Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov


То, что всегда-всегда надо помнить, когда смотришь на какого-то человека и думаешь "хочу так же!":
Во-первых, посмотри не только на то, что у него есть, но и на то, чего у него нет именно в связи с тем, что есть то, что тебя интересует. У тебя этого тоже не будет, ты готов?
http://a-str.livejournal.com/587341.html


Только что наблюдал живое воплощение фразы "сейчас вылетит птичка".
На фоне куста позирует невеста.
– Сейчас вылетит птичка! – говорит фотограф, и в этот момент к ногам невесты с ветки падает птица.
Не выдержала такой красоты.
Но всё кончилось хорошо. Пока невеста визжала, птичка отряхнулась и ушла, гузкой помахивая.
http://lion-man.livejournal.com/301844.html


- Вот предупредил же профессор прямым текстом: ценой победы над Мордором будет утрата магии Запада. А мы не понимали.
Так все и случилось, строго по написанному.
И теперь как ни посмотришь: вроде эльф эльфом, и запонки из мифрила, и документы в порядке - а ни красоты, ни мудрости, ни даже достоинства.
http://filin.livejournal.com/1631506.html


Так и не сумев завоевать Иберийский полуостров, Карл Великий решает установить дипломатические отношения с калифом аббасидов Гаруном аль-Рашидом, которого франки прозвали Аароном и который известен своим появлением в «Сказках тысячи и одной ночи». Оба суверена стараются превзойти друг друга в пышности посольств и изысканности подарков. В 797 году Карл отправляет ко двору калифа сначала одного только гонца, а затем в 799 году и настоящее посольство. В 801 году в связи с коронацией Карла Гарун аль-Рашид посылает к нему гонцов с великолепными дарами: здесь и тончайшие ткани, и драгоценности, и специи, и даже слон по имени Абул-Абасс.
http://diletant.ru/articles/21606291/


За пятнадцать лет в литературе я нигде больше не видел такого количества людей закомплексованных и даже умственно отсталых, как на литературных студиях и семинарах. И это объяснимо. Неспособность ни к какой профессиональной деятельности, кроме самой низкоквалифицированной, обрекает их на занятие литературой.
...Ведь что показательно, литераторы приложили немалые усилия, чтобы сокрушить реализм, доказать его недостаточность, и сокрушили, доказали, но вместе с ним сокрушенной оказалась и сама литература.
К чему я гну. Для моего поколения реализм выполнил и продолжает выполнять свою обучающую функцию, раз и навсегда поставив нас в оппозицию сначала к себе как к таковому, а теперь только уже в оппозицию к реалистам, но никак не к реализму.
http://markshat.livejournal.com/179684.html




