Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Category:

Наша неинтересная история

Сегодня был длинный разговор о самиздате и диссидентстве. Я недоумевал, отчего эти вопросы истории совершенно не изучены. То, что я видел напечатанным - на меня производит тяжелое впечатление. Я никоим образом не о партийных каких-то несогласиях, нет, я только о познании. Это ведь чрезвычайно интересный вопрос. Мне кажется, что в послевоенном СССР это едва не самый интересный вопрос, историю которого хотелось бы знать. Мне не интересно про производство и падение экономики, про армию и бюрократизацию и прочие такие вещи, это все повторялось множество раз и исследование даст картину, лишь незначительно и лишь количественно отличающуюся от других случаев. И вот - уникальное явление, в тоталитарной и весьма припугнутой стране с очень сильной тайной полицией функционирует самоорганизующееся движение распространения информации. Люди рискуют - кто жизнью и свободой, кто работой, кто неприятностями. Можно шутить, что это пустяки, но в нашей реальности видно, что малейшего неудовольствия начальничка достаточно, чтобы люди пошли на очень крупные сделки с совестью - вспомните об учителях, выборах и прочих таких делах. Чужой риск не надо осмеивать, кому особенно смешно - пусть рискует своей семьей и потом расскажет о том, как ему было весело. Итак, люди делали нечто реально опасное вопреки своей выгоде, в условиях, когда получить от омоновца дубинкой было бы просто облегчением, а не наказанием - подумаешь, наподдали раз, зато всерьез ничего не случилось. Так вот, большое количество людей - весьма большое - было с этим связано, и нечто делало - не за деньги. Способы организации этих людей, их мотивы, возможности созданных оргструктур и степень их осознания - есть масса интереснейших для истории вопросов. И вот я увидел, что это не интересно. В общем, не то чтобы открытие, но вспоминая тематики книг и статей, которые написаны, понял - да, вроде бы, у авторов прямо слепое пятно, некоторые вопросы в связи с этим не интересуют. Что интересует? Ну, какие-то списки людей, типа жертв режима, личные истории. История текстов вызывает интерес - когда какая книга появилась. То есть если этим занимаются, то берут историю текста, или историю "страдания" (кто сел, как сопротивлялся и пр.). Люди почти не интересуют (их этика, мотивы, столкновение ценностей и пр.), и уж что совсем никого - именно социальный аспект: организация. Почему - не знаю. Для меня это вплетено в более общий вопрос - мне кажется, некоторые разделы социологии как-то демонстративно не интересны. Это видно и по исследователям - как они темы выбирают, и по читателям - что можно увидеть в ЖЖ в качестве интереса к теме. Ну, это гораздо более крупный и непонятный вопрос, отчего социальные институты так не интересны - причем именно как какой-то отворот глаз, потрясающие, замечательные вопросы, даже лежащие на поверхности - не привлекают внимания, редкие книги вымалчиваются... Нет, об этом я не хочу, это слишком большая тема, и разговор получится всего лишь мутный.

А вот про самиздат и диссидентство... Это ведь интересный вопрос недавней истории России? Я специально обхожу согласие - кому-то это враги, кому-то - лучшие люди, не важно. Как думаете - почему мало изучают это? Ведь было недавно - еще живы люди, еще можно спросить, через 10 лет шансов будет много, много меньше. А потом, по документам - будет совсем не то. То есть исторически это редкий шанс изучить уникальное явление, и по антуражу вроде бы весьма интересное. Нет?
Tags: history6, sociology7
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 158 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →