May 28th, 2017

geo

Откуда в мире взялись вещи, или проблема gavagai

В изучении семантики существует проблема, более известная как «проблема gavagai», пользуясь выражением Куайна. Она связана с обсуждением возможностей индуктивного приписывания значений. При столкновении с новым словом, относительно которого даже имеется остенсивное указание на объект, крайне трудно догадаться о значении слова. Дети делают это постоянно, мы часто и сами так умеем, но как это можно представить теоретически- почти нет идей.

Гипотезы перебора значений не соответствуют фактам, а других идей практически нет. Предложенное решение выглядит заплаткой: мы можем им пользоваться, но не знаем механизма осуществления. А именно, можно утверждать, что эта проблема семантики является частным случаем более общей проблемы выделения объекта. Объект воспринимается как целый, выделяются не свойства его, не части и не функции – мы как-то умеем выделять в мире целые объекты.

Можно сказать, что это – подарок биологической эволюции, мы эволюционировали в этом мире и потому мы каким-то образом умеем распознавать объекты этого мира как целые. Это положение называется гипотезой целостности объекта (Carey, 1978) и позволяет обойти «проблему gavagai». Итак, мы интуитивно умеем ухватывать устройство мира и понимаем, какие в нем объекты, хотя не можем придумать правила, которые позволили бы формализовать это знание.
Collapse )
Тут интересно вспомнить, как приходило понимание в тех случаях, когда вот хоть убейся не понятно. Как удавалось обучить другого (ученика? ребенка?), что именно помогало проломить непонимание - когда оно было действительно сильным, было связано не с сиюминутной ленью или ошибками, а было именно непониманием, до визга - ну не понимаю я этого, ну не может этого быть.. Кто проходил такую стенку сам или проводил сквозь нее другого - как описать опыт обретения понимания? Это были логические проблемы, не хватало формализованности мышления - или это были какие-то иные трудности?