October 9th, 2012

geo

Схождение в ад

Есть такое обычное довольно рассуждение по поводу сюжетов мировой литературы. Мол, легко писать о несчастьях и проблемах, о злодеях и злодействах, а о счастье, о хороших людях, об идеальных героях почти нечего сказать. Потому среди сюжетов преобладают проблемные, а хорошее мало кто описывает и описывает кратко. Добро изображать затруднительно, потому что скучно, а зло интересно - иногда само по себе, иногда тем, что привносит остроту в жизни литературных героев.
Рассуждение кажется логичным и здравым. Но вот какое обстоятельство пришло в голову - проверить его хорошенько я не могу по причине недостатка образования.
В народной музыке, говоря упрощенно, минора нет. Китайская пентатонная музыка почти не содержит грустных мелодий (речь не о современных подделках под фолк), минор появился достаточно поздно, музыка досовременной эпохи (я затрудняюсь назвать это правильно) не знала минора, это пришло с современной гаммой, буквально пару тысяч лет назад. Лидийский лад тоже, кажется, не бывает минорным. Если не ошибаюсь, это вполне тривиальное утверждение для истории музыки.

Если взять литературу видений и описания загробного мира, то ситуация будет прямо обратная современной литературной. До определенного времени - примерно до 3-5 вв. - описания загробных мучений бледны и неявственны, занимают мало места, описаний ада - подробных и сочных - в древней литературе не найти. И в видениях по аду водят недолго и говорят о нем скупо, а вот рай вызывает всяческий интерес и о нем рассказывается много подробнее и живее. Ад - скорее место тоски и забвения, чем пыток и мук. И вот с определенного времени - конечно, задолго до рождения современной литературы - описания ада становятся все более объемными, сочными, страшными, насыщенными, а рай, напротив, блекнет и сжимается, о нем говорят кратко.

Я бы добавил возрастающую примерно так же во времени любовь к синему цвету.

Мне кажется, это интересная закономерность. Объяснять это тем, что "цивилизация стала старше" как-то даже неловко. Никакие современные истории - разочарованность горожан или там расцвет неверия - не годятся, если и в самом деле перелом в 3-5 веке. В общем, происходит некое изменение отношения к положительным и отрицательным эмоциям. Отрицательные эмоции становятся все более обычными и привычными. Тут не о рае и аде речь, а о том, что в собственной душевной жизни людям все труднее что-то внятное вообразить о радости и счастье, зато все легче и подробнее получается себе представить несчастья, злодеяния, страдания.

Чем дальше, тем страшнее.