December 2nd, 2005

geo

Ограниченность языка

Н.Плотников: «Трагедия Ильенкова (как и Мих. Лифшица) состояла в том, что, будучи в своих интеллектуальных поисках замкнутыми в границы языка, почти полностью совпадавшего с господствовавшим марксо-гегельянским жаргоном, они оказались вынужденными на свой лад повторять то же, что вещала и партийная номенклатура»

Ni Dieu, ni maitre, 2003

Подумал: а схоластов этот автор так же оценил бы? Как замкнутых внутри аристотелевско-христианского лексикона и вынужденных… вынужденных… оставаться схоластами?
geo

Начала мигать лампочка

Много лет я езжу одним и тем маршрутом троллейбуса. Несколько раз в год в нём несколько недель бывает один и тот же попрошайка. Collapse )
Характерна чёткая, чистая речь, без мата и жаргона – но простая, без «образованных» словечек. Характерно доведенное до механизма добродушие – он подчёркнуто вежлив, всегда уступит место женщине (если довелось присесть во время обхода троллейбуса). Никогда не ругается, в голосе не слышно злобы, всегда бодр и радостен. С удовольствием рассказывает о своих благодетелях – кто ему пиджак подарил совсем хороший почти, кто – свитерок. На естественные огрызания разных людей – иди работать! Бомжей понаехало! – реагирует всегда очень живо и любезно – затапливает словами. Опять рассказывает о себе, своих принципах – чтобы чистенько, никому не в горе, зла не делаю, не наркоман… Доказывает, что он не бомж, и если у кого под дверями и переночует, то грязи за собой не оставит, ни-ни, он часто моется в бане и носит чистенький половичок с собой, никому не в тягость. В подробном рассказе о себе не устает напоминать, как он рад Божьему миру, долгим дорогам, свободному перемещению и добрым людям, которые дают хлебца или копеечку.

Увидел я этого юродиво-нищего и сегодня. Он изменился. Общий абрис поведения тот же – но.. Часто стал повторять – я чистенький, не наркоман, не цыган, не кавказец какой. Повторяет – Москва, Москва… Люди очень злые… Часто говорит теперь: я – бомж, да, я – бомж, что же мне делать. Все злые-презлые… С остервенинием произносит фразу – ну не могу я работать, не могу, я слабосильный, инвалид детства, меня малолетки побили, малолетки, а я им даже сделать ничего не мог, даже отпор дать не мог, а ведь малолетки, так больно…
Collapse )только про лампочку. Много лет я видел её на замершем пульте, тусклую, спокойную. А теперь вот замерцала. Сигнал подаёт. Хотя, конечно, это всего лишь одна маленькая лампочка – а на пульте их вон сколько…