May 3rd, 2012

geo

Между гапаксом и гиатусом

заключено научное исследование.
С одной стороны, повторяющиеся факты. Коли они повторяющиеся, то в определенной мере одинаковые, их - считают. Считают качественно одинаковое, и важно только усмотреть, сколько их, единиц фактов, чтобы подсчитать. Так что тут важен разрыв, зияние - вот один факт, вот его граница, а вот уже второй пошел, между ними - гиатус. Факты в этом ряд меж собой неразличимы.

Другое дело - гапакс. Это такая штука, которая по определению встречается только раз. Уникальная черта. Конечно, можно сравнить несравнимое, коли ты алмаз неграненый, но тут уж так понятие устроено - гапакс он и есть гапакс, насколько единственен, а коли его в ряд поставить да в серию запихнуть, так он уже и не гапакс вовсе. Так что это - индивидуальная черта явления, то, что не повторяется, что увидел, запомнил, заметил, отсмотрел - и больше не будет. Хочешь - выкидывай и забывай, в науку не пускай, хочешь - придумывай специальную область знания для таких штук. Иные говорят - этому место в практике, обыденной жизни. На худой конец - пускать гапакс не дальше прихожей, в инженерию, а в настоящую науку никак не пускать, гнать его оттуда. Вот та же медицина, не какое-нибудь искусствоведенье, сколько веков держалась гапаксом, особым случаем, индивидуальностью и острым взглядом диагноста. Однако и она ослепла на двойной слепой. Теперь не то что ранеча, теперь и медицина пришла к гиатусу. Иные же милостивцы издавна говорят, ласково качая головой: ну пусть будут одни науки счетные такие, настоящие как бы, а другие - про индивидуальность, про то, что один раз.
И вот между этими штуками и вращается научное исследование.
С одной стороны - если уж совсем одинаковые, то вроде даже и скучно. Тогда из них строят всякие узоры да структуры, вывязывают единицы в формулы. С другой стороны, если в самом деле совершенно уникально - так это и сказать нвозможно, да даже и воспринять - проблема. Мычишь себе что-то, тыча рукой - вона! эта! отсель тудое пошла! - и всё.

(c) zh3l