August 8th, 2019

geo

Копии как оригиналы

Сейчас работает порядок смотрения/чтения, а не порядок изобретения. Речь вот о чем. До недавнего времени культура состояла из классики и добавленных к ней "новых современных произведений". Там была сложная игра, в которой часть прежних новых забывалась, часть вписывалась в классику, классика становилась многослойной - не будем касаться всей этой сложной кухни. Классика - это, конечно, та совокупность произведений, которые известны "всем". То есть все квалифицированные потребители культуры классику знают, а неквалифицированные маргинальны. В этой ситуации есть великие творцы каких-то новых изобретений в искусстве. Кто-то создает оригинал, за ним тянется хвост копиистов-подражателей. И из самой ситуации общеизвестной классики (повторю: общеизвестной, хотя она была известна полутора процентам населения, но прочие проценты были элементарно неграмотны) вытекало положение: мы ценим первое, оригинальное осуществление, сделанное великим мастером. А что потом печатают на обертке для мыла - это уже не важно. Тем самым зрительское восприятие следовало хронологии творимого. С всевозможными отклонениями, о которых можно говорить бесконечно, но дело не в деталях. То есть мастер впервые открывал некий прием, свежую сцену, архетипическую ситуацию и т.п., а читатель/зритель знал, что именно вот это - великий оригинал, а вон то - хоть и выглядит поновее - всего лишь повторение, с такими-то искажениями.

Мир изменился. Исчезли социальные слои, воспроизводящие обучение с опорой на классику. Исчезло понятие классики, уничтоженное омассовлением образования, унификацией, демократизацией и прочими важными процессами. Больше нет общеизвестного запаса произведений, которые все знают и, опираясь на которые, можно разговаривать и передавать мысль. И больше нет унифицированной публики - зрителей/читателей, есть множество равноправных традиций, у каждой свои кумиры. К чему это приводит? В качестве оригинального открытия воспринимается нечто принципиально вторичное.

Поскольку больше нет классики с признанным порядком открытия чего-либо, истинной хронологией выступает порядок смотрения каждого читателя. Или порядок смотрения, утвержденный и признанный в кружке ценителей некой локальной традиции. И оригинальным открытием, значимым для всей ведомой культуры выступает теперь некая локальная точка, в которой данный зритель (или данный кружок зрителей) увидели нечто. В самой ясной форме это можно видеть, когда, например, человек, который посмотрел фильмы про Гарри Поттера, считает открытием некую сюжетную ситуацию или образ героя - и отказывается признавать, что это взято из книги: он вообще почти случайно узнал, что там еще какая-то книга была и не читал ее. И потому строит длинные рассуждения о новаторстве, опирающемся на некий поворот в фильме.

(c) zh3l

Эта же ситуация повторяется раз за разом и в значительно больших масштабах. Collapse )