September 12th, 2011

geo

Кровососка

Сейчас я расскажу... Слова нет. Не факт научный - я на этот счет не читал ничего, не видел. Не гипотезу - не могу сказать, что это совсем фундированное научными обоснованиями рассуждение. Не байку - байка подразумевает традицию, типа мне рассказали и я передаю. Что ж я расскажу? Придумал.
Байду. Значит, байда.


Байда о скорости эволюции и горестном проживании.
Значит, если ходить во всякие кружающие леса, в Подмосковье, к примеру, то в прошлые годы ничего такого страшнее комара и пауков не было. Ну, паутинка неприятно по лицу прилипнет, ну, звонкий комар пропоет и сотней накинется. Это всё пустяки - после мошки сотня комаров видится со смехом - они в таком малом числе пришли... их же поодиночке видно... Это забавно - смотришь. ну летает три десятка комариков над человеком. Хотя если без особенной такой привычки ко злу - обидно, конечно. Подмосковный комар злой, песни поет с неохотой, жрется... Но, в общем, ничего такого. Ну, бывают в небольшом количестве слепни. Опять же, пустяки.

Есть такая злая муха кровососка - семейства Hippoboscidae. Collapse )
geo

(no subject)

Как-то раз Рыбаян познакомился с хомяком. Хомяк жил в маленькой клетке и неутомимо обегал ее по периметру, забирался на небо и падал из окна смешного домика с балконом. Вечерами Рыбаян вел с хомяком долгие беседы. Хомяк был очень опытен, запаслив и непрестанно находился в поисках всяческих благ. Рыбаяна он считал бездельником, лентяем и неумехой и не стесняясь повторял ему это свое мнение. Рыбаян пытался возражать, но отступал, вынужденный согласиться: с такой настойчивостью и трудолюбием он бы за семечками суетиться не смог. Хомяк хрупал семки и покровительственно оглядывал Рыбаяна с некоторым даже превосходством. Отчего Рыбаян смущался и хомяка внутренне недолюбливал. За плохие о себе мысли. А Рыбаини хомяк страшно нравился и она с ним говорила очень долго. Рыбаян стал опасаться своей недостаточности и даже как-то принес хомяку семечек, просил замолвить о себе пару слов. Хомяк семечки принял, но ругать Рыбаяна не перестал.