April 19th, 2011

geo

Бедность и жадность

Жадность, скуповатость - очень неприятная черта. Когда на нее натыкаешься в человеке - трудно простить. Скорее всего потому, что непрощаемы и отвратительны те грехи, к которым сам склонен. Себе, мол, запрещаю - а что же он-то?.. Несколько раз видел - очень щедрые, совсем бессребреники, - к скупым относятся совершенно нормально, для них эта черта характера - не более чем форма носа. Но большинство - да, не любит. Так вот, посмотрел, какие жизненные обстоятельства оставляют по себе эту складку в характере. Особенно это видно у людей обеспеченных и разбогатевших. У них виднее - потому что привычки расходятся с образом жизни. И вот интересно - кто прожил жизнь один, ни о ком не заботился и не отвечал ни за кого - у них эта скуповато-бережливая черта выглядит поприличнее. Как некоторая скованность, неловкость - в некоторых жизненных положениях человек ведет себя вот как-то скованно, и приглядевшись, можно заметить - это скуповатость, он не привык так вот тратить. И гораздо хуже выглядит эта же черта у людей, которые долгое время тянули воз - отвечали, скажем, за семью. Несправедливо как-то, но объяснимо. Тот, кто отвечал только за себя - у него на душу так не давила бедность, она всего лишь ограничивала, ну, остались у него привычки - в общем, ничего особенного. А у того, кто отвечал за семью - в кости въелась забота, у себя ото рта оторвать, не донести, принести домой. Недотратить, сдержаться, сэкономить. И даже когда надобности нет, эта вот привычка всё ещё в душе нагнаивается, заставляет совершать нелогичные поступки, быть жадиной и скупердяем. - Конечно, есть и другой тип, когда особенной бедности не было. Но тогда это обычно другое чувство, алчность. Их часто путают, но скупердяйство и алчность - едва не полярные пороки. Алчный часто богат и обеспечен, но хочет ещё. А скупой - имеет (или имел) мало, и привык сберегать крошки. Получить послаще-побольше и сберечь имеющееся - разные мотивы.

(C) zh3l
geo

(no subject)

...отчаяннее всего защищается от фактов, которые он поднимает, социальный историк, чья работа - раскапывать реальность социальных условий прошлого. Когда один социальный историк обнаружил широко распространенное детоубийство, он объявил его «восхитительным и гуманным». Когда другая описывает матерей, которые регулярно бьют своих детей палками еще в колыбели, она добавляет без малейшего правдоподобия, что «если эта дисциплина была и суровой, то она была равно и справедливой, и осуществляемой с добротой». Когда третья обнаружила матерей, которые купали своих детей в ледяной воде каждое утро, чтобы «закалить» их, и дети от этого умирали, она говорит, что «они не были намеренно жестокими», но «просто читали Руссо и Локка». Нет такой практики в прошлом, которая не показалась бы добром социальному историку. Когда Лэзлетт находит родителей, регулярно отправляющих своих детей в семилетнем возрасте в другие дома в качестве слуг и берущих других детей для прислуживания себе, он говорит, что это действительно доброе дело, так как «показывает, что родители, может быть, не желали подчинять собственных детей трудовой дисциплине дома». Согласившись, что жестокое избиение маленьких детей различными предметами «в школе и дома, кажется, было принято в семнадцатом веке и позднее», Вильям Слоэн чувствует себя обязанным добавить, что «дети тогда, как и позднее, иногда заслуживали избиения». Филипп Ариес, собрав так много свидетельств открытых сексуальных развлечений с детьми, что допускает даже, что «игры с интимными местами детского тела составляли часть широко распространенной традиции», берется описать «традиционную» сцену, где чужак в конном кортеже набрасывается на маленького мальчика, «грубо шаря рукой внутри коляски с мальчиком», в то время как отец улыбается. И он заключает: «Все, что происходило, было игрой, от чьей скабрезной природы мы склонны уклоняться или преувеличивать ее». Масса свидетельств скрыта, искажена, смягчена или проигнорирована. Ранние годы детства исключены из игры, бесконечно изучается формальное содержание образования, а эмоциональное содержание опущено за счет подчеркивания законодательства о детях, домашний обиход опущен. И если характер книги таков, что никак нельзя проигнорировать повсеместность неприятных фактов, придумывается теория о том, что «хорошие родители не оставляют следов в письменных свидетельствах». Когда, например, Алэн Валентайн изучает письма сыновьям от отцов за 600 лет и среди 126 отцов он не может найти ни одного, кто не был бы бесчувственным, морализирующим и озабоченным только собой, он заключает: «Несомненно, бесконечное число отцов писало своим сыновьям письма, которые бы согрели и порадовали наши сердца, если бы мы только смогли найти их. Самые счастливые из отцов не попали в историю, а люди, бывшие не в ладах со своими детьми, сподобились написать разрывающие сердце письма, которые приводятся». Так же и Анна Барр, просмотрев 250 автобиографий, отмечает отсутствие счастливых воспоминаний о детстве, но тщательно воздерживается от выводов.

