December 26th, 2010

geo

Знаки кодируют слова, а не предметы?

'Автор обнаружил, что идея "значков" оказалась поразительно чуждой для детей. Пытаясь понять цель педагога, дети предлагали свои, "более простые" с их точки зрения значки. Все их предложения носили "комплексный" характер; это означает, что один их значок совмещал в себе несколько предложенных педагогом и фактически служил для обозначения одного конкретного предмета, а вовсе не класса предметов, обладающего заданным признаком. Так, это могло быть красное пятно с прилепленными к нему с разных сторон буквой Б, квадратиком и знаком для дырки. На вопрос автора, что все это означает, дети показывали ему большой красный квадрат с дыркой.

Для вообще "красных предметов" дети не могли предложить какого-либо обобщающего их "значка". Собственно, это и соответствует наблюдениям психологов о том, как сложно научить ребенка понятиям 'класс' и 'признак', оторвав признак от предмета. Для ребенка долгое время любой признак, например, 'красный' существует как неотъемлемый атрибут красных предметов - яблока, карандаша, мячика. Хотя ребенок шести-семи лет без труда разложит по разным кучкам красные, синие, зеленые предметы, сама цепочка <предмет - признак - класс> представляет для него непреодолимую трудность. Он до поры не в силах освоить подобную операцию абстракции, если в процессе обучения не создать для абстракции "языковую поддержку" - например, в виде слова красный.

Знакомое слово для ребенка - это не признак, не понятие, не имя класса, а почти вещь; тот уровень абстракции, который заключен в возможности говорить о разных предметах, что все они красные, здоровым ребенком достигается в возрасте до полутора лет, в процессе освоения родного языка.

А.К.Звонкин занимался со здоровыми детьми, и, тем не менее, обнаружил, что "значки" обретают для детей осмысленность тогда, когда они интерпретируются ими как значки для слов. Как только дети поняли, что их цель - "придумать значки для слов", задача приобрела естественность и оказалась нетрудной. Описанный в работе Звонкина пример еще раз подтверждает, что именно ЕЯ служит мощной поддержкой для формирования абстрактных понятий. Поэтому задержки и нарушения развития ЕЯ независимо от их генезиса неизбежно ведут к нарушениям развития интеллекта. '
О знаковых системах, замещающих естественный язык. Как общаться с “проблемными” детьми?
Р.М. Фрумкина, Т.Е. Браудо http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/ECCE/DEFECT.HTM

Звонкин А.К. Абстpакции с языковой поддеpжкой. // Язык и стpуктуpа знания. - М., Ин-т языкознания АН СССP, 1990. С.86-95.
geo

ЭТЭ

К сожалению, времени нет и продумывать длинное выступление некогда. Потому урывками несколько пунктов - по поводу тревоги в связи с гибнущей эпигенетической теорией эволюции, коя развита на нечитаемом русском языке, да и здесь уважаемые критики не находят в ней иного смысла, кроме попытки существовать и быть непонятной для этих критиков

Как всякую умную мысль, идею об универсальности мышления и науки следует юзать с осторожностью. В английском есть понятие - континентальная философия. Этим подчеркивается, как все вместе столь различные философские школы за несколько веков выглядят в чем-то одинаково через воду. А для различных направлений английской и американской философии издавна употребляют прилагательные вроде "аналитическая" "эмпирическая". Это к тому, что стилистика мышления на английско языке всегда была несколько иной, так что универсальные факты получают на английском несколько иное осмысление и теории на английском - другие. Кто знает, может сравнить текст книги Хеннига на немецком и на английском. Даже такого уровня редукционизм англомыслящим - сложен, и они упрощают.


Существуют высказывания о положении дел: было засилье СТЭ, в СССР возникло интересное альтернативное направление - ЭТЭ, теперь всё затопляют генетические спекуляции и все теории эволюции "внегенетического" характера теряют в весе, мелкие островки потопли, и осталась практически одна только СТЭ - без альтернатив. К тому же у ЭТЭ нет внятного излождения и по-русски (разные авторы разно понимают), нет по-английски, всё забыто и будет забыто еще глубже.

Это в некотором роде так, но приятно видеть и другую сторону медали. В самом деле, то, как излагается ЭТО по-русски (кстати, очень внятно, разность авторов - это норма, в СТЭ то же самое, это просто обыденность существования науки, а не недостаток данной теории - отсутствие канонического текста) - это будет забыто и на английском не воспринято. Потому что на нанглийском вообще ничего так не воспринимается, как это говорится на других языках. Чтобы англичане могли что-то понять, им это надо сказать, думая по-английски, и это, конечно, уже сказано.


Вслед за эпохой великих сторонников СТЭ Майра и Симпсона наступила эра другого американского гения-эволюциониста - Стивена Гулда. Автора теории прерывистого равновесия. Как и ЭТЭ, это не опровержение СТЭ и не полная альтернатива, а дополнение и надстройка. Это и есть ЭТЭ в том варианте, в каком это могут вместить искалеченные английским языком мозги - и эта концепция в современной науке вполне легальна и едва не мейнстримна. Это и есть то, что продралось из всего ансамбля ЭТЭ - из стабилизирующего отбора (и отсутствия движущего), из канализованности развития, рассуждений об удаленности от термодинамического равновесия и важности устойчивости, быстрой эволюции и пр. Из всего этого получился милый коллажик, что эволюция идет пульсами, то мильоны лет стоит, а потом ка-ак прыгнет и быстро возникают новые таксоны. Так что в этой форме ЭТЭ - с 70-х годов почти мейнстрим на английском. Причем последователи не поминают, конечно, Шишкина и Раутиана, но вспоминают Уоддингтона и Шмальгаузена, и даже и Северцова. Это просто нормальный комплект имен предшественников данной теории - как это излагается на английском диалекте человеческого языка.

Другой корень современных (победивших) представлений ЭТЭ - то есть та форма ЭТЭ, какая могла быть воспринята массами биологов - это концепция hox-генов, тоже чуть не с 70-х годов. Из этого выросло огромное направление, представляющее на английском эту самую ЭТЭ - evo-devo. Это самое модное направление в современной эволюционистике, оно содержит массу программных текстов о себе - в чем состоит, чем отличается от СТЭ, какие основные пункты, кто в основании у него, имеется множество активно пишущих авторов в рецензируемых журналах и практически никем не оспариваемое мнение, что это - форма эволюционной теории будущего, то, что идет на смену формам эволюционной теории ХХ века.
Collapse )