April 16th, 2007

geo

Польза чумы

После Большой эпидемии середины 14-го века, примерно с 1350 по 1550 гг., в Европе было едва не самое лучшее время, время счастливой индивидуальной жизни. Чума выкосила работников, и рабочие руки были в цене как никогда. инфраструктура сохранилась, так что не нужно было поднимать новые. неизвестные дела - стояли готовые места, которым. чтобы приносить продукт и прибыль, не хватало только работников. Кажется, заработки поднялись раза в 2-3 по сравнению с началом 14-го века, а кое-где платили одному работнику, как шестерым ранее. Уровень жизни народа тогда был всок, это потом он очень долгое время - падал. А в первой половине 16-го века в Лангедоке крестьяне и ремесленники со своими семьями ели белый хлеб. Если проследить историю"белохлебоядения", - станет понятно, какому времени это соответствует.

Падение жизни народа продолжалось с 16 века до середины 19-го, а в некоторых странах - едва не до середины 20-го. Конечно, дело не только в чуме... Но и она полезна, если нет другого спасения.
geo

Детский язык

http://ivanov-petrov.livejournal.com/581831.html

firtree
Насколько я помню, кроме креолов ещё детский язык. А какие к этому известны контраргументы?

edricson
Детская речь - это отдельный разговор; как таковой ее не бывает, бывают разные стадии, когда ребенок строит разные гипотезы относительно того, как что в языке устроено, так что тут дело темное.

Что касается креолов, то там, с одной стороны, не все предсказания выдерживают столкновение с экспериментальными данными. Collapse )
geo

Пинкер. Язык как инстинкт

wolf_kitses написал о том, как язык глухонемых из пиджина стал креольским (Никарагуа) http://ivanov-petrov.livejournal.com/632199.html?thread=21532807#t21532807

и дал ссылку на замечательную рецензию http://ethology.ru/library/?id=240

тут о пиджин-языках, порождающих грамматиках и универсальной структуре языка, генетике и эмбриологии, о приспособлении к рынку, политических группах правых и левых, об обучении обезьян языку жестов

выдержки:

Пинкер убедительно доказывает, что почти все говорящие на родном языке, даже те, кто ложит вместо того, чтобы класть, при этом неосознанно придерживаются (на всех уровнях – от видоизменений отдельных звуков в разных словах до построения целых предложений) чёткой системы правил. Эта система правил отличается для носителей разных языков (и несколько отличается для носителей разных диалектов и жаргонов). Но при этом между отдельными правилами существуют сильные корреляции, например, если в предложении выдерживается порядок слов ПОДЛЕЖАЩЕЕ-СКАЗУЕМОЕ-ДОПОЛНЕНИЕ, то предлоги предшествуют дополнению, если же порядок слов ПОДЛЕЖАЩЕЕ-ДОПОЛНЕНИЕ-СКАЗУЕМОЕ, то слова, аналогичные предлогам по функции (послелоги) будут следовать за дополнением.

Некоторые из этих корреляций заставляют лингвистов предполагать, что различные модули, из которых, как дерево из ветвей, сложено предложение (именные, глагольные и др. группы) организованы в определённым языке аналогичным друг другу образом.

Таким образом, достаточно исходить из определённых сверхправил, чтобы ознакомившись с небольшим количеством предложений выбрать именно те правила, которые которыми руководствуется данный язык (Пинкер сравнивает это с переключением рубильника в нужное положение).Collapse )