August 29th, 2013

geo

Хотите, чтобы запомнили?

Есть такой старый фокус, ставший известным после "17 мгновений..." - "запоминают последнюю фразу". В самом деле, такой феномен имеет место быть, и им знающие люди иногда пользовались - это относится к "солдатским хитростям", которые всегда имеются - контринтуитивным каким-то моментам, которые практика подкладывает теории, чтобы та не забывалась.

Другой пример того же рода - как нечто спрятать в открытой коробке? Допустим, вы показываете бижутерию на открытой обзору плашке, или картину, или еще что-то - куда на открытом поле нечто поместить, чтобы увеличить вероятность, что это не заметят? В левый нижний угол. Последовательность осмотра большинством людей - левый верхний - правый нижний - правый верхний - левый нижний (ясное дело, речь о нашей системе письменности). То есть до последнего пункта дойдут заскучав, поуставши взором, или отвлекутся - в общем, самое удобное место, чтобы припрятать прямо на видном месте.

Так вот, еще один фокус. Допустим, вы нечто рассказываете. Лекцию, какую-то, чтоб ее, презентацию, или просто беседуете и рассказываете. Допустим, вы заинтересованы, чтобы вашу историю запомнили подольше. Не вас лично - это другие приемы, а именно историю - чтоб ее вспомнили хоть через неделю и могли восстановить, о чем там речь. Кто что-нибудь рассказывал, знает - через пару часов уже большинство слушателей помнит лишь, что было "бла-бла".

Так вот, в простой форме, как и другие солдатские хитрости. В истории должно быть одна-две т.н. контринтуитивных штуки. Сюжеты, картинки, образы, ситуации. Какие-то штуки, ввязанные в историю - должны быть "сказочны", неправдоподобны, контринтуитивны, чудесны. Тогда вся история запомнится лучше, чем если в ней все пункты вполне ожидаемы (длинное рассуждение, где все вполне логично, да, интересный результат, но... о чем там было?) или много неожиданных пунктов (какая-то чушь, сплошные чудеса, пестрая смесь, ничего не помню).

При этом вместе с "чудесинкой" запоминается и вся остальная история. Например: вот Золушка, у нее были хрустальные башмачки. прочее вспоминается по ходу дела - но держится, как на гвозде, на странной, неожиданной детали. Можно так же расшифровывать Красную Шапочку и пр. В сказках это делается довольно легко - на то она и сказка, что в нее легко вставить странную деталь, контринтуитивную - тут важно не пересолить, а то получится незапоминающаяся смесь - но даже в самую скучную историю, деловую и повествовательную можно засунуть такую деталь.

Правило часто используют неверно - рассказчик ударяется в личные воспоминания, много говорит о своих впечатлениях или не относящихся к делу ассоциациях. Иногда это срабатывает - там обнаруживается эта самая чудесинка, и люди запоминают, но это случайность, на деле лишние водянистые отступления "в личный опыт" послужат лишь отдыху, и то не всегда. А что надо - заранее придуманная странная деталь, а вот как ее вставить - дело другое. Можно вмонтировать в личные впечатления, которыми легко перебивается рассказ - но есть опасность, что запомнится именно вставная новелла, а не само содержание рассказа. Лучше, чтобы деталь была сюжетно вставлена в главный рассказ. Ну, к примеру... Когда говорят об истории химии, создании химической номенклатуры и открытии строения веществ, никогда не забывают упомянуть, что формула бензола Кекуле приснилась. То же обычно поминают про Менделеева, не забывая его пасьянсы. В общем, отработаны давно такие фокусы, но можно понять, что же они значат - это не просто отступления, это именно те гвоздики, ухватившись за которые память слушателя через длительное время восстановит весь рассказ, даже если он уже вообще забыл, кто такой Менделеев и зачем ему такая фамилия - он будет вспоминать: пасьянс... из элементов... а, рядами... чтоб сходился... да-да, какую-то там такую систему... вот, картинку вспомнил.

Это риторическое правило изучали экспериментально Norenzayan, Atran, Faulkner, Schaller. 2006. Memory and Mystery: the cultural selection of minimally counterintuitive narratives // Cognitive Science 30: 531-553 Ребята рассказывали подопытным разные истории и через неделю спрашивали: что помнишь? В истории вводили разное число этаких вот контринтуитивных элементов, строили графики - сколько в истории таких штук и какова запоминаемость. Они это прилагают к мифам и сказкам. Полагают, что такие штуки вставлены всегда в мифы и народные истории, потому что именно благодаря этому они передаются тысячи лет.