February 24th, 2008

geo

Люсый Ремизов

Две книги. Том Александра Люсого (Нашествие качеств. Россия как автоперевод. 2008. 520 с.) огромна и оформлена зело борзо - оранжевый твердый переплет, формат А4. Книга Михаила Ремизова (Опыт консервативной критики. 2002. 110 с.) - в бумажной обложке, тоненькая и фиолетовая. Но похожи. В обеих очень хорошие предисловия. Ремизов объясняет смысл консерватизма, радикальной консервативной критики, также вытекающей из просвещения и скептически относящейся к исходной, левой просвещенческой мысли. Люсый красиво объясняет про перевод как основной жест культуры, и каждое произведение искусства есть вариант перевода...

а дальше начинаются статьи. И щуплый фиолетовый Ремизов, и толстый оранжевый Люсый собрали свои работы разных лет, сплели - вот и готова монография. Нет, все очень неплохо... Но не интересно. То, что было неплохим ходом для статьи в 1998 или 2002 году, не читается теперь. И уже не будет читаться. И текст, который пытается дышать на 10 страницах, не выстаивается в ряд таких же без одышки - книга часто-часто дышит, каждой главкой вспоминая, что когда это была временная поделка, а теперь вот - вторсырье снова используется для монографии.
geo

житейское

Мата не хватает. Держу последнюю корректуру книги. Ушла у меня из рук несколько лет назад, над ней работало несколько литредакторов. Я понимаю, что расставление запятых - дело вкуса, и согласен смириться с любым получающимся вариантом. Я понимаю, что многие люди испытывают отвращение перед фамилиями и склонны дополнять любую инициалами, от чего текст становится весьма напыщенным. Это пустяки. Но увидеть после всех правок несколько (новых) ошибок типа "это дело скажеться на том-то" - вызывающих зубную боль и желание бить морду... Кажется, отдавать теперь книгу на редактирование - не разумно, при состоянии правильнописания нет ни малейших гарантий, что реадктор исправит ошибки, а не насажает свои.

Попутно выяснилось, что по типу я являюсь работником ленивым и запойным.Collapse )
geo

*

Все зло получается из добра - потому что ему неоткуда больше взяться