озеро Титикака
http://photo-discovery.livejournal.com/3608098.html


- Тогда мой исходный вопрос ребром: что добрей? - СССР 60-х и второй половины 80-х или нынешня Россия. Вот - прошу...
- Ну, тут-то для меня и вопроса нет: конечно - "нынешняя Россия" (вверну и не угодившее Вам "пока ещё":)), в ней-то способен я и жить, и дышать (а припрёт - так и выбраться), а тогда (рождённый в тех самых 60х) - задыхался, не мог, по лезвию ходил - пока аккурат в 80х совсем удавкой не захлестнули. Вроде бы все уважаемые мной и любимые из тех времён писатели, поэты (как, скажем, Слуцкий, Светлов или Шпаликов), барды (Галич и другие), художники об этом свидетельствуют - и творчеством, и пуще того судьбою. Не могли и они: спивались, вешались, ловили инфаркты, или травили их крепким дустом (если вышвыривали - так это уж к счастью) под оскотиненный, сдирижированно-тупой "всенародный одобрямс".
Ох, чем дальше - тем больше не люблю я "о личном". Корёжит даже - и начинать ли?
Но при заявленной Вами "истеричности" и как бы "чуткости" восприятия - мне непонятно: как же Вы там дышали, этой тотальной фальшью, этим беспардонным тюремным насилием и бесправием, этим затхлым невежеством, - и Вас не выворачивало? И что за "сказочку" Вы об этом сейчас говорите? (Причём - в который раз впрямую указываю: ставите в вину нынешней власти - ровно те же грехи, но только достигающие пока ещё в тысячу раз меньших масштабов, чем когда из них сплошняком была сложена та, прошлая!)
Вы поймите: родиться в 60е было моим несчастьем, потому что тогда эта грёбаная тюремная религия - вместо того, чтобы сдохнуть с "воплощением культа", извернулась в судороге (избежав того покаяния и прозрения, о котором и Вы сказали). И я по-детски, как менингит, с "сыростью оттепели" вместо весны, её подхватил. Я поверил, оболваненный тюремщиками мальчик. Но дальше-то начались муки ада: ведь вокруг всё отчего-то оказывалось вовсе "не тем". Помню, как в детском саду и даже первом классе школы я плакал: почему именно мне так чудовищно не повезло - угодить в какое-то невиданно-неудачное место, ведь я знаю, что во всех соседних садах или школах - замечательная, хорошая, достойная жизнь, а я за что-то судьбою обижен - оказаться, где всё неискренне и фальшиво... Переехав ко 2му классу в другой район и школу - только и начал прозревать... Но подумал, что опоздал, что всё, конечно же, было - настоящее, замечательное - вот хоть в "тех 30х", или на "той, гражданской"... "Да-да!" - радостно подпевали мне тюремщики и другие оболваненные "болотным духом", - "Конечно! А ещё там были замечательные Вожди, славные Подвиги, святые Герои!" А кто "не верит", тот - враг! и с ними тогда сражались! И вот я - ребёнок "семьи врага народа" (расстрелянного в ночь ареста, но до самого конца СССР - опасливо укутанного туманами "реабилитационной" лжи, будто прожил в тюрьмах ещё десятки лет и помер от болезни), ради "незамутнённой картины мира" - подленько спорил с критикой Сталина, задолго до мифа об "эффективном менеджере" лепеча что-то вроде того.
Но мифам моим - грозили не эти россказни. Жить-то приходилось - в реальности. Учиться на пятёрки, а с жизнью как-то смиряться "двоечной". Я слыхом, конечно, не слыхивал тогда, что такое "когнитивный диссонанс", но меня попросту давило и корёжило - не продохнуть, а все "другие глобусы" отчего-то существовали лишь в "правдивых" (как та же власть) книжках и фильмах. Кончилось по-дурацки: в 16 лет, за письма кому не следует и о чём не следует (то есть "на самый верх" - а то они не знают - о том "как мы тут живём") упрятали в диссидентскую "психушку" (взрослую, закрытую, без посещений) - на дворе был нервный 80й год, Олимпиада, тогда "под зачистку" попадали и по более смешным поводам (помните, наверное, этот вымерший летний город: ни единого ребёнка на улицах). Мне, кроме стыда, и испытывать-то нечего: ни гордости, ни чести. Не за "протест" или умное что попал: за то, что "переусердствовал в глупой вере". (Хорошо хоть, что когда до этого со мной "собеседовали" органы, умудрился никого не подставить). Почти что "история Швейка". Собственно, там она и должна была по всем нормам закончиться. Родных уговаривали, что я уже "овощ", пора забыть. А довести до этой кондиции - имелась наука. Спасла юношеская непереносимость инъекций, школа "старших товарищей" - как избавляться от пилюль, а после полугодия идиотически упрямой "борьбы" (что, мол, не видите? я такой-сякой-нормальный!) - их же, "старших" секреты о том, как этим "овощем" притвориться, чтоб наконец отстали. Ну, и конечно, спасла мама, боровшаяся (а я-то уже не верил и знать не мог) всё это время (отец, наоборот, променял на карьеру, на роль стукача в загранках и партбилет, - от меня отказался, как в "тех 30х", что ж - я ему не судья, сам на этой тропе стоял). Вышел под согласие на "овощ в доме", обязательства пичкать лекарствами и т.п. (после многомесячных убеждений: "Зачем он Вам нужен? Ни учиться, ни работать не сможет. Оставьте нам!"). Потом - сложная история всех этих похорон и смен "краткосрочных генсеков": при каком из них удавалось улизнуть от внимания и, подчистив справки, закончить одно образование, начать другое, а при каком - гайки закручивали, находили, диплом с профессией пресекали, приставляли куратора. Неожиданно прижали, перекрыв совсем кислород, ближе к "самому концу" (о нём, естественно, не догадываясь) - позже в своём и примыкающих поколениях я таких "товарищей по несчастью того периода" много встречал: куратор "предложил", чтобы я шёл на гэбэшную службу (сразу все документы по мановению выправятся, проблемы растают), а иначе... да ничего иначе, ни средств к существованию, ни покоя. Вот тогда я крепко задумался: а ст0ит ли эта жизнь... Но страна, по-счастью, кончилась раньше. (Конечно, тут же рассеялись все "диагнозы", страшилки и бредовый мираж этой "жизни во лжи" - ну, как минимум для меня).
Так что "сегодняшним днём" - Вам меня пока что не напугать:). Да и ничем уже, наверное, не напугать: не тот возраст.
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1890056.html?thread=99743240#t99743240


Некоторые файлы верят, что delete - это конец всему. Некоторые - что после delete они попадают в Корзину, откуда могут быть впоследствии восстановлены по неизъяснимой милости Юзера. Некоторые - что сохраняется все, ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
http://flying-bear.livejournal.com/1882523.html


Сейчас решающим критерием для чего угодно стало - скучно или не скучно. Если скучно - это смертельный приговор и не важно, чему или кому он вынесен. Сейчас расхожее выражение - все жанры хороши, кроме скучного. Правда, скоро и сама эта дефиниция станет скучной.
Ведь прямолинейное стремление к разнообразию обладает не таким уж неисчерпаемым потенциалом. Переключение телевизора с канала на канал, с программы на программу со все возрастающей быстротой ведет к маниакальному синдрому и нервному срыву. Когда быстрее переключать уже не получается, следующее развлекательное действие - выбросить телевизор в окно. Следующее за ним - выброситься в окно самому.
Несомненно - это решение проблемы. И с теми, кто решает ее таким образом, я не стану спорить. Они правы. Но правы они в своей собственной жизни и ни в коем случае не в моей.
А есть ли еще что-либо, распространяющееся за пределы одной отдельно взятой жизни? Или это уже нами окончательно утрачено? Есть ли еще что-нибудь такое, что было бы важно для тебя в чужой жизни, если ты не обожатель какого-нибудь попсового идола? Есть ли еще тебе дело до другого человека, если ты не саморазрушительно и не самоуничтожительно в него влюблен, если его клевость не стерла тебя самого для самого тебя?
Перекидывается ли еще мостик, по которому можно ходить и заглядывать в бездну друг друга? Или мы уже обречены сосуществовать по принципу воронки, когда один проваливается в другого без остатка, и, все еще живя, практически перестает значить?
...
Ведь самое интересное - это удержать себя и не вскочить на подножку вагона, увозимого локомотивом вместе со всем остальным составом в счастливое будущее. Тогда, мгновение спустя, ты обнаруживаешь, что состав никуда не уехал. Что счастливое будущее, куда этот состав прибывает, - это тот самый перрон на провинциальном полустанке, где ты в данный момент стоишь. И тогда тебе становится очевидным, что вообще никуда опоздать нельзя. Тогда тебе не остается ничего другого, как спокойно уйти с перрона. Сначала ты идешь вдоль каких-то неказистых заборов. Дальше, за переездом начинаются поля. Слева чернеет лес. Над ним рваное ненастное небо. Короче, на лицо все необходимые доказательства, что в каком бы тысячелетии ты ни жил, основания жизни остались прежними, несмотря на то, что любые попытки жить могут быть проинтерпретированы, как однообразные повторы.
А уже осознав, что в жизни нет ничего содержательного, кроме жизни, что в стихах нет ничего содержательного, кроме стихов, ты автоматически приходишь к тому очевидному факту, что в смерти нет ничего содержательного, кроме бессмертия.
http://markshat.livejournal.com/180402.html


Меня интересует, знакомы ли вы с ситуациями, когда голос глохнет? Т.е. вы говорите, но чувствуете, что говорить становится всё труднее, голос как будто обволакивает вас, не распространяясь далее двух метров. Как будто вы пытаетесь двигаться в каучуке. Что является предпосылкой этого? Как вы выходите из такой ситуации?
http://till-j.livejournal.com/250809.html


