March 16th, 2010

geo

Двое из Шервудского леса

Про одного - Робин Гуда - понятно. Плохо кончил.
Второй - Шервуд: John Sherwood; 2.3.1798 — 30.7.1867

Родился в графстве Кент. Сын часовщика Уильяма Шервуда. Оного Уильяма выписали в Россию аккурат в 1800-м, для службы на Александровской мануфактуре.

И вот сынок часовщика, Джон... Названный в россии, натурально, Иваном Васильевичем... этот самый Шервуд вовлечен после войны в Южное общество декабристов. Нашелся открытый человек, привлёк. Шервуд был уланом. Вступил в полк рядовым... Унтер-офицер. Служил в Миргороде, 3 Украинский уланский полк. Ну и написал тот Шервуд Александру 1 донос, сдал всех этих декабристов, дело известное и понятное. Александр 1 его принял, Аракчеев, Клейнмихель - и отправился улан обратно в полк и в общество, следить и доносить. Тоже дело понятное и привычное.

Ну, после восстания стал прапорщиком в лейб-драгунском полку, и вообще. Фамилиё у него высочайше сменилась на Шервуд-Верный. "в ознаменование особенного благоволения нашего и признательности к отличному подвигу, оказанному против злоумышленников". Получил герб... Впрочем, это всё материи скучные и ради них не стоило бы и писать. Ну, доносчик, ну, награды, мало ли этого было в России.

Шпионил на Бенкендорфа, сослуживцы не любили, участвовал в русско-турецкой войне, дослужился до полковника.

Всё фигня, кроме пчёл. Тут и есть то самое, за что эту историю имеет смысл рассказывать.

Это уже 1830-е годы. В прошлом романтическая молодость, первые доносы, надежды, карьерный рост... Скушно. Ну, штабс-капитан, ну, полковник... Нет того куражу, как когда-то в Миргороде. И вот выходец из Шервуда подсорока годов от роду решает взбодриться. И пишет страшному царю Николаю 1 донос.

ай-ай, бюрократия, Николай Палкин, донос. Из трех, сами-понимаете, пунктов. А во первых словах того доноса - что не все декабристы-то наказаны. Многие прошли лишь свидетелями по делу, и еще есть фамилии, и вовсе никак не рассмотренные начальством, а ведь можно бумаги-то поднять - проходили они в списках.

А во втором пункте англичанин наш верную вещь говорит. Мол, помнить надо для спасения отечества - у декабристов остались родственники. А это непорядок. Надобно тех родственников выявить, сыскать и отправить. А то ведь зреют семена неболагонадежности.

И тут как раз третий пункт. Насчет семян. Что, говорит, ладно декабристы, ладно родственники. Ведь есть еще пансионы для подготовки всяческого рода молодых людей. И вот там, при воспитании юношества, впрямую готовят врагов отечества, разводят крамолу и не воспитуют верноподданно, о чем нижайше и доношу.

Значит, Шервуд, соскучившись, пишет новый донос, и не доброму Александру, а пуганому и суровому Николаю. У которого жандармы, 3 отделение и вообще разгул реакции.

Ваши предположения? чем кончилось дело?
Collapse )
geo

Рациональное

- важнейшим вопросом о рациональности является вопрос критерия - отделения среди всех наших мыслей тех, что имеет смысл называть рациональными. На этот вопрос было дано много ответов. Например, можно говорить об оптимальности или эффективности: мы фиксируем цель своей деятельности и путь, оптимально ведущий к цели, называем рациональным. Мы можем разделить поведение на этапы, на каждом этапе обозначить выборы и оценить вклад каждого выбора в достижение цели. Тогда мы будем иметь правильные и неправильные, рациональные и нерациональные выборы.

- это совершенно безумное понимание - результат долгого развития европейской мысли. Это, в общем, шизофрения в чистом виде - паралогическими средствами достигается затуманивание вопроса, он переводится в некоторую мутную среду, откуда его уже не достать. После создания этой системы взглядов все, пользующиеся "испорченными" европейской философией - просто не могут подойти к вменяемому решению. Их сносит самим устройством понятийной сетки ко всем этим безумиям про квантуемое на выборы поведение и оценку этапов. У них разумным оказывается и компьютер, и собака, и муравей, и рынок, и что угодно.

Поскольку понятия "испорчены", почти нет возможности что-то сказать. Можно лишь протянуть соломинку - при желании за нее можно ухватиться и вытянуть себя их этих псевдомыслей. Что, собственно, происходит. Всё предшествующее рассуждение ведется от лица некоторого наблюдателя, который сидит в боевом марсианском треножнике. Он наблюдает вокруг себя какие-то "мысли" и решает, какие он назовет рациональными. Позиция внешнего наблюдателя, который откуда-то взялся такой хороший и способен оценить степень рациональности своих мыслей. Или чужих? но пока не будем о чужих, тут бы со своими не запутаться.
Collapse )