January 31st, 2010

geo

Тоже хищники Pselaphidae и Scydmaenidae


Крошечные жуки - 1-2 мм в длину. Самые большие - миллиметров до 7. Самые крошечные - в полмиллиметра. Обычно с узкой переднеспинкой и брюшком, выступающим из-под надкрыльев. Хищники, живут в лесной подстилке, в муравейниках. Охотятся на ногохвосток и на почвенных клещей Оribatidae.
На ногохвосток все охотятся. Иные жужелицы имеют снизу головы бороду - чувствительные волоски, они ходят, а бородой-то чувствуют, что там снизу, и как почувствуют ногохосточку - хвать. Иные жужелицы помельче приглядываются внимательно, хватают ногохвосток. А для пселафид это добыча соразмерная - той же примерно длины. Вступают в единоборство и поедают.
Этих почвенных крохотных жучков не просто много - удивительно они разнообразны. Пселафид на круг - примерно 9000 видов, а родов их более 1000. Много есть групп, где жуков больше - ну, скажем, в семействе долгоносиков больше 70000 видов, в стафилинидах больше 20000. Правда, сейчас всех этих ощупников рассматривают как подсемейство стафилинид. Многие виды живут вместе с муравьями и термитами - что они в точности делают в муравейниках, не понятно. Видимо, тоже охотятся на какую-то мелкую насекомятину. Многие ормятся от муравьев - глаз у них нет, выдают себя за что-то муравьям сродное и добиваются того, что муравьи их кормят. В ответ эти ощупники выделяют им какой-то экскрет из желез по нижней стороне брюшка.
Странно, что у этого семейства (подсемейства) так много родов.
Scydmaenidae - поменьше, 4500 видов на 80 родов. Жуки довольно похожи. Сцидмениды тоже едят орибатид и ногохвосток, тоже льнут к муравейникам. Между тем на уровне рода у пселафид что-то уж очень богато, повышен уровень родового разнообразия. почему так - понять нельзя, уж как их пытались сводить - нет, вроде бы, в самом деле уникальность этого семейства - в особенном родовом разнообразии.

Collapse )
geo

Два путешествия

"В афоризме "Куда необходимо путешествовать" Ницше поясняет: "Для того чтобы познать самого себя бывает недостаточно непосредственного самонаблюдения: нам необходима история, потому что на нашу душу постоянно набегают волны прошедшего, и мы представляем собою не что иное, как совокупность тех ощущений, какие получаются в нашей душе от этого постоянного наплыва волн прошедшего. И здесь также, если мы хотим плыть по тому течению, по которому направляется наше собственное, составляющее по-видимому самую сущность нашей натуры, "я", имеет смысл изречение Гераклита: "никто никогда не был дважды в одной и той же реке". В этом изречении мы видим такую мудрость, которая хотя и зачерствела, но, несмотря на это, все-таки имеет силу и питательна, так же как имеет силу и мудрое правило, что для того, чтобы понимать историю, человек должен отыскивать живые остатки исторических эпох, что нужно путешествовать, как путешествовал старик Геродот по тем странам, где живут народы, представляющиеся как бы окаменелыми остатками прежней культуры, ее прежними ступенями, на которые можем стать и мы — так называемые дикие и полудикие народы, а именно, отправиться туда, где человек снял с себя европейское платье или еще не надел его. Но есть путешествие и другого рода, требующее тонкого искусства, такое, цель которого далеко не так ясна, как в первом случае, путешествие, при котором бывает необходимо переходить с места на место и исходить многие тысячи миль. Весьма вероятно, что близко от нас еще продолжают жить последние три столетия со свойственными их культуре окраскою и преломлением лучей: их нужно только открыть. Есть семейства и даже отдельные люди, в которых ясно видны лежащие один над другим слои; в других случаях различные наслоения горной породы не лежат в порядке, но бывают разбросаны. Само собою разумеется, что в местностях отдаленных, в горных долинах, редко посещаемых путешественниками, в окруженных горами общинах гораздо лучше мог сохраниться достойный уважения образец того, как смотрели на вещи в более ранние эпохи, и здесь-то и нужно отыскивать подобный образ мыслей; между тем как совершенно невероятно, чтобы можно было делать такие открытия, например, в Берлине, где человек родится на свет с душою, в которой как бы уничтожены все признаки прошлого. Кто после долгого упражнения в этом искусстве путешествовать сделается, наконец, стоглазым Аргусом, тот будет повсюду сопровождать свою Ио — я хочу сказать свое "я" — в Египте и в Греции, в Византии и в Риме, во Франции и Германии, в эпоху номадов и оседлых народов, в эпоху возрождения и реформации, на родине и на чужбине,. на море, в лесу, между растениями и в горах, его образующееся и постоянно изменяющееся "я" будет встречать все новые и новые приключения).
Collapse )
geo

Александр Лобок. ВЕРОЯТНОСТНЫЙ МИР

Опыт философско-педагогических хроник образовательного эксперимента

замечательно интересная книга. Далее - цитаты, чтобы показать, какие там сотни страниц и на что похожи.
А я - завидую. Экий же автор молодец.
Collapse )