Мне кажется, способность "похвастать хорошим знанием правильного Ж." - обманчивый показатель. Люди редко хвастают хорошим знанием правильной ходьбы - они ходят, и только; редко хвастают хорошим знанием правильного дыхания - они дышат, и только. То же и с Ж.: это не то, что люди (увы, всякие, а не только маркированные в чьей-либо системке координат как плохие) "знают" - это то, что они, в массе, коллективно производят, то, что у них получается как "само собой", так и "по здравому размышлению"; или, точнее, очень во многом из того, что они в разных декорациях и разбившись на разные труппы делают, легко, по моему мнению, различается Ж., не всегда как единственное содержание делаемого, но почти всегда - как генеральный способ делания, как базовый метод, - и на таком взгляде на людей и на их создающую социальную реальность общественно ориентированную деятельность я, не будучи безумен, нисколько не настаиваю, но все же мнится мне в нем нечто крайне важное, хоть и с большим трудом уловимое.
Также смущает указание на бойкость как путь спасения от Ж.: как для умышленного убийства первичны воля и способность убивающего, так для Ж. первичны воспитанные потребность и умение (сколь угодно далеко способные отстоять и от "знания" об их предмете, и от "осознания" этого "знания") группы людей принести жертву. Если эта потребность достаточно сильна, никакая бойкость (или иное какое качество) не будет ей помехой и аргументом против, не удостоится быть замечена и услышана. Вот и выше абсолютно, по моим наблюдениям, верно отмечено: "Никогда не встречал, чтобы кто-нибудь спрашивал, хочет ли животное быть принесено в жертву". В лучшем случае, полагаю, обнаживший бойкостью свою недостойную высокого жертвенного пира низкую натуру вместо праздничной жертвенной трапезы станет источником трапезы будничной, вот и весь наличный выбор.
Но максимально надежный спасительный выход, тем не менее, есть, как я слышал, и он не в бойкости, а - как и во слишком многих других ситуациях, - в подлости, в хитрости, в вероломстве: зачисленной в жертвы не-жертве следует искать себе замены, подставлять кого-нибудь вместо себя, кого-то более слабого и доверчивого (т.к. никто другой не обманется, не подставится), - и так не только спастись, но и сослужить службу добрую алчущей регулярной поставки жертвенной плоти пастве, и даже со временем выслужить себе уютное местечко в ее рядах. И об этом пути незачем "знать" (но можно и "знать", конечно, почему нет) - ему достаточно внутренне соответствовать, на том, не обязательно глубоком, уровне полного неразличения "знания" и "незнания", на который никакой филерствующий "внешний наблюдатель" сунуться не способен. Не силен в предписаниях и оттого не знаю, как соотносится такое спасение с чем бы то ни было из предписанного, но даже если никак, то жизнь в своем сладостном течении, бывает, от предписанного отклоняется весьма и весьма, главное - чтобы строй на перекличках был ровный; чтобы дебет с кредитом в конце квартала сходились; чтобы билет счастливый на беспрепятсвенный проход сквозь бутылочное горлышко кармашек грел. "Знать" же о том, каким именно образом данный билетик был получен, его обладатель хоть и может, но не обязан вовсе - ни Вам, ни мне, ни себе самому.
* Ж. - жертва

А краткое резюме своего многословия я сформулировал бы так: Ж. - простой, удобный и эффективный инструмент успешного прохода сквозь произвольное бутылочное горлышко, где жертва(ы) - овеществленная плата (пошлина, налог...) за такой проход, вносимая проходящими к действительной или мнимой выгоде действительных или мнимых данного бутылочного горлышка организаторов.
http://ivanov-petrov.livejournal.com/1892798.html?thread=99816638#t99816638


В общем, так. Королевство Кастилия образовалось — если верить Брокгаузу и Ефрону (подчеркиваю: Ефрону!) — в 1057 году. Наибольшего могущества и блеска достигло при короле Фердинанде III Святом (1217—1252). Который объ­единил Кастилию и Леон и завоевал у арабов Кордову, Севилью (и почти всю Андалусию), а также Кадикс, расширив границы королевства до самого моря.
А после него правил Альфонс X Мудрый, или — Философ (по-испански — El Sabio), 1252—1284. Прозвище отдает отчасти насмешкой, как у Пушкина — вещий Олег (о человеке, которого тщетно предостерегали: не ходи босиком).
Этот Альфонс тоже, по примеру предка, кое-что у мавров оттяпал (кажется, Херес) и что-то существенное (вроде бы королевство Мурсию) в состав державы включил — короче, в военном отношении был молодец. Но — политический неудачник. Зачем-то полез в германские императоры (типа: вакансия свободна, а я по совместительству король Германии, родной внук Филиппа Швабского, — голосуйте же за меня, имперские князья). Потратил на интриги полжизни, на подкуп избирателей — чуть не весь золотовалютный резерв. Кончилось пшиком: римский папа (Григорий который-то) всю эту игру перекрыл.
А тем временем непочтительный младший сын короля — Санчо — повел себя, как Левка в пьесе Бабеля «Закат»: восстал. Кое-как, ценою гражданской войны, удалось его утихомирить.
Но взаимное раздражение, видать, оставалось в полной силе. И когда старший, почтительный сын, Фернандо де ла Серда, внезапно и безвременно умер и, стало быть, наследником кастильского престола вроде бы автоматически сделался Санчо, — король сказал ему и всем грандам: а вот это видели?
И распубликовал закон: так и так, мы, божией милостью, завещаем корону возлюбленному нашему внуку и тезке, малолетнему сыну почтительного Фернандо — инфанту Альфонсо де ла Серда.
Ну и все. Санчо, естественно, опять собрал войска и гонял папашу из угла в угол по всей Кастилии, пока не поставил ему мат в Севилье (из всех городов только она одна старому королю не изменила).
И стал Санчо IV Смелым, а малыша Альфонсо увезли во Францию, под защиту кузена — Филиппа IV Красивого.
Под этой защитой малыш вырос и процвел. То есть лично сам ничего достопамятного не совершил, но заложил целую линию первостатейных вельмож, владетельных сеньоров. Его сын был адмиралом Франции, князем Счастливых (Канарских, значит) островов. И внук, и правнук, и пра-пра, и пра-пра-пра — все были кто герцог, кто адмирал, кто коннетабль, а кто и вице-король, — а графств, да маркизатов, да баронств и не считаем. (Хотя с течением времени многие обеднели, конечно. Особенно — младшие сыновья.)
Но помимо и поверх прочих титулов все они были — де ла Серда. (В пере­-воде — как бы Щетинистые; или, пожалуй, даже Щетинкины: дело в том, что вышеупомянутый принц Фернандо, первенец Альфонса Мудрого, родился с жест­кими, как свиная щетина, волосами на груди; вот счастливый отец и наградил его как бы дополнительной фамилией; по-видимому, не нашел лучшего способа выразить свою радость и проявить чувство юмора.) Прямые потомки старшего сына законного короля. Носители, так сказать, королевского гена.
Который катился себе, катился потихоньку с запада на восток — и на самом краю Европы вдруг остановился.
Представим себе такую запись (самой нарядной кириллицей, самым лучшим гусиным пером, декабрь 1848 года) в метрической книге сельской церквушки: младенец Мария Де Роберти Де Кастро Де Ла Серда.
А село — Казацкое, Балтского уезда Подольской губернии.
У черта, прямо скажем (и Гоголь подвердит), на рогах.
Шутка судьбы. Похожая на ошибку переплетчика. Который, предположим, нечаянно сброшюровал вместе первый том «Дон Кихота» и второй — «Мертвых душ». И какой-нибудь персонаж соскользнул со своей страницы и застрял между строк чужой. Влюбившись в прекрасную панночку.
Все просто. Один из обедневших де ла Серда — из фландрских — чей-то, видимо, младший сын — во время Семилетней войны перешел капитаном из прусской армии в русскую. Служил долго, усердно, без блеска, от столиц вдалеке. Лишь под старость лет фортуна ему улыбнулась — однако же несколько иронически. Император Павел произвел его в полные генералы, пожаловал тысячу крестьянских в Малороссии душ — и чуть не посадил (если верить легенде) на испанский трон. Поскольку в те поры (1798, скажем, год) очень гневался на Испанию и всерьез, говорят, подумывал: не показать ли ей кузькину мать? (Н. В. Гоголь откуда-то знал про Россию всё.) Потом император передумал — а потом кузькину мать показали, как известно, ему самому, — но Яков Антонович де Кастро де ла Серда скончался в новообретенном своем подольском имении еще до того, в 1800 году, шестидесяти семи лет от роду.
http://magazines.russ.ru/zvezda/2014/1/16v.html http://bbb.livejournal.com/2717690.html


На баше - новое поветрие: народ коллекционирует удивительные написания знакомых слов. Чем удивительней - тем лучше. Вот эта фраза сделала мой день:
«Из статуса «вконьтакте»: «Верхом на звезде не ссусь ветру навстречу».-
http://kot-kam.livejournal.com/1197522.html


Дамскороманная пэрловка
- Она уже чувствовала какое-то чувство, но до настоящей любви еще было плыть и плыть мелким шагом.
- Близнецы, вернувшись из школы, фактически взяли Эми на себя. Они потащили ее купаться в бассейн, где Эми всех поразила: выяснилось, что девочка плавает, как рыба. За восемнадцать месяцев жизни в пустыне она, очевидно, успела приобрести кое-какие навыки выживания.
- Ее длинные ноги впадали в высокий тяжелый зад.
- Не поворачиваясь, он оглянулся.
- Он побледнел, кровь ударила ему в лицо.
- Она покраснела от смущения, но продолжала царапать его задницу.
- Она так мечтала стать его единственной, его верной, единоутробной супругой.
- Несчастья посыпались на ее хорошенькую голову, как грибы после дождя.
- Она одарила его оптимистической, бессмысленной улыбкой.
- Прогуливаясь по парку, он вдруг услышал крик женского пола.
http://jaerraeth.livejournal.com/490562.html


«Моя знакомая, журналистка, познакомила меня со своим отцом.
Высокий старик, бывший учитель географии, череп – как бильярдный шар. Но дочь по секрету рассказала, что он не лыс, он привык смолоду брить голову.
- Оригинальничал?
Дочь засмеялась:
- Боялся облысеть!
Оказывается, у него рано начали лезть волосы, он забеспокоился.
Ему посоветовали постричься под «ноль», систематически брить голову, укреплять корни волос. Верное средство! И он стал методично и упорно брить голову. Шли годы. Он все оттягивал тот сладкий миг, когда разрешит себе похвастаться прекрасной шевелюрой. Так и состарился, прожил лысую жизнь. Не заметил, как средство обернулось самоцелью. Теперь все это уже не имеет никакого значения. Но он продолжает брить череп…
http://markshat.livejournal.com/180926.html


О прощении
Его не существует. Из сделанного нами, нуждающееся в прощении не будет прощено никогда. Люди, которым мы сделали зло, могут сказать что простили нас и сами в это поверить. Но в одну реку нельзя ступить дважды. Чтобы исправить дурной поступок нужно вернуться в то место и время, когда ты его совершил и сделать иной выбор. А это невозможно. Все наши облатки и костыли, всё, что мы делаем, чтобы договориться с совестью, не изменит нашего поступка в прошлом.
Нам остаётся только класть на весы что-то значимое для окружающих в надежде, что это перевесит хотя бы на волосок.
Тех, кто не чувствует за собой никакой вины, поздравляю, вы в совершенстве научились лгать самим себе.
http://till-j.livejournal.com/251059.html


Ваза датируется VII-VIII вв. и происходит из небольшого государства Хушхабте (Северный Петен, Гватемала), центром которого был город, известный нам под археологическим названием Рио-Асуль.
...Владельческая надпись сообщает, что это сосуд для фруктового какао, принадлежавший квартальному начальнику (лакаму) Наханаль-К'иничу из Рио-Асуль. Очень необычно, что квартальный начальник (должность довольно скромная) удостоился чести обладать такой красивой вазой. Причина этого в том, что Наханаль-К'инич, очевидно, был родственником (может быть, отцом) царя Хушхабте Йукном-К'авиля. Необычность этой ситуации усиливается уникальностью остальных иероглифических подписей, расположенных в сцене.
Центральная фигура - сам хозяин вазы. Он сидит по-турецки (поза носителя власти в Мезоамерике), перед ним стоит высокий цилиндрический сосуд для какао с крышкой и зеркало. Квартальный начальник очень элегантно нюхает цветок, а правой рукой отдает какие-то указания сидящему перед ним человеку.

Слушающий назван просто "главный владыка" (бах-ахав). Это какой-то придворный титул, функции носителей которого мы не очень понимаем. Обычной "главные владыки" были при царском дворе. Он изображен в позе повиновения: правая рука поднята к груди и обхватывает левое предплечье плечо. Левой рукой он ковыряет пальцы ног (наверное, от большого смущения). За главным владыкой сидит коренастый мужичок, сложивший руки на груди (по-моему он слегка набычился). К сожалению, подпись перед ним сохранилась не очень хорошо, ясно лишь, что его имя начиналось на Йок... Никаких дополнительных титулов он не носит, значит это совсем незначительный прислужник.

В правом краю сцены изображены две женщины в модных платьях. Подпись есть только перед первой - Иш-Чан-Ак. Скорее всего это жена Наханаль-К'инича, а ее безымянная спутница это служанка.

http://maoist.livejournal.com/105421.html


"...Некто С., ничтожный "человек высокого происхождения по боковой линии",
замечательный удивительным сходством с Ноздревым и также член и душа
общества, напившись предводительского вина, подал мысль собрать "музей
бетизов Всеволожского, чтобы все видели, "чего в России не нужно".
..."Бетизы" долежались в Райском до Шкота. Он мне их показывал, и я их
видел, и это было грустное и глубоко терзающее позорище!.. Все это были
хорошие, полезные и крайне нужные вещи, и они не принесли никакой пользы, а
только сокрушили тех, кто их припас здесь. И к ним, к "севацким бетизам",
Шкот придвинул свои и отцовские "улучшенные орудия" и, трясясь от старости,
тихо шамкал:
- Все это не годится в России.
- Вы шутите, дядя!
- Нет, не шучу. Здесь ничто хорошее не годится, потому что здесь живет
народ, который дик и зол.
- Не зол, дядя!
- Нет, зол. Ты русский, и тебе это, может быть, неприятно, но я
сторонний человек, и я могу судить свободно: этот народ зол; но и это еще
ничего, а всего-то хуже то, что ему говорят ложь и внушают ему, что дурное
хорошо, а хорошее дурно. Вспомни мои слова: за это придет наказание, когда
его не будете ждать!
В этой Пензе, представлявшей одно из самых темных отделений Загона,
люди дошли до того, что хотели учредить у себя все навыворот: улицы
содержали в состоянии болот, а тротуары для пешеходов устроили так, что по
ним никто не отваживался ходить. Тротуары эти были дощатые, а под досками
были рвы с водою. Гвозди, которыми приколачивали доски, выскакивали, и доски
спускали прохожего в клоаку, где он и находил смерть. Полицейские чины
грабили людей на площади; предводительские собаки терзали людей на Лекарской
улице в виду самого генерала с одной стороны и исправника Фролова - с
другой; а губернатор собственноручно бил людей на улице нагайкою; ходили
ужасные и достоверные сказания о насилии над женщинами, которых приглашали
обманом на вечера в дома лиц благороднейшего сословия... Словом, это был уже
не город, а какое-то разбойное становище. И увидел бог, что злы здесь дела
всех, и, не обретя ни одного праведного, наслал на них Ефима Федоровича
Зарина, вызвавшего сенаторскую ревизию."
(Н. С. Лесков. "Загон).
http://az.lib.ru/l/leskow_n_s/text_0371.shtml



