August 19th, 2020

geo

Новые мифы

Читал найденную незаурядную книгу - М. Пащенко, Сюжет для мистерии: Парсифаль - Китеж - Золотой Петушок (историческая поэтика оперы в канун модерна). 2018.

Незаурядные книги видны издалека. Они выше своих тем; скажем, книги Арнольда (популярные) имеет смысл читать всем, независимо от степени тупости в математике: вдруг в уме просквозит и что-нибудь станет понятно - даже и вне связи с непосредственным содержанием книги. Такое встречается - в этом блоге я несколько раз рассказывал о незаурядных книгах, странных, непривычных, часто непризнанных профессионалами - или, напротив, сразу становящихся классикой.

О чем эта книга Пащенко... Ну да, можно написать что-то о содержании. Опера, Вагнер и вагнерианство, драма Парцифаль, рецепция у Римского-Корсакова, создание русского мифа... Не интересно? а потому что это так не передается. Так можно объяснить только заурядную книгу, а такую - нет, содержание тут играет иную роль.

Книга трудная для читателя. Автор был в тяжком положении. Предмет его изложения знают немногие профессионалы, и они настроены против его концепции, причем совсем против - типа "так нельзя смотреть, это будет чушь". Тем самым книгу для профессионалов писать нельзя и незачем - они фыркнут, и всё. Есть широкий круг любителей- зрители, публика оперы. Книга ведь об опере, о немецкой и русской опере... Много любителей оперы? очень? Опять же, рассчитывать, что книга - для поклонников оперного искусства - не очень хороший ход. Там многое сильно выступает далеко за тематику оперы. Книга популярная и для всех..... Но в сложно объясняемом смысле. Проще всего сказать так: она требует от читателя уровня, но не специальных знаний (в искусствоведении, филологии, истории культуры и пр.), а просто - уровня. Иначе ее не прочесть. Автор не стал приспускать уровень для читателя - пусть прочтет тот, кто сможет. Он говорит на естественном для него языке и чувствуется: для него этот язык прост, это не умовыкручивательные обороты, автор в самом деле думает таким языком. Другое дело, что для многих читателей этот его естественный умственный уровень покажется шумом, бессмысленной болтовней и пустым плетением словес.

Так что книга трудная для чтения - причем "всем", и при этом - "популярная", поскольку автор говорит - если вдуматься - вполне ясные вещи, не злоупотребляет терминами, поясняет реалии - конечно, это не специальный текст, рассчитанный на специалистов. И в то же время назвать такой текст популярным - ну очень странно. Тут стоит проблема современной популяризации: для чего она? В XIX в. это не было проблемой, и сейчас популяризаторы обычно просто повторяют анахронические аргументы просвещенцев из позапрошлого века. Сейчас популяризация знаний - проблемна. Для кого? Кто этим интересуется? Кто сможет это читать? И многие другие очень непростые вопросы. Представьте только самую первую ступеньку ответа: образ результата ответа на вопрос. На эти вопросы (о назначении популярной книги) отвечают названиями социальных групп. Для школьников. Домохозяек. Студентов. Научных сотрудников. То есть ответ формулируется как список социальных групп, которым назначен продукт - популярная книга. Но социум сейчас очень меняется, социальные группы в нем многие - умерли, многие - совсем новые, еще без названий. Можно ли отвечать названиями групп? А вообще - может быть, надо названиями не социальных групп, а - психологических? Или - этических? То есть популярный текст в XXI веке назначен не "людям интеллектуального труда других специальностей", не "студентам и аспирантам", а - людям с определенным типом намерений относительно своей жизни, с определенным устройством личной этики. Может так быть? И там дальше еще столько же непонятностей в ответе на самые простые вопросы про популярную литературу.

Так вот - содержание. Collapse )