October 14th, 2005

geo

Гордый недостаток

У меня есть один недостаток. То есть не один, конечно… В общем, понятно. Я буду только о нём сейчас, поэтому он как бы один. Постыдный, конечно, и некрасивый. На то и недостаток. Красивые и непостыдные к ним обычно не причисляют… Да, так вот: я очень громко чихаю. М-да. Короче, очень громко.

Это непроизвольно. Да, но я, собственно, не только об этом, я о воспитании детей. В музее, надо сказать, есть большой зал. Там всякие звери в стеклянных витринах… Высокий такой зал, этажа в три, с акустикой, с редкими посетителями… И на работу я хожу сквозь этот зал – другого пути нет. Уже страшно подумать, сколько лет я через него хожу…

И вот, иду я себе на работу через гулкий длинный зал, и тут – да, конечно. Незаметно для меня оказывается, что пошел процесс чиха, и поздно таиться. Всё уже в самом разгаре, деваться некуда, и я чихаю. Зал высокий, акустика хорошая… Эхо было добрым.

А метрах в нескольких, как на грех, обреталась бабуся с внучком, еще дошколенком. Когда пыль осела, эхо притихло, витрины перестали позванивать, а окаменевшая бабуся позволила себе начать первый вздох, дитя, зачарованно на меня глядевшее, очень мило произнесло:

- Баушка, я когда большой вырасту, я тоже буду так чихать.
geo

Ася Пекуровская, Страсти по Достоевскому. 2004

Автор считает, что предпринял «...деконструкцию скрытых мотивов и желаний Достоевского по герменевтической модели...». Кажется, не удалось… Когда исследуют такие штуки у крупного писателя, всегда есть мысль: это может обогатить понимание его произведений. Но тут метод должен соответствовать… Пекуровская использует в своих изысканиях все источники – и тексты романов, и черновики – всё, что есть. И потому её выводы не могут быть вновь обращены к пониманию романа – тексты романов уже использованы.

И – независимо от желаний автора, были они такими или иными – у книги единственный смысл… Выяснить, в самом ли деле папа Федора Михайловича спал со своей дочерью, правда ли, что дворовая девка забеременела от него в 15 лет, когда жена его была при смерти… Правда ли, что сам Федор Михайлович вожделел к своей сестре… В общем, такие вот подробности. Разумеется, обосновать ничего не удалось, и всё, что получилось – куча неподтвержденных догадок самого, однако, паршивого свойства. Какой в этом смысл, при чем тут Фрейд, деконструктивизм, Ницше и Хайдеггер, которыми автор помахивает при случае – не знаю. В общем, пополнилась «достоевскиана».
geo

Самое интересное в музеях - это экскурсанты

obyvatel: "Самое сильное впечатление о моем экскурсоводческом прошлом (Музей истории Москвы) - группа (человек 40) из сумасшедшего дома. В советские времена такое практиковалось. Их предварительно, конечно, накачали всякими лекарствами, чтобы не буйствовали, но все равно зрелище тягостное. 80 абсолютно безумных глаз, глядящих прямо на тебя. Почти что не моргающих. Очесываются, в носу ковыряются, рожи кривят. Но при этом никаких эмоций вообще. И никакой реакции собственно на экскурсию. Только одна женщина, видимо бывшая учительница, каждый раз при упоминании мною очередного царя отрешенным голосом озвучивала даты его жизни. Насколько я могу судить, ни разу не ошиблась.
А проще всего было со средними азиатами. Их кроме пушек вообще ничего не интересовало.
И один забавный конфуз. Группа из нескольких англоговорящих теток. Подвожу их к витрине с "чесноком" - такими специальными металлическими колючками, которые рассыпали на дорогах в ожидании набегов вражьей конницы. Рассказываю, какой этот "чеснок" замечательный, какой эффективный, какими гениями были наши предки. И не пойму, что происходит - тетеньки руками машут, что-то мне выкрикивают непонятное, но явно гневное. Оказалось - делегация от общества защиты лошади Пржевальского"
http://www.livejournal.com/users/ivanov_petrov/236159.html?thread=5532031#t5532031

Ну и еще http://www.livejournal.com/users/ivanov_petrov/236159.html?thread=5531519#t5531519