посмотреть, как могло происходить выползание и дальнейшая эволюция 400 мильонов лет обратно. И, как и ожидалось, признаки проявились даже в столь коротом временном отрезке: плавники они начали располагать поближе к туловищу, дабы удобнее было "шагать", и голову приподнимали выше своих сородичей из контрольной, плавающей, группы, и даже скелет удлинился и усилился в районе грудной клетки.
http://kostya-h.livejournal.com/176309.html


- я - бог, - решил Петров, - странно что этого никто не замечает
он наклонился и взял чашку. швырнул ее на пол. чашка разбилась.
- вдребезги, - довольно заметил петров, - и это только начало!
он встал и бросил в окно тяжелый кухонный табурет. потом вырвал из горшка гортензию. умылся. нассал на ковер.
- удивительно! - воскликнул петров
http://www.livejournal.com/users/nishisha/


Памятник "бравому солдату Швейку", описанному знаменитым писателем Ярославом Гашеком почти сто лет тому назад, открыли в небольшой чешской деревушке Путим, расположенной неподалеку от города Писек, где проходила часть приключений бравого солдата. Бронзовая скульптура Швейка отлита скульптором Франтишеком Сватеком в человеческий рост.

Памятник Швейку в Перемишле, Польша
http://philologist.livejournal.com/6654800.html


