December 7th, 2010

geo

<Конъектура>

Текста - нет, вы по собственному разумению восстанавливаете, о чем тут сказано и отвечаете так, как это кажется уместным. Каждый может либо создать собственное начало разговора, либо вступить в уже начатый разговор.
geo

Подборка в Афише - как Москву видят иностранцы... ну и сопутствующий разговор

и за что в ней живут.
Недавно я спрашивал - кто и зачем едет в Россию, из иностранцев. Ну да, жены тут хорошие, многие с русскими женами, но и дамы едут - мне рассказали массу интересных историй, а потом оказалось, что не мне одному интересно - вон, в журнале статья
http://www.afisha.ru/article/8150/page3/
...немало людей бросают Нью-Йорк, Париж, Лондон и Рим — только ради того, чтобы жить и работать в Москве. «Афиша» нашла иностранцев, живущих здесь не меньше года, сфотографировала в их любимых московских местах и спросила, зачем они сюда приехали и почему не уезжают обратно.

Элеонор Пай
Откуда приехала: Франция
Кем работает: специалист по маркетингу в банке Accord
...Не хочу показаться снобом, но мне правда кажется, что, как только выезжаешь за пределы ­Кольцевой линии метро, город стремительно дичает. Во­обще же, что «Маяк», что «Мастерская» очень отличаются и от Франции, и от остальной Москвы. Фейсконтроля нет, все расслабленные и в отличие от Европы очень легко между собой знакомятся — у нас, наоборот, все, как правило, ходят уже сложившимися закрытыми компаниями.

Юлия Иоффе
Откуда приехала: США
Кем работает: журналист
...«Я выросла под Вашингтоном, потом приехала в Нью-Йорк, пожила там четыре года — и мне стало тесно и скучно. Создалось впечатление, что все места заняты и пробиться как писателю в 26 лет невозможно, все слишком цивилизованно. Я решила, что мне рановато жить в цивилизованной стране. Мне не о чем было там писать, не хватало абсурда. Я не совсем понимала, что буду делать в России. Но как только я приехала, у меня загорелся мотор в жопе. Стала писать как бешеная — для Foreign Policy, для Fortune, The New Republic, Slate, The New Yorker, BusinessWeek. Я сама удивилась, что был такой спрос к историям из России, — я же думала, что голодать буду.

Сначала на меня произвело сильное впечатление, сколько тут злобы, но потом привыкла и тоже стала злобной. Это ж понятно: чудовищный город, ничего не продумано, пробки, давка везде, дорого, климат ужасный, грязно. У мужиков стрижки ужасные, ну, знаете, лопатой, как у Чичваркина. Это же не только эстетически ужасно — в Америке это ассоциируется с алкоголиками, с быдлом, которое в вагончиках живет и бухает. Еще здесь совершенно безнравственная среда, которая делает из меня консерватора, хотя в Штатах я либерал и у меня много друзей геев. Но когда приезжаешь в Москву, где все совершенно позволяется, становишься другой. С одной стороны, в этом есть плюсы. Вечеринки до 8 утра, всегда со всеми можно договориться. Но с другой — здесь нет семейных ценностей, нет романтической верности. Я не понимаю, почему нельзя быть либеральным и открытым, не осуждать других и при этом сохранять приличия. Тут такой разврат, что я на его фоне кажусь пуританкой. Женатые мужчины иногда ко мне клеятся, ты их отшиваешь, а они говорят, мол, чего ты такая зажатая стерва. Или хуже — феминистка. Ужасно.

Я беспрестанно работаю, и мне никогда не скучно. В России постоянно происходят какие-то новые абсурдные события, о которых там хотят читать, — так что с работой просто рай. Здесь непредсказуемо, и люди тут поэтому тоже непредсказуемые — и иностранцы такими же становятся. Здесь люди щедрее — на эмоции, на время. В Нью-Йорке ты пишешь кому-нибудь: «Как насчет ужина в таком-то рес­торане в такое-то время?» И планируешь встречу на через две недели, бронируя столик заранее. А тут все спонтанно, искренне».
Collapse )