаха".
Мюнхгаузены - древний род, известны с XII века, участвовали в Крестовых походах. Но баронами стали только в XVIII столетии. Потомственные военные, конечно; были наследственными маршалами княжества Минден; были среди них кондотьеры на иностранной службе, знаменитый рассказчик, был известный ботаник, премьер Ганновера, и хороший немецкий поэт.
Легенда герба и фамилии известна в двух версиях: согласно первой, когда все их мужчины, кроме одного, ставшего монахом, были перебиты или умерли, этого монаха взяли из монастыря - и он продолжил рыцарский род.
http://germiones-muzh.livejournal.com/1092978.html


Знаменитый физик Ферми как-то попросил генерала Гровса дать определение "великого генерала". Гровс ответил, что великие генералы – те, которые подряд одержат пять побед в пяти крупных сражениях и что таких генералов где-то три из сотни. На что Ферми заметил: если шансы выиграть сражение у обеих сторон равны, то шансы выиграть один раз составляют 1 к 2, а пять раз подряд 1 к 32, как раз три из сотни. “Да, генерал, вы правы – из ста генералов примерно три должны быть великими. Я только не пойму, при чем тут гений – это же чистая теория вероятности!”
http://scinquisitor.livejournal.com/35185.html
Не про Ферми


Не охренеть ли? Почти дочитал дневники Шварца. Конечно тяготила дыра про революционные годы, и отстраненность. И тут вдруг догадался почитать что-то, кроме самого Ш. Оказалось — в авг. 17-го юнкер в Москве(!), прапорщик, Добровольческая армия, Ледяной поход, контузия (вот откуда тремор).
и он нигде сам об этом не пишет? (как по другому вдруг окрашивается многое из прочитанного)
http://lyama.livejournal.com/1012201.html



"Мир наоборот"http://lattona.livejournal.com/50426.html
Tags: livejournal2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 77 comments