-- Из иного револьвера, пани Мюллерова, хоть лопни -- не
выстрелишь. Таких систем -- пропасть. Но для эрцгерцога,
наверно, купили что-нибудь этакое, особенное. И я готов биться
об заклад, что человек, который стрелял, по такому случаю
разоделся в пух и прах. Известно, стрелять в эрцгерцога --
штука нелегкая. Это не то, что браконьеру подстрелить лесника.
Все дело в том, как до него добраться. К такому барину в
лохмотьях не подойдешь. Непременно нужно надеть цилиндр, а то
того и гляди сцапает полицейский.
-- Там, говорят, народу много было, сударь.
-- Разумеется, пани Мюллерова,-- подтвердил Швейк,
заканчивая массаж колен.-- Если бы вы, например, пожелали убить
эрцгерцога или государя императора, вы бы обязательно с
кем-нибудь посоветовались. Ум хорошо -- два лучше. Один
присоветует одно, другой -- другое, "и путь открыт к успехам",
как поется в нашем гимне. Главное -- разнюхать, когда такой
барин поедет мимо. Помните господина Люккени, который проткнул
нашу покойную Елизавету напильником? Ведь он с ней
прогуливался. Вот и верьте после этого людям!
С той поры ни одна императрица не ходит гулять пешком.
Такая участь многих еще поджидает. Вот увидите, пани Мюллерова,
они доберутся и до русского царя с царицей, а может быть, не
дай бог, и до нашего государя императора, раз уж начали с его
дяди. У него, у старика-то, много врагов, побольше еще, чем у
Фердинанда. Недавно в трактире один господин рассказывал:
"Придет время -- эти императоры полетят один за другим, и им
даже государственная прокуратура не поможет". Потом оказалось,
что этому типу нечем расплатиться за пиво, и трактирщику
пришлось позвать полицию, а он дал трактирщику оплеуху, а
полицейскому-- две. Потом его увезли в корзине очухаться... Да,
пани Мюллерова, странные дела нынче творятся! Значит, еще одна
потеря для Австрии. Когда я был на военной службе, так там один
пехотинец застрелил капитана. Зарядил ружье и пошел в
канцелярию. Там сказали, что ему в канцелярии делать нечего, а
он -- все свое: должен, мол, говорить с капитаном. Капитан
вышел и лишил его отпуска из казармы, а он взял ружье и -- бац
ему прямо в сердце! Пуля пробила капитана насквозь да еще
наделала в канцелярии бед: раскололо бутылку с чернилами, и они
залили служебные бумаги.
...-- Газеты пишут, что эрцгерцог был, как решето, сударь.
Тот выпустил в него все патроны.
-- Это делается чрезвычайно быстро, пани Мюллерова.
Страшно быстро. Для такого дела я бы купил себе браунинг: на
вид игрушка, а из него можно в два счета перестрелять двадцать
эрцгерцогов, хоть тощих, хоть толстых. Впрочем, между нами
говоря, пани Мюллерова, в толстого эрцгерцога вернее попадешь,
чем в тощего. Вы, может, помните, как в Португалии подстрелили
ихнего короля? Во какой был толстый! Вы же понимаете, тощим
король не будет... Ну, я пошел в трактир "У чаши". Если придут
брать терьера, за которого я взял задаток, то скажите, что я
держу его на своей псарне за городом, что недавно подрезал ему
уши и, пока уши не заживут, перевозить щенка нельзя, а то их
можно застудить. Ключ оставьте у привратницы.
...-- Так, значит, приказал долго жить, царство ему небесное!
Не дождался даже, пока будет императором. Когда я служил на
военной службе, один генерал упал с лошади и расшибся. Хотели
ему помочь, посадить на коня, посмотрели, а он уже готов --
мертвый. А ведь метил в фельдмаршалы. На смотру это с ним
случилось. Эти смотры никогда до добра не доводят. В Сараеве
небось тоже был какой-нибудь смотр. Помню, как-то на смотру у
меня на мундире не хватило двадцати пуговиц, и за это меня
посадили на четырнадцать дней в одиночку. И два дня я, как
Лазарь, лежал связанный "козлом". На военной службе должна быть
дисциплина -- без нее никто бы и пальцем для дела не
пошевельнул. Наш обер-лейтенант Маковец всегда говорил:
"Дисциплина, болваны, необходима. Не будь дисциплины, вы бы,
как обезьяны, по деревьям лазили. Военная служба из вас, дураки
безмозглые, людей сделает!" Ну, разве это не так? Вообразите
себе сквер, скажем, на Карловой площади, и на каждом дереве
сидит по одному солдату без всякой дисциплины. Это меня ужасно
пугает.
...-- Странное, однако, сравнение,-- многозначительно
произнес Бретшнейдер.-- Сначала говорите о Фердинанде, а потом
о торговце скотом.
-- А какое тут сравнение,-- возразил Швейк.-- Боже
сохрани, чтобы я вздумал кого-нибудь с кем-нибудь сравнивать!
Вон пан Паливец меня знает, верно ведь, что я никогда никого ни
с кем не сравнивал? Я бы только не хотел быть в шкуре вдовы
эрцгерцога. Что ей теперь делать? Дети осиротели, имение в
Конопиште без хозяина. Выходить за второго эрцгерцога? Что
толку? Поедет опять с ним в Сараево и второй раз овдовеет...
Вот, например, в Зливе, близ Глубокой, несколько лет тому назад
жил один лесник с этакой безобразной фамилией -- Пиндюр.
Застрелили его браконьеры, и осталась после него вдова с двумя
детьми. Через год она вышла замуж опять за лесника, Пепика
Шалловица из Мыловар, ну и того тоже как-то раз прихлопнули.
Вышла она в третий раз опять за лесника и говорит: "Бог троицу
любит. Если уж теперь не повезет, не знаю, что и делать".
Понятно, и этого застрелили, а у нее уже от этих лесников
круглым счетом было шестеро детей. Пошла она в канцелярию
самого князя, в Глубокую, и плакалась там, какое с этими
лесниками приняла мучение. Тогда ей порекомендовали выйти за
Яреша, сторожа с Ражицкой запруды. И -- что бы вы думали? --
его тоже утопили во время рыбной ловли! И от него она тоже
прижила двух детей. Потом она вышла замуж за коновала из
Воднян, а тот как-то ночью стукнул ее топором и добровольно сам
о себе заявил. Когда его потом при окружном суде в Писеке
вешали, он укусил священника за нос и заявил, что вообще ни о
чем не сожалеет, да сказал еще что-то очень скверное про
государя императора.
http://lib.ru/GASHEK/shveik1.txt
Tags: livejournal2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →