July 22nd, 2013

geo

Право на жизнь

Есть литературные сюжеты, которые требуют осмысления. Но вот мне не повезло и я не видел обсуждений. Одни темы очень обговоренные, и там на тридцать три этажа вниз аргументы уже высказаны, если сам чего не догонишь - можно пойти туда и еще туда, и посмотреть. Как там, права ли Наташа, что обабилась, герой ли Печорин, или, обращаясь к сюжетам более современным, можно обсудить диалектику клоунов и пидарасов. Согласен ты или нет - дело десятое, если так уж хочется, можно в бесконечных извивах диалогов и альтернатив отыскивать свой уютный тупичок. Но есть темы, которые вроде как не проговорены.

Речь о рассказе Лема "Терминус". Там речь о существовании, как бы сказать, бестелесных сознаний. В позитронном мозгу робота что-то такое самозародилось и в его действиях живут сознания нескольких космонавтов, погибших много лет назад во время аварии. Сам робот, если с ним взаимодействовать командами, совершенно не понимает, о чем речь, ни о каких космонавтах не подозревает и представляет собой просто старую машину. Это не он, а некто другой - Наблюдатель - смотрит за действиями робота и выявлет в них систему. Движения робота говорят морзянкой - это осмысленная речь, разговоры между несколькими людьми, отчаяние, боль, страх, надежда.

Лем поставленную им же задачку зачеркнул - его герой решительно сдал автомат в утиль, потому что нет возможности сделать тех космонавтов членами общества, никому ничего не удастся разъяснить, эти голоса в его голове... пардон, морзянка в движениях робота - социально нелегитимны. Значит, сознания космонавтов будут мучиться, и надо их освободить, убив.

Это - решение Лема. Однако задача много больше неудачного своего решения, даже - демонстративного отказа решать. Имеются сознательные акторы, у которых нет тел. Они выражают себя через действия "природы" - для них тот старый автомат не более чем среда выражения. Наблюдатель оказался способен прочесть их речи, а многие другие потенциальные наблюдатели этого не могут. Вместо автомата по имени Терминус могла быть речь ручьев и шелест деревьев, говор нимф и дриад.

Одно дело - проблема Наблюдателя. Ведь автор, Лем, решил лишь проблему наблюдателя. Если ты один можешь слышать голоса в своей голове, а общество их слышать не может, то для спокойствия и душевного здоровья голоса следует прекратить. Сдать Терминуса в металлолом, расплавить позитронные мозги робота и упокоить отображения сознаний космонавтов.

Но это решение для Наблюдателя, а не для Голосов. Судя по рассказу, они - личности, они мучаются, сознают свое положение, способны общаться с внешним миром, откликаются на новые реплики в диалоге. У них видны нарушения памяти и плохое осознание времени, однако это напоминает человека с амнезией - таких, вроде бы, не убивают, а лечат.

Как считаете - если дорешать оставленное Лемом без решения? Наблюдатель избавился от проблемы, перестал слышать "голоса в голове". А те сознания он - убил.

Я не спрашиваю, как следует поступить Наблюдателю, тому, кто услышал голоса в голове Терминуса. Интересно - что делать с самими Голосами, с теми сознаниями погибших космонавтов? С душами без тел, которые прихотью какой-то там квантовой электроники отыскали дорогу к проявлению в видимом нами мире? Что делать с Терминусом?

Collapse )