Ллойд Демоз. Психоистория
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Psihol/Lloid/index.php
Ариес использует два основных аргумента. Во-первых, он говорит, что понятие детства не было известно раннему средневековью. «Средневековое искусство почти до двенадцатого века не знало детства или не пыталось изображать его, потому что художник не был способен рисовать ребенка иначе как уменьшенным взрослым». Отброшено не только искусство древности, но и проигнорированы многочисленные свидетельства того, что средневековые художники могли на самом деле реалистически изображать детей. Этимологический аргумент в пользу того, что отдельное понятие детства отсутствовало, также неприемлем. В любом случае понятие «изобретение детства» столь легковесно, что даже непонятно, как такое число историков клюнуло на него. Его второй аргумент, что современная семья ограничивает свободу ребенка и увеличивает суровость наказания, прямо противоречит очевидному.
geo

(no subject)


а вы говорите - купаться
http://infowatch.livejournal.com/209329.html


-- Они мыслят себе Творца по образу и подобию человеческих правителей, полагая, что Он смотрит на людей сверху вниз. Не ведают того, что Он глядит на творение с самого дна вещей. Каково же это дно, что лежит в корне всякой вещи? Корень всякой вещи мрачен, скорбен, исполнен гнева. Но не следует сравнивать этот последний, предельный гнев, которым всякая вещь оказывается срамна, скверна и пуста, с нашим, человеческим гневом, который лишь слабое отражение его отражения. Наш гнев распаляется внешним побуждением, в то время как этот, исконный гнев горит сам от себя, и человеческий гнев способен заживо в нём сгореть без остатка. Вот оттуда-то, как бы с низу вверх глядит Создатель на своё творение. Пламя это раздувает вещи, приподнимает их над землёй, оттого только они все ещё не упали. Предмет, в котором угасает священная субстанция божественного гнева, делается тяжёл, и инертен, и стремится рассыпаться, переместиться, уйти в почву, которую удобрит, дабы следующее поколение вещей, движимых божественным гневом могли прорасти сквозь них, взрезать своей плотью, острой, как бритва, толщу мира, устремиться в небо, окровавленное ими, туда, откуда им в бреду мерещится некий свет.
http://mariannah.livejournal.com/797846.html


Иногда говорят, что быть социальным изгоем, отвергнутым - сродни тупой боли. Оказывается http://www.pnas.org/content/108/15/6270.full, это утверждение не так уж далеко от истины. Выяснилось, что если чувство собственного отторжения достаточно сильное, у человека активируются те участки головного мозга, которые в норме активируются физической болью, то есть, при передаче сигнала от болевых рецепторов. В эксперименте ученые (вот садюги!) показывали испытуемым разные фотографии, в том числе те, на которых были изображены бывшие жены/мужья, с которыми у тех недавно произошел болезненный разрыв. В результате у подопытных активировались болевые центры головного мозга, то есть душевная боль имеет четкую связь с болью физической. Эти данные были подтверждены дополнительными экспериментами, когда у подопытных вызывали реальную боль: активирующиеся при этом участки головного мозга полностью перекрывались с теми, что детектировались при боли душевной. Статья в открытом доступе.
http://kilativ.livejournal.com/858870.html


о зябликах, знаниях и греческом языке. Для сильных духом.
http://andrei-koval.livejournal.com/475766.html
Collapse )