August 23rd, 2011

geo

Запасы стыда

Смотрел я биографии людей конца ХХ века, и постепенно отползал к просмотру того, что творилось с европейскими и русскими биографиями в 19,18,17 веках. И из опыта и книжных впечатлений сложилась такая картинка.

Скажем, человек в 90-х годах в России разорялся. Это было в Европе, в разных странах постоянным опытом в Новое время, просто наблюдать, что это такое, мы не могли - опыт получили только в 90-е. Так вот, это - стыд. В книгах 19 века это многократно описано, там то и дело попадается благородный отец, стыдящийся детей или там стреляющий себе в седины, потому как разорился. Дюма-пере, романтика, ах-ах, это не серьезно, это просто бизнес. - Нет, чушь это, это именно стыд. Обычно тем людям, которым не отдать не стыдно, отдают - или история имеет иное продолжение. Там берут жизнью, такие кредиторы. А кому люди при разорении остаются должны - так это своим, близким, знакомым, друзьям. Они не могут отдать. Они виноваты и знают это, им доверились, они обещали, они взяли у друга последние деньги, они выгребли подчистую запасы близких людей - и теперь не могут вернуть. И что они делают?

Они уезжают в Америку. Это давняя традиция, из Европы в Америку ехали очень многие разоренные люди, каждое разорение создавало такие человеческие брызги, и неисправные должники и обманутые вкладчики, побившись и понищенствовав, отправлялись за океан. Идет такая экономическая жизнь, но это не просто формулы баланса, это также и отношения, это какие-то нравственные долги, античные совершенно чувства - долг, честь, слово, стыд, смерть.

И вот из века в век люди из Европы увозят свой стыд в Америку. Collapse )
geo

Было холодно

Вспоминаю эти самые девятнадцатые и двадцатые августа 1991 года. Тогда я почувствовал "историю". Трудно передать - в самом деле чувство, которого нет в повседневности. Вот читаешь про взятие Бастилии и прочие такие вещи - Тюильри всякие, бланманже и монпансье, толпы возмущенного взбудораженного народа, перекувырканное государство, властители не знают, что делать, и посылают разных трибунов говорить с народом, а народ дивится - и как реагировать? Вот идиот залез на памятник Дзержинскому и пытается перевязать ему шею удавкой, его единочаятели ждут, чтобы потянуть и обрушить памятник на толпу, вместе с обреченным идиотом. Некоторые вскрикивают: отойдите, отойдите, указывая на памятник, а прочие придвигаются ближе и пьют пиво. Вырывается тачанкой "Волга" и оттуда вылезает нечто. Разносится: депутат, депутат. Депутат, надсаживаясь, орет в репродуктор, что мы, народ, победили, и всё будет по-нашему, и пусть все будут спокойны, теперь что хотим, то и будет, и раз мы хотим убрать памятник, то так и будет, ибо наша воля священна, только не надо вот прямо сейчас, не надо поддаваться на провокации, он, депутат, пришлет технику, и всё уберут цивилизованно. Народ слушает депутата, пьет пиво, народ ничего не хочет и просто стоит, глазеет, он не имеет к этому всему отношения, а идиот на памятнике упорно дергает голову, пытаясь накренить памятник своим весом, он тоже не слушает депутата, а его друзья внизу деловито командуют друг другу - разом! навались! им совместно и весело Collapse )