August 26th, 2013

geo

Цветы растут .., не ведая стыда

История - это поистине свет жизни, ибо она дает уму основание постичь из прошлого то, чего следует ожидать от будущего
Гассенди

Не только цветы, но даже атомизм вырастает из малопочтенных субстратов. Есть такая книга Charles Webster "From Paracelsus to Newton. Magic and the making of modern science.
Вебстер рассматривает корни естествознания, как оно постепенно вырисовывалось в 15, 16, 17 вв. Много занятных сближений и связей идей, но вот замечательное место. Ладно там несчастная ньютонова алхимия и толкования - будто человеку уж и апокалипсис потолковать нельзя, сразу без штанов останешься, а о чем же тогда толковать. И такие же частные приключения у Гарвея и Кеплера, Бэкон так и вовсе натуральной магией занимался - ему, как эмпирику, даже и положено.

Это ладно. Но французские механицисты - это ж оплот, оттуда и позитивизм потом пошел, это такое французское свойство - делать мысли плоскими и механическими, они это умеют, другие нет. У англичан вечно на конце прекрасно выполненной машины видно, скажем, локтевой сустав или из станины гроздь кишок висит, хоть это и прикрыто салфеткой и вообще джентльмен приучен такого не замечать. Сумрачный германский гений вообще овчиной прикрывает и под "машину" сгребает побольше металлической стружки, чтоб никто не заметил, что мыслительные его машины дышут, жуют, вздыхают, переминаются и вообще ведут себя. Иные даже подмигивают. А у французов - чин-чинарем, все мыслительные машины смазаны, блестят, полированные, шик-блеск, ни ног, ни хвоста не видно.

И вот в самом центре этого полированного рая Collapse )
geo

Эта пакость - глаз...

Выяснилось, что удивительно многим мешает глаз. У млекопитающих и человека глаз устроен так, что нервы ближе к источнику света, чем светочувствительный слой, и потому в конструкции всякие штуки вроде слепого пятна, а изображение не очень резкое, не столь резкое, как могло бы быть. Эта нерациональность отчего-то кажется непростительной, аппендикс не мешает, зуб мудрости нагло болит, но не мешает, а глаз - очень мешает.

Растерянный этим обстоятельством, я записал ассоциации, которые у меня возникли. К сожалению, я довольно плохо знаю физиологию зрения, но все же представляю, сколько там еще неизученного, так что даже скромная попытка сказать нечто почти общеизвестное может невольно выйти за пределы познанного.

Все рассуждения о том, почему же именно такое строение глаза - глупость, основаны на аналогии глаза и фотоаппарата.
Пожалуй, можно сказать очень осторожно, что есть еще странно и нелогично устроенная деталь. Вот ноги. Ясно, что это опоры, есть отчетливые инженерные соображения о строении опор, ноги должны устойчиво стоять. Ноги же - вот глупость! - они же движутся, более того - гнутся! Причем всего в одну сторону, хотя понятно, что если уж желать гибкости, то по всем направлениям, а если делать устойчиовсть - то надо, чтобы они были неподвижны.

То есть сравнивать глаз и фотоаппарат столь же умно, как ноги и опоры Эйфелевой башни. Какие-то вещи таким сравнением удастся поймать - строение Эйфелевой башни находит аналогию в устройстве кости, в ажурном плетении ребер жесткости. Но в целом ноги служит много чему, это не только опора, и потому лобовое сравнение весьма недостаточно. Про глаз тоже не стоит торопиться и говорить, что он - фотоаппарат.

В какой-то связи мне вспомнились четыре темы. 1) развитие глазаCollapse )
2) действие света на кровь. Collapse )

3) Потребности глаза в кислородеCollapse )

4) Устройство мозга в зрительной кореCollapse )