September 19th, 2018

geo

К разговорам о конце вечноцветущего знания

Когда заходит речь о "конце науки" или "что-то у нас совсем нет великих открытий", возникает такая картина. Более общий взгляд указывает на совсем уж глобальные события - типа "последним великим достижением были компьютеры, больше из мешка ничего не вываливается". Тут речь не о науке, а об изменяющих привычную жизнь технических внедрениях. И на это закономерно отвечают: смартфон. А если речь именно о науке, приходится обращаться к частностям, неведомым непрофессионалам, и специалисты делятся: было недавно такое-то свершение, такое-то открытие. О нем не слышали, но, по мнению специалистов, такую-то область оно перевернуло. Нет конца науке.

Это о всей науке. С конкретными науками не так, но и о том, что какая-то конкретная наука кончается, узнать ничего невозможно. Не принято в нашей цивилизации говорить, что какая-то наука скончалась или плохо себя чувствуют. Они цветут и цветут, а потом о них как-то подзабывают, а потом вдруг их обнаруживают в списке: давнопрошедшие заблуждения. Как астрология-френология. Хотя вот нейробиологи пишут, что неофренология вполне валидна, отличается от старой методами и претендует на статистическую значимость выводов, не на "буквальную"; зато, говорят, работает. Так что даже оказавшись в списке заблуждений, наука не безнадежна. Глядишь, еще отомрет.
Collapse )
Совсем коротко: (по области биологического знания) сейчас в самом быстром расцвете науки, возникшие в начале или середине ХХ в. (так мне кажется). А науки, возникшие в XVIII-XIX вв., - в медленной стагнации (это если не читывать те, которым нужны современные технологии только чтобы работать с объектами). Лицо науки меняет выражение, области знания, прежде значительные, уходят в тень, их вопросы забываются, они вроде и есть, но они уже в прошлом, хоть и живы; и появляется под старым названием "биологии" довольно новое образование.