Иванов-Петров Александр (ivanov_petrov) wrote,
Иванов-Петров Александр
ivanov_petrov

Задающие тон примеры

"Культ французской революции - это первая религия молодого русского человека; кто из нас в тайне не хранил портрты Робеспьера и Дантона" Герцен

Я помню еще людей, у которых таким примером-лейтмотивом был пример с Великой революцией. Но трудно объяснить наружу, как это использовалось. Попробую так: нет, это не образец, к которому все сводилось. Дело в ином. Для мышления нужны примеры сложности. Они берутся из очень хорошо известных на опыте сложных ситуаций. Ну, вот хотя бы так: самый известный способ запоминания наизусть - привязывание последовательности слов к другой, очень хорошо знакомой последовательности. Как у Шерешеского: я, мол, как бы иду по Невскому, который знаю до мелочей, каждую выщерблину в тротуаре, каждое окно и лепнину - и расставляю новые незнакомые слова по этим вехам, а потом иду обратно и собираю эти слова. Так вот, простые ситуации запоминаются "сами", а при столкновении с чем-то сложным люди обычно используют (по крайней мере, поначалу) свой опыт обращения со сложным. И тут нужно, чтобы этот опыт был.

казалось бы, сложностей и без того у каждого навалом. Но важно, чтобы ситуация была... нет, не решена - действительно сложные ситуации решения не имеют - чтобы она была артикулирована. Чтобы были внесены в нее понятия, которыми ее описывают и решают. Личный сложный опыт - это часто непроговоренный комок, нерасчлененный, без слов. Даже выделить его части, назвать их - очень трудная психологическая работа. И называют там нечто "своими" словами, из личного опыта, когда только говорящий понимает, что это значит - как детские прозвища. А для работы со сложным, для его продумывания надо, чтобы уже было проведено расчленение ситуации на объекты, действия, акторов и пр., чтобы были использованы слова, которые поймут окружающие. Тем самым это могут быть почти только общезначимые примеры, вовсе не из личной жизни.

Дело не в том, из какой области берется опыт. Да, если пример про революцию, то с его помощью леге обсуждать социальные процессы, но каждый такой лейт-мотивный пример организует широкие области сложных ситуаций и на деле используется для решения очень разнообразных проблем.

Боюсь, что одного примера с Великой революцией будет мало. Для людей 1970-х годов - для многих - это было то, о чем говорил Достоевский в Бесах, дело Нечаева, проблема революционного террора. То, о чем книги Ю. Давыдова. Как террор перерождает террориста и чистое общественное движение, как насилие сказывается на обществе. Это был хорошо известный, в многих книгах разобранный пример, и можно было его использовать - стоило маякнуть одной-двумя фразами, и собеседник понимал, какие парадоксы, проблемы, трудности имеются в виду. И тут важно: нет, дело не в сигнале. Тут легко сбиться на просто сигнальную функцию - когда мелодия напоминает о фильме, фраза о поэме - но я не об этом. Дело не в том, что длинный текст обозначается коротким знаком - дело именно в сложном примере, хорошо всем известном, и на эту сложность можно легко сослаться - не на текст, а на сложность.

Или, скажем, примеры у экономистов - один хорошо разобранный пример (скажем, о маяках) аменяет множество слов - хотя маяки - довольно необычные объекты и трудно сказать сразу, что на них похоже, тем не менее в профессиональной коммуникации это такой лейтмотивный пример, сразу после упоминания становится ясно, о чем речь, какие там были проблемы, как были решены, почему не сразу нашлось решение. Свои примеры есть у психологов, они разнообразны - одни из амых известных - сказочные архетипы. Если сказать, что у человека проблемы Золушки или там еще кого - очень многое сразу становится понятным. Для тех, кто не просто читал сказку, кто вживался в архетип Золушки, много об этом думал, разговаривал с другими - создавал шаржи, варианты, пробовал смотреть на историю с позиций разных персонажей, пробовал "не верить" чьей-то версии, пробовал узнавать эту историю в передаче разных заинтересованных сторон. Тогда для него есть много всяких трудностей и сложностей, с которыми он разбирался на этом примере. Это не значит, что он всё и всегда сводит к Золушке - это значит, что он приемы обращения со сложностью выучивал на этом примере. Есть модные общегуманитарные примеры - Другой, Граница и т.п. - тема, звучащая тысячью книг, сказанная с разных сторон знаменитыми авторами, так что понятно, что другой - это не просто Другой, а... вплоть до совсем наоборот.

Такие примеры есть и в самых разных естественых науках. Есть классические примеры сложных эволюционных сценариев или трудностей с классификацией, и специалисты используют их - они часто служат в статьях введением в тему, как бы напоминается - вот была сложность, там понятно какие были проблемы, помните? так вот, сейчас другой пример, связанный не более как с мотивом.

Так вот, возвращаясь к примеру Герцена. Ясно, что в разных специальных разговорах и отдельных науках есть хорошо разработанные примеры сложных проблем. Но среди этих лейт-примеров есть такие, которые в какое-то время получают особенно широкое хождение. Как для советского времени были характерны примеры Французской революции и дела Нечаева. Конечно, не только они, были и другие, и наверное в разных кругах разные. Интересно знать, какие примеры в какое время и в каких кругах служат такими образцами сложности. Разобранными, проговоренными, популярными, многим известными, к которым легко свести какой-то прием или ситуацию.

Может быть, кто-то захочет сказать, какие лейт-примеры сложных ситуаций с его точки зрения популярны - когда и где. Про времена Герцена уже у читателей этого блога узнать трудно, но вот какие сейчас ходят примеры? Или в недавнее время - и среди кого? Что использовалось для пояснения сложной ситуации? Может быть, это какой-то очень известный конфликт или ситуация из фильма, или из книги, или еще что-то?
Tags: culture2, education2, history6, science4
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →