November 11th, 2012

geo

Провинциальное время

И слышится странный отзвук,
которого быть не должно.
Заметить это можно, читая выдающихся мыслителей советского периода. Даже и все равно, кого взять, хотя лучше проявляется при сопоставлении, как некое общее звучание от текстов ... (хотел было привести имена множества замечательных людей, но раздумал - понимания не прибавит, а споров и злости будет много).

Это ощущение провинциальности. Я не знаю, что это такое, и за слово не держусь - мне отчего-то кажется, что речь именно об этом. Давайте я буду это так называть. Это странное чувство - вот человек, очень умный, очень образованный, остроумный, теоретически грамотный и такой развернутый, но... Что - но? Там проблема в способе постановки вопросов, в подходе к их решению, в ухватке. И это проявляется в решениях - они приобретают необоримый оттенок вкуса.

И после того, как это почувствовано, можно найти это, к полному уже изумлению, у самых современных авторов. Их можно читать в переводах - и грешить на переводчиков. Но вот их читаешь по английски, разбираешь по немецки, дешифруешь по-французски, и все время чувствуешь именно этот отзвук мыслей. Может быть, это свойство читателя, мое свойство?

Я бы так и думал, если бы это чувство возникало постоянно. Но - можно отыскать время, когда оно начинает проявляться. Это примерно где-то в девятнадцатом веке, в середине или ближе к концу. До того люди решают проблемы и пишут книги, рассуждают с различным умением. Конечно, не со всеми согласен, в разной степени противоречия, неприязни, к кому претензии по ритму, к кому по смыслу - но дело не в том, насколько согласен, а в том, что чувства этого нет. Это такое чувство замкнутого вкуса, из европейской столичности оно отзывается как замкнутость и затхлость, закрытость в своем уголке. Примерно в середине-конце 19 века так читали русских мыслителей - они из Европы казались очень провинциальными, их было трудно читать европейцу.

Чувство провинциальности. Оно возникает примерно к двадцатому веку. До того, в 19, оно было лишь у некоторых мыслителей - наверное, именно у провинциалов. А в 20 вдруг распространилось и прыжком захватило всех. Почти всех. Не совсем всех, наверное, можно трудиться и называть исключения, но не в этом дело. Важнее, что провинциальность мышления становится характеристикой кого угодно - нет той столицы и центра, нет уровня образования и группы людей, нет школы и нет классики, которая бы от этого избавляла.

Конечно, не всё сразу, и постепенно в Европе не-провинциальные люди, центральные люди становились маргиналами. Шла провинциализация центра - он все менее отличался от провинций и окраин. А потом схлопнулось и культура в целом стала провинциальной. Всё ещё могут появляться "столичные", центральные люди - но это уже индивидуальные судьбы, а культура в целом и общая масса пишущих - провинциальна. Писатели, философы, мыслители - все гуртом.

А может быть провинциальным время?

А не было ли раньше когда такого?
Collapse )