Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Новые чувства: совесть и воображение

Потихоньку накапливаются исследования самых разных сторон, казавшихся неизменными. Например, есть исследования того, как возникало понятие "совесть", это довольно новое понятие, долгое время его не было, и наконец оно стало возникать в европейской культуре в связи с практиками "делания себя", самоотчета и чувство совести стало все более уверенно отличаться от других чувств. Пишут работы, в которых исследуют понятие совести у Лютера, у других теологов, прослеживают, как оно постепенно в течение XV-XVII вв. входит в культуру.
А вот кусок исследования про воображение.
tempFileForShare_resized_1011-1
Т.Ю. Бородай. Воображение в богопознании: от античности к новому времени. Философия религии: альманах. М. 2011.

Эта столь банальная штука, конечно, в некотором виде существовала всегда, корнем фантазии является отрицание: если можно помыслить обратное, сказав "не-А", хотя в наличии А - значит, нечто такое вображательное существует. Но одно дело - "нечто этого рода", и другое дело - то, как менялась в культуре категория воображаемого, как ее роль росла. Не видел, к сожалению, общей истории понятия - это же была бы потрясающая история, от почти только-языковых возможностей отрицания -- можно вспомнить показанную Стеблин-Каменским "культуру правды" у викингов, где сказать ложь было почти невозможно, для этого был нужен отдельный жанр со своими признаками --- и через множество форм в романтизме, скажем, появление совершенно новых штук в модерне -- к современным вещам в связи с виртуальнйо реальностью, медийностью и т.п. Развитие и экспансия "воображения" в культуре, разветвление и дифференцииация, переход к определяющему влиянию на социальную жизнь...

Поскольку качества новые, присутствуют не у всех. Старые, проверенные душевные качества - ну, к примеру, умение быть гневным и яростым, или радостным - они у всех, всем знакомы, а с совестью не так. Где-то у Мамардашвили было удивление - он перечитал какой-то литературы по этике, и удивлялся не ошибкам, а тому, что там не было этики. Рассуждения велись рациональоные и исходящие из критерия пользы. примерно как в биологии рассуждают об альтруизме. Мамардашвили говорил: нет, качество этих рассуждений - дело отдельное, но это же вообще не этика, как же можно думать, что занимаешься этикой, если ее там нет. Ну вот и с совестью так - за нее часто принимают чувство вины или обиды. А за воображение принимают комбинаторику.
Tags: books5, ethnography2, history6
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments