December 20th, 2008

geo

Возвращаясь на свою... в общем, к напечатанному

Collapse )
В целом мне было забавно прочитать это вместе. Я не собираюсь возвращаться к давним острым спорам, просто эстетическое удовольствие. Вот Свасьян говорит о науке - нечто очень критическое. И появляется много умных людей, которые его освистывают - он ничего не понимает в науке, с их точки зрения, он смешон тем, что взялся говорить о том, в чем ничего не понимает.

Вот Савельев говорит как крупный профессионал, в целом в рамках своей темы, но с широкими обобщениями - как говорили Бор, Эйнштейн, Гейзенберг и другие великие, вызывающие восхищение. У него совершенно иная тональность - я бы сказал, что изнутри текста Свасьяна прочитывается - Савельев и есть сошедший с ума ученый. То, что он говорит, невозможно мыслить, это просто чушь. Но при этом такая чушь, за которой - эксперименты и доказательства. И тут же появляются обсуждающие это юзеры, у которых и савельев тоже оказывается смешным идиотом, как и Свасьян - ровно по той же причине: он говорит о том, чего не знает. А обсуждающие юзеры - знают (с усилием промолчу).

Оба автора говорят совершенно нормально, на мой взгляд. То, что им инкриминируется освистывающими - мелкие придирки людей, которым бы не стоило бы (на мой взгляд) полагаться на свои способности понимать такого рода тексты. Освистаны оба, а между тем - это совершенно противоположные взгляды. Это настоящая война, много более серьезная, чем иные "настоящие", в которых убивают.

Вроде бы банальность, да? Ничего особенного. Разные профессионалы, в том числе враждующие, могут быть запросто оба не правы, выходя из границ своей компетенции. А среди читателей много людей-специалистов, которые способны оценить ошибки мэтров и потому осмеять их претензии.

Нет. Мне представляется, что дело обстоит иначе. Сейчас между собой сражаются два взгляда на мир, один очень хорошо выражает Свасьян, другой живёт в Савельеве (конечно, не только в них - можно было бы и другую пару найти). За каждым - огромная и очень сильная правда. Такой силы, что всё человечество столетиями будет жить внутри победившей правды, - всё целиком, вместе с философами, учеными, экспериментами, доказательствами, проверками, технологиями - всё с головой поместится человечество в любую победившую правду. Все критичные скептики будут сидеть в плоскости этой правды и критиковать только внутри этой плоскости, не помышляя об объеме. И при взгляде на эти правдивые противоположные силы более всего нелепыми выглядят те, кто смеются - не понимая своего положения в мире этих сил.
geo

Три сферы общественной жизни 1

Отыскивая место средоточия, из которого можно увидеть совокупность правильных действий по реформированию правовой и хозяйственной жизни, полезно обратиться к представлению о строении общества из трех сфер, выделить в социуме сферу государственно-правовой жизни, хозяйственной жизни и культуры. Теорию трех сфер общественной жизни выдвинул в 1919 г. Рудольф Штейнер (1992, 1993), затем сходные по крайней мере по названиям подразделения можно найти у Толкота Парсонса (ряд работ 1960-х гг., где он развивал “четырехфункциональную парадигму” и учение о подсистемах общества; Parsons, 1966) и некоторых других известных социологов. Однако, поскольку такое представление общественного устройства не является общепризнанным и общепонятным, дальнейшее изложение будет строиться без ссылок на источники, тем более что буквально мы не повторяем ни один из источников этой идеи.
Collapse )
geo

Три сферы общественной жизни 2

Теснейшая связь и взаимопроникновение трех сфер общественной жизни не только не противоречит, а требует понятийного разграничения этих сфер. Попытка действовать в одной сфере по правилам другой приводит к общественной болезни: командное и законодательное управление культурой настолько же вредоносно и нелепо, как анархия в правовой сфере; введение “авторитета” в экономическую жизнь влечет коррупцию. В конце 1980-х гг. в СССР стали достаточно известны забавные проекты “торговли” административными решениями и законами, обсуждались возможности управления хозяйственной жизнью через партийные органы: но решения этих властных структур предлагалось покупать за деньги. Нелепость таких предложений достаточно очевидна и связана с путаницей в разделении правовой и хозяйственной сфер. Не менее нелепы, но пользуются несравненно большим влиянием проекты устроения хозяйственной жизни на началах свободы. Дело, разумеется, не в том, что экономика обязательно должна быть несвободной, но важно понимать, что принцип свободы никак не может быть регулятивным принципом хозяйственной жизни, между тем в современных работах по теории экономики такое определение является едва ли не самым распространенным и авторитетным (“свободный рынок” и т.д.). Представление о lassez faire верно, пока понимается в рамках автономии экономической жизни от государства, но становится ошибкой, когда подразумевает устройство рынка как “свободной игры индивидуальных сил”. Collapse )