February 8th, 2010

geo

Б.Н. Миронов. Историческая социология России. 2009

Учебник, в основных чертах повторяет знаменитый двухтомник. Это, так сказать, аргументированная и выраженная в цифрах история развития России.

гл. 1 Социология российской колонизации. Без колонизации Россия бы осталась небольшой второстепенной отсталой европейской страной. От колонизации в конечном счете выиграли все народы империи. Не тюрьма народов. Не колониальная держава в европейском смысле.

гл. 2 Социальная стратификация и социальная мобильность. Сословный строй сложился к концу 18 в. 4 сословия. После великих реформ сословия стали превращаться в классы, но к 1917 г. этот процесс не завешился. Протоклассовое общество 1860-1917. Стихийное формирование сословий. Сословия были и реальными, и воображаемыми сообществами. Люди в самом деле ощущали себя членами сословий и играли эти роли добровольно. Воображаемыми - поскольку не было общегосударственных институций для сословий. Если бы были дворянские, купеческие, для духовенства - общероссийские организации, это было бы только реальными, а не воображаемыми сообществами. Целиком реальными они были на уездном и губернском уровне. Сословия разделены на страты. Сословия были открытыми на входе и выходе. Во времена крепостного права межсословная мобильность на уровне 10%. поколение. Преобладала восходящая мобильность. Потом уровень мобильности возрос вдвое. В крепостное время горизонтальная мобильность ок. 3% людей, пореформенное время - 5-6%.
Collapse )
гл. 12. Россия и Запад: социологические образы и историческая реальность. В тексте - две крайне интересных таблицы. Берутся важнейшие показатели, по которым сейчас, в 21 веке, принято сравнивать развитие государств - от смертности и дорог до газет и урожайности. И эти современные показатели - к странам Европы - Англия, Германия, Франция, и США и Россия. В таблицах отсчет - когда какая страна достигла уровня, которого Россия достигла в 1913 г. То есть - обсчитан временной лаг отставания России. На 1913г . лаг - примерно 100-130 лет. Автор говорит: раньше, веке в 17, лаг был до 300 лет. То есть Россия всегда отставала от Европы и догоняла, и постепенно нагоняет. Раньше отставали на 300 лет, к 20 веку - примерно на 100. И следующая табличка - выход за границу книги. Все главы - до 1917 г., а тут - таблица, когда какие страны достигли уровня СССР в 1989 г. То есть - каков стал лаг к концу советского режима. По тем же показателям - лаг в среднем лет 30. То есть за короткий 20 век, с 1913 г. до 1990 г., за советское время, сократили лаг со 130 до 30 лет, теперь отстаем от Европы на поколение. При этом ясно, что разные и в Европе - Англия впереди, Германия остает, США обошло Англию за 20 век, Швеция - еще отдельное дело. И по показателям разное отставание - уже в советское время по уровню образования и медицине отставания нет, а по длине железных дорог отставание в 120 лет.

Выводы - шла модернизация. Октябрьская революция имела антибуржуазный и антимодернистский характер. Основы российской государственности, общественного быта и культуры имеют европейское происхождение. Россия - правильнее говорить - не отстает, а находится в другом часовом поясе - все процессы в ней структурно как в Европе, но со сдвигом по времени. Разрыв сокращается. Автор говорит, что метафора часового пояса политкорректнее, чем отставание. Главная черта истории России 18-20 вв. - конвергенция. Ничего другого для России нет - попав в сферу влияния европейской цивилизации, она сотни лет догоняет и подражает ее формам, учится быть Европой. Некоторое торможение после 1990, но многие показатели к 2010 качественно очень похожи на европейские, то есть это продолжение модернизации. Ближайшее будущее России будет определяться европейской траекторией развития.
geo

Московское совещание по филогении растений. 2010

Об этом совещании недавно написал http://asafich.livejournal.com/42155.html
Изданы труды. Общий раздел:
А.В. Гоманьков
Сравнил две филогении хвойных: кладистическую и построеную автором по методу Мейена. Они сильно не совпадают. Отличие схем - только в методах реконструкции. Как сравнить методы - пока не ясно.

