November 6th, 2010

geo

О доверии как части научного метода

Мне кажется - исключительно интересная постановка проблемы.
http://timur0.livejournal.com/132261.html
\\\"Задумался о феномене "новой хронологии" Фоменко. В сухом остатке - математик решил отбросить все методы исторической науки и проанализировать первичные факты самостоятельно, т.е. построить историю как науку "с нуля". Надо помнить, что прежде чем "новая хронология" заняла отдельные полки в книжных магазинах (а кое-где полностью оккупировала тему "история"), она жила исключительно в среде математиков. Что-то есть такое в мышлении математиков, что способствует этому.

Поразмыслив, я понял, что не "что-то есть", а наоборот, чего-то нет. А именно - для математика "доверие" не является ценностью. Я имею ввиду не этический аспект доверия, а чисто научный - в математике доверие не является ценностью, математика не требует доверия. Физика требует доверия - ни один физик не в состоянии повторить все необходимые эксперименты, астрономия и геофизика требуют - там просто важны многолетние наблюдения, просто не вмещающиеся в одну жизнь. История требует доверия - просто в силу необозримости источников. А вот математика не требует доверия, более того, скорее требует недоверия, т.е. математик не должен принимать на веру некий математический факт, он должен уметь его доказать. Наглядное подтверждение этому было у a_bugaev в дискуссиях о доказательстве гипотезы Пуанкаре Перельманом. Большинство "математиков" в тех дискуссиях (в кавычках потому, что большинство из них не работающие математики, а люди с математическим образованием - есть разница) в упор не видели того факта, что наше знание о том, что проблема Пуанкаре решена, основывается на доверии к авторитетам, что всего пара десятков человек в мире может утверждать, что знает этот факт с достаточной математической строгостью. Дискуссию подытожил кто-то из работающих математиков, сказав примерно следующее: "Да, доказательство гипотезы Пуанкаре для меня не является математическим фактом. Просто потому, что мне оно не нужно. Но, если мне потребуется для работы гипотеза Пуанкаре, то я обязан буду разобраться в ее доказательстве, иначе я не могу ее использовать". Если присмотреться, то это декларация недоверия как методологического принципа, отрицание ценности доверия. Если в физике нужны и доверие, и недоверие (как и в абсолютном большинстве наук), то в математике доверие не требуется. И, при неаккуратном обращении, возникает иллюзия абсолютности математического знания. В общем, есть от чего математикам возомнить себя всемогущими и начать перекраивать историю. Хорошо, хоть историю как науку, а не как реальность.

Интересно, а в каких еще науках доверие не является научной ценностью? Возможно, в юриспруденции разве, это вообще во многом наука об обманах и прочих нарушениях. И в философии - в ней надо знать труды предшественников, но собственно доверие к ним не требуется, ценится самостоятельная мысль. Философ может взять у предшественника набор понятий, проблему и методы рассуждения, но, в общем, никаких "фактов" кроме тех, что эксплицитно скрыты в философском языке. Доверия как такового не требуется. "
Collapse )
Violinist

Природа

В нынешнем мире, как иногда кажется, нет богов. Религии есть, много, фанатики есть, убежденные верующие - всё есть, а богов нет. В том смысле, чтобы "всеми" признавались и почитались.

И потому так интересно присмотреться - а правда нет?

Природа сейчас выполняет функции вполне себе божества. Уж не знаю, Прозерпина это или другой бог, но в звучащей речи и конструкциях мысли э,то - бог, хотя обычно не сознают, что это - бог. Но ведь от того дело не меняется? Если мы видим у племени почитание божества и отсутствие концепции бога, похожей на привычную нам - ну и что? Дело обычное. Концепция бога и бог - вещи совершенно разные. у меня такое чувство, что великое множество атеистов и агностиков вполне себе веруют в природу.

Если взять разговоры в сети и посмотреть, в какие фигуры складываются используемые понятия, получится нечто такое вот:


Collapse )
geo

Истинный философ

"Истинный философ, как говаривал Ройс, цитируя Упанишады, блуждает в одиночестве, подобно носорогу. За ним можно последовать, и, возможно, он этого ожидает; ему можно составить компанию, хотя толпа учеников не только является для него стимулом, но и представляет определенную опасность. Будучи втянутым в дискуссии, он все равно будет вести диалог с самим собой, отвечая не просто на доводы со стороны (пусть даже окружающие сочтут их убедительными), а лишь на ту их разновидность, что окажется созвучной его собственному образу мыслей. Смысл всех этих вопросов и ответов (а он был ясен уже Сократу) состоит единственно в руководстве размышлением, разворачивающимся внутри себя самого, в том, чтобы направлять это размышление туда, куда пожелает сам философ; тогда все происходит, как во сне, тогда он ощущает себя Богом. Философу, вынужденному зарабатывать средства к существованию, но не желающему заниматься нищенством (кое некоторые из них все же считают наиболее соответствующим собственному призванию занятием), лучше всего подошло бы, подобно Спинозе, шлифовать линзы, либо сидеть в виде старца в черной скуфейке, с белой бородой у дверей какого-нибудь Богом забытого музея, продавая каталоги и принимая у посетителей зонтики."
Сантаяна Дж. Характер и мировоззрение американцев. http://elibrus.1gb.ru/pedant.shtml

Испортил. Испортил же фразу, балбес.

Истинный философ блуждает в одиночестве, подобно носорогу.
Он плохо видит, но это проблема не его, а окружающих.

Но всё же: можете ли вы представить вполне зрячего носорога?
Collapse )
geo

И весь троллейбус в один голос сказал...

"Хотя Владыка Антоний Блюм, уже упоминавшийся мною, неоднократно приезжал в Москву и служил в московских храмах и раньше, только в 70-е годы его появление становилось каждым раз событием для верующей интеллигенции в целом; в особенности после перерыва, вызванного временным запретом посещать СССР. Никогда не забуду, как я добирался к храму в троллейбусе по не очень хорошо известным мне восточным районам, и на мой вопрос к соседу, скоро ли такая-то остановка, получил в ответ хором от всего троллейбуса: «Сергей Сергеевич, мы же все туда!» - и как после литургии Владыка сам вышел с крестом, мы сотня за сотней подходили к нему, и он на каждого смотрел острым и проницательным, неутомимым взглядам, словно каждый из нас был единственным..."
Аверинцев С. Обращение к Богу советской интеллигенции в 60-70-е годы
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Literat/aver/obr_bg.php

Там же чудесные случаи:
Collapse )