October 10th, 2014

некурю

Личность

Много раз в этом журнале пытался поговорить об уникальной личности, недавно вот - об обществе, в котором легче было б выживать "особенным индивидуальностям", штучным людям. Шли разговоры о том, как люди меняются в истории, что две тысячи лет назад (да и пятьсот...) люди были другими по своему устройству, и сейчас они меняются, интересно, мол, такое бы отслеживать. Однако, как я ни подбирался к теме - не был счастлив в записках своих, понимание предпочитало меня избегать. И вот, пересматривая книги, встретил текст Баткина. Говорит он ровно то же самое. Судя по отсутствию обоснований - для него это азбука и просто фон рассуждений (недаром это введение). Судя по настойчивости упоминаний о непонимании, его тоже мало кто понимал. Как ни прилаживайся, некоторый круг мыслей закрыт, ну что ты будешь делать. Причем это-то вещи самые азбучные и начальные, это дальше начинаются некоторые непонимания, а это все на поверхности. Видимо, такие идеи относятся к специальному знанию - некоторые историки это знают, а чтобы передать это знание окружающим - надо тех сперва выучить истории, что ли.

(c) zh3l

Под катом длинная цитата из Баткина Л.М. Итальянское Возрождение в поисках индивидуальности.
Collapse )
geo

(no subject)


Возле магазина один мужчина, покачиваясь, втолковывает другому:
- Вован, ты не умеешь донести мысль без насилия! В этом твоя проблема, Вован!
Я смотрю на Вована и понимаю, что это все-таки не его проблема. Центнер чистого веса без кожаной куртки и золотой цепи. Нос боксера, взгляд пираньи.
- Умею, - басит в ответ Вован. - Но редко применяю. Мало, Сева, мало подходящих объектов!
http://eilin-o-connor.livejournal.com/75115.html


Въ эстетикѣ когда что-то слишкомъ легко — очень трудно. Когда совсѣмъ легко — невозможно.
http://philtrius.livejournal.com/999593.html


Но оставалась главная трудность. Оркестръ создать легче, чѣмъ публику, которой онъ нуженъ (я подозрѣваю, что philtrius имѣлъ въ виду прежде всего именно эту трудность). Шпиллеръ взялся рѣшать ее - и рѣшилъ.
Для начала онъ нашелъ человѣка, который умѣлъ хорошо говорить о музыкѣ, и выпускалъ его передъ каждымъ концертомъ, чтобы онъ разсказывалъ о тѣхъ вещахъ и композиторахъ, которые должны прозвучать. Затѣмъ Шпиллеръ сталъ разъ въ двѣ недѣли давать безплатные концерты для студентовъ въ актовомъ залѣ университета: начиналось съ того, что въ пустомъ залѣ сидѣли на заднихъ рядахъ четыре обжимающiяся парочки, а заканчивалось - тѣмъ, что открывали двери въ фойе и ставили тамъ кресла, чтобы публика не свѣшивалась съ люстръ. Самъ Шпиллеръ сталъ между тѣмъ лауреатомъ всего подрядъ, благодаря чему зазывалъ въ Красноярскъ знаменитыхъ музыкантовъ, организуя предварительно посвященныя имъ передачи по мѣстному радіо и телевидѣнію (такъ онъ и съ будущей женой познакомился - она тамъ на радіо работала), статьи въ "Красноярской правдѣ", завлекательныя афиши и т.п. Стригъ и поливалъ, стригъ и поливалъ. Я не знаю, сколько на это ушло времени, но симфоническая публика въ Красноярскѣ появилась.
http://platonicus.livejournal.com/311069.html
Collapse )