К.Ю. Еськов
Хорошие примеры видообразования - по литературе. Работа Foorbes, Powell, Stelinski, Smith, Feder 2009. Муха Rhagoletis pomonella и ее паразит, наездник Diachasma alloeum. Мухи рода живут в Америке, личинки развиваются на боярышнике. В Америку приезжают яблони. Мухи их осваиваают. За 200 лет - новый вид, репродуктивная изоляция. Различия между боярышниковыми и яблонными мухами - как в среднем по роду, такие же, как у боярышниковой и 2 другими видами, со снежноягодника и черники. Наездник Diachasma alloeum теперь паразитирует на всех 4 видах. У него 4 морфы - на каждый вид хозяина. Скрещивание морф возможно, но затруднено: это протовиды. При этом паразитская морфа яблонной мухи - от наездника со снежноягодника, исходная морфа с боярышника не уцепилась. Все эти видообразования - симпатрические, без разделения ареалов.
Основная мысль текста - автокаталитическая эволюция. Имеется положительная обратная связь между таксонами, и каждый шажлк преобразований одного таксона через экологические связи изменяет другого, он пришпоривает первый таксон - и так, пока не произойдет что-то чудесное. Типа происхождения покрытосеменных и пр.

А.П. Расницын
Идея: вот есть разные методы филогенетики, - молекулярка, кладизм и пр. Но есть ведь и прямые свидетельства эволюции - палеонтологические. Автор сравнивает разные филогенетические деревья - какая доля ветвей подтверждается палеонтологически. Смотрит статистику по разным группам и мотает на ус. Лучше всех - филетика. Это так называется традиционная систематика, которой придерживается автор. Что она лучше - не удивительно. Филетика хоть и не прямо, но учитывает палеонтологические данные, а другие методы - нет. Так что у филетики туз в рукаве. Но что неожиданно: равно плохи (хуже филетики) молекулярная филогенетика и компьютерная уладистика. Почему столь разные методы одинаковы - автор не знает. Эти 2 метода примерно одинаковы и в 1.5 раза хуже, чем результаты филетики.

А.С. Раутиан
Сравнение - важнейший метод познания, лежит в основе суждений о различии и сходстве. Наука работает только с воспроизводимым. Установить уровень воспроизводимости объектов можно только при помощи сравнения. Без сравнения ни одно научное исследование не может ни начаться, ни закончиться. Метод сравнения - единственный строго необходимый метод каждого научного исследования. Прочие научные методы - вспомогательные.

В сравнительную методологию вводятся новые термины общего значения. Утверждение: в операции сравнения всегда имеется главный объект и вспомогательный, с помощью которого ведется сравнение. Основной сравниваемый объект называется компароном, вспомогательный - респексионом. Критерий специального качества - сравнение целых (архетипов) по их элементам (меронам). Архетип - компарон, мерон - респексион. Критерий положения мерона в целом (архетипе), тут мерон - компарон, архетип - респексион. Критерий непрерывного ряда, резко различные архетипы сравниваются через ряд промежуточных форм, тут компарон - корайние сравниваемые члены ряда, респексион - промежуточные члены ряда. Определения:
Компарон (от comparatio) каждый из двух (и большего числа) основных сравнивемых объектов-систем (предметов) даного сравнения. Респексион (от respecto принимать во внимание, иметь в виду, учитывать, считаться, оглядываться) - каждый из множества вспомогательных объектов-систем, не являющихся непосредственными объектами сравнения, но без опосредованного участия которых никакое сравнительное исследование невозможно.
geo

ХРИСТИАНСТВО И НАУЧНЫЕ ИЗЫСКАНИЯ. Джон Генри Ньюмен. 1855

http://www.strana-oz.ru/?numid=15&article=727
"Человеческая деятельность — говорю об этом безо всякого преувеличения, джентльмены, — не может иметь цели более высокой и благородной, чем создание университета. Дать жизнь и процветание истинному университету — это, несомненно (если только мы правильно понимаем значение слова «университет»), одно из величайших и по сложности, и по значимости дел, которому с полным основанием посвящали себя самые блестящие умы и самые щедрые благотворители. Университет, и это в нем самое главное, призван учить всему, чему только можно научить решительно во всех областях знаний, он обнимает высшие проявления человеческой мысли, бескрайние просторы человеческих изысканий. Нет задачи, которая представлялась бы ему слишком значительной или слишком неуловимой, слишком отвлеченной или, напротив, слишком конкретной, слишком неопределенной или слишком точной.
Collapse )