November 3rd, 2010

geo

Написана ли история антирационализма?

Я знаю многих очень умных людей, основной настрой которых - антирациональный.

Самый простой пример - из умных и очень рационально мыслящих людей - экономисты. Они уверены, что ничего напрочь не понять и дело решает большая математика, статистика, модели - а умом тут не пробиться. Тут очень важно понимать, о чем речь. Именно потому, что с рационализмом дело очень напряженное, а умных людей много, сейчас говорят-говорят, не очень понимая сказанное.

Например, есть такое поветрие - считать науку - рациональной. Мол, суеверия и религия - они антирациональны (во многом это верно, хотя чаще они внерациональны, именно поэтому бывают чудеса: верующий занимается наукой и яростно отстаивает рационализм), а наука - рациональна (это во многом неверно). То есть начисто забыты различия эмпиризма и рационализма, все перевороты науки с 19 века из памяти как попка младенца - и только горячий огонь в глазах: мы, современные люди, рациональны. - Нет, конечно. Не просто не рациональны, а антирациональны, поскольку именно рациональность и интеллектуальность вызывают неприязнь.

Другая группа антирационалистов - их таких там много, они там кишат и прыгают - из (бывших) программистов. Там антирационализм в том, что людям становится аж снаружи заметно как неприятно, когда они слышат о больших объемах интеллектуальной работы. Их мечта - сделать программу, которая бы делала примерно то же самое, по крайней мере по результату. И они в своей деятельности стремятся заменить некой программой - мысль. Поскольку всё это проецируется на деятельность, это замены одного человека или целых коллективов - какой-то более машинизированной работой - в целях снижения уровня интеллекта. Повторю - очень умные люди.

Еще группа - это суеверный подход к рационализму. Я наскоро смастерю пример, просто чтобы ясно, о чем речь. Скажем, у человека заболел член семьи. Он направляет его по пути научной медицины, двойного слепого метода, новых лекарств и прочих анализов. Это рациональное решение? А неизвестно. Само по себе - нет. Тут надо смотреть на ту мысль, по которой произведено действие. Изредка - да, это рациональное решение. Но гораздо чаще, как можно наблюдать - нет, это действие обеспечивается у данного человека приязнью к современной математизированной рациональности, а не заботой о здоровье близкого. То есть из симпатии к некоторому модному виду действования и представлений о современном и правильном человек так действует - а это антирациональное действие.

Конечно, есть антирациональность в виде интуитивизма, чаще встречается у математиков, хотя можно застать и у других хороших людей.

Есть антирациональность классическая, когда мысли предпочитаются какие-то видения, суеверия. Антирациональность искусства - когда мышление в образах и оценочные суждения заглушают мышление. Антирациональность политическая и идеологическая.

Всех групп я перечислять не буду, потому что есть такие особые секты и толки антирационалистов среди математиков, социологов и прочего народа. Это совершенно не случайно - я упомяну набор не очень связанных симптомов, чтобы было понятно, насколько это давно, авторитетно, мощно и плодотворно. Из науки удалено понятие "истина", ученые более не занимаются ее поисками. Огромным влиянием обладал фрейдизм, который весь целиком - умная, очень умная антирациональная позиция. В науках о поведении почти весь ХХ век царил бихевиоризм, классически антирациональный. Естественные и гуманитарные науки насквозь проникнуты антирационализмом - возьмите историка, геолога, лингвиста, биолога - каждый будет с огромным воодушевлением говорить о полученных им фактическиx результатах, наблюденных явлениях, а теперь - и о моделях, графиках, таблицах - но скиснет и уйдет в кусты, если его попросить о теориях. А поcмотрите, как развивается менеджмент (в хорошем смысле, а не как Moody Blue), что происходит в науке об управлении. Там изгнаны любые попытки думать. Люди там бывают совершенно блестящие, их презентации - это в самом деле высочайший профессионализм и бездна вкуса, их решения - очень практичны, их чутье на людей и умение вести дела - великолепны. Но они, замечая размышления в других, полагают это, мягко говоря, излишним. Современный антирационализм состоит не в глупости, а в том, что очень умный человек, сам приучившись думать, полагает мышление - в других - вещью сомнительной, чреватой ошибками и хочет заменить его на что-то более машиносообразное.

Так было не всегда. И нужна нормальная, полновесная история. Как это начиналось, кто задавал моды, кто обозначал повороты, какие тезисы были наиболее антирациональными и т.п. Только важно не путать. Антирационализм - это неприязнь к мысли и мышлению; легко сочетается с приязнью к слову "рационализм", с наукой, с пользой, с эффективностью. Очень важно отличать работу машины. На этом, как мне кажется, путаются больше всего. Многим кажется, что нечто есть рациональность - а как иначе? Вон какая сложная и умная штука. Но то, что сейчас делает машина - это не рационально (я не касаюсь вопросов искусственного интеллекта; пока его нет - говорить не о чем: здесь Родос, и здесь то, что делает компьютер - не является рациональным). То, что делает машина - не рационально, а когда человек активно предпочитает машинный результат интеллектуальному - это антирационально.

Какие важные виды антирационализма я пропустил?
geo

Об определение личности

Когда разговор заходит о чем-нибудь действительно серьезном, обязательно появляется некий одаренный научным умением человек и говорит: стойте, сначала надо определить, о чем мы говорим, дать определение терминам, без этого никак нельзя.
Наткнулся на целый доклад, посвященный проблеме определения термина "индивидуальность". Все выступавшие - весьма значительные люди, каждый - отличный профессионал, и еще один отличный профессионал взял на себя труд резюмировать, в каких же смыслах они говорили. Это только одна конференция, все русскоязычные, в рамках одной школы и одной культуры деланные.

Л. М. Баткин. К СПОРАМ О ЛОГИКО-ИСТОРИЧЕСКОМ ОПРЕДЕЛЕНИИ ИНДИВИДУАЛЬНОСТИCollapse )
geo

Социология знания

Цитата
///"...К счастью для всех общественных наук, и в частности для STS, несмотря на многочисленные заявления некоторых сторонников и большинства противников STS-проекта, последний ни­когда не предлагал естественным наукам социальную интерпретацию. Потому что несовместимость некоторых новых объектов (которые были существеннее предыдущих) с социологическим методом обнаружила ущербность метода социальной интерпретации в целом (дискуссии по этим вопросам см. Pickering, 1992). Вот почему я опять говорю, прибегая по случаю миллениума к евангельской метафоре, что неудача, которую потерпели STS с интерпретацией естественных наук, стала felix culpa, первородным грехом, способным привести общественные науки к иной расста­новке сил благодаря исправлению значения двух слов: «общественное» и «наука».

Из того обстоятельства, что природные объекты сопротивляются социальным интерпретациям, можно сделать два противопо­ложных вывода — осторожный и смелый. Осторожный сводится к тому, что проект «социального объяснения» природы был обречен на провал, поскольку природные факты не вписываются в рамки социального порядка. На этой позиции стоит большинст­во философов науки и участников «научных войн». Другой вывод, которого придерживаюсь я сам вместе с немногими еди­номышленниками из числа философов, социологов и антропологов, заключается в том, что felix culpa помогла прояснить общее свойство всех объектов: они настолько специфичны, что их нельзя заместить чем-то другим (заменителем чего их предположитель­но считают).